О трудностях майданов в XVI веке

Удивительно, как человечество в разных странах наступает на одни и те же грабли..))) Хотя вроде люди сейчас с айфонами, ынтронетами, даже Маккиавеллиев читали..)))

Открываем Александра Дюма "Сорок Пять". Граф де Майен обсуждает с киевскими парижскими активистами буржуа свержение Януковича Генриха III:


- Что ж, пусть так, допускаю, что вы правы: начальник ночной стражи
убит, политиканы уничтожены, городские власти исчезли, - словом, все
преграды пали; вы, наверное, уже решили, что вы тогда предпримете?
- Мы установим правительство честных людей, какими сами являемся, -
сказал Бригар, - а дальше нам нужно только одно: преуспеть в своих мелких
торговых делах да обеспечить хлебом насущным своих детей и жен. У кое-кого
из нас, может быть, и явится честолюбивое поползновение стать квартальным
надзирателем или командиром роты в городском ополчении. Что ж, господин
герцог, мы займем эти должности, но тем дело и ограничится. Как видите, мы
нетребовательны.
- Господин Бригар, ваши слова - чистое золото. Да, вы честные люди, я
хорошо это знаю, и в своих рядах вы не потерпите недостойных.
- О нет, нет! - раздались кругом голоса, - Только доброе вино, безо
всякого осадка.
- Чудесно! - сказал герцог. - Вот это настоящие слова. А скажите-ка вы,
заместитель парижского прево, много ли в Иль-де-Франсе бездельников и
проходимцев?
Никола Пулен, ни разу не выступавший вперед, словно нехотя, приблизился
к герцогу.
- Да, монсеньер, их, к сожалению, даже слишком много.
- Можете вы хотя бы приблизительно сказать нам, сколько вы насчитываете
подобного народа?
- Да, приблизительно могу.
- Так назовите цифры.
Пулен принялся считать по пальцам.
- Воров - тысячи три-четыре; тунеядцев и нищих - две - две с половиной,
случайных преступников - полторы - две, убийц - четыреста - пятьсот
человек.
- Хорошо, вот, значит, по меньшей мере шесть - шесть с половиной тысяч
всевозможных мерзавцев и висельников. Какую религию они исповедуют?
- Как вы сказали, монсеньер? - переспросил Пулен.
- Я спрашиваю - они католики или гугеноты?
Пулен рассмеялся.
- Они исповедуют любую религию, монсеньер, - сказал он, - или, вернее,
одну: их бог - золото, а пророк его - кровь.
- Хорошо, так, значит, обстоит дело с убеждениями религиозными. А что
вы скажете о политических? Кто они - сторонники дома Валуа, лигисты,
ревностные политиканы или друзья короля Наваррского?
- Они - разбойники и грабители.
- Не думайте, монсеньер, - сказал Крюсе, - что мы возьмем в союзники
подобных людей.
- Конечно, не думаю. Но именно это-то меня и смущает.
- А почему это смущает вас, монсеньер? - с удивлением спросили
некоторые из членов-делегации.
- Ах, господа, поймите же, дело в том, что эти люди, не имеющие
убеждений и потому не примыкающие к вам, увидят, что в Париже нет больше
начальства, вооруженных блюстителей порядка, королевской власти - словом,
ничего того, что их все же обуздывало, и примутся обчищать ваши лавки,
пока вы будете воевать, в ваши дома, пока вы станете занимать Лувр; то они
будут на стороне швейцарцев против вас, то на вашей - против швейцарцев,
так что всегда окажутся победителями.
- Черт побери! - сказали, переглядываясь, депутаты.
- Я полагаю, это вопрос немаловажный и стоит над ним поразмыслить, не
так ли, господа? - сказал герцог. - Что до меня, то я им весьма занят и
постараюсь найти способ устранить эту беду. Ибо девиз моего брата и мой -
ваши интересы выше наших собственных.
У депутатов вырвался одобрительный шепот.
- Теперь, господа, позвольте человеку, проделавшему двадцать четыре лье
верхом ночью и в течение дня, поспать несколько часов. В том, чтобы
выждать время - опасности нет, во всяком случае, - а если бы вы стали
действовать, она бы возникла; может быть, вы другого мнения?
- О нет, вы правы, господин герцог, - сказал Бригар.
- Отлично.
- Разрешите же нам, монсеньер, смиренно откланяться, - продолжал
Бригар, - а когда вам угодно будет назначить новую встречу...
- Постараюсь сделать это как можно скорее, господа, будьте покойны, -
сказал Майен, - может быть, даже завтра, самое позднее - послезавтра.
И, распрощавшись наконец с ними, он оставил их в совершенном изумлении
его предусмотрительностью, обнаружившей опасность, о которой они даже не
подумали.

http://george-rooke.livejournal.com/246616.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags:

Leave a Reply