Покончив с третьей плиткой, он раздумал брать Лозовую.

Этот замечательный мальчик, лет четырнадцати, спал в коридоре прямо на полу, засунув голову в жестяное ведро для того, чтобы проходящие не наступали ему на щеки.
Одет он был в солдатскую шинель с подвернутыми рукавами и весь крест-накрест и поперек туловища - обмотан пулеметными лентами. К поясу у него были привязаны ручные гранаты, обвязанные тряпицами, под рукою лежала винтовка с примкнутым штыком. Кроме того, на нем были огромные рваные сапоги и шпоры на цепочках.
Никита с уважением разглядывал столь сильно вооруженного мальчика,- не удержался и потрогал колесики на шпорах. Тогда мальчик вытащил голову из ведра, взялся за гранаты, поддерживая их, с громом и звоном сел на полу, зевнул и сказал Никите лениво:
- Вот я тебя выкину в окошко,- будешь на меня пялиться.


Затем полез в карман за табаком, но табаку не нашел, сдвинул папаху на затылок и опять поднял курносый нос, уставился на Никиту круглыми, светло-голубыми, как у галки, глазами:
- Угости папиросой.
- У меня только шоколад с собой,- сказал Никита, краснея от того, что из-за шоколада вооруженный мальчик будет теперь презирать его всю жизнь. Мальчик, не презирая, съел шоколадную плитку с необыкновенной быстротой.
- Знаешь, кто я такой? - спросил он.- Вот то-то, что не знаешь, а суешься со мной разговаривать. Я Василий Тыркин, махновец, слыхал?
- Еще бы,- поспешно ответил Никита.
- Дай мне другую плитку,- приказал Василий Тыркин,- этот самый шоколад у нас в ударном батальоне мы нипочем не считаем.
- Вы сейчас в отпуск едете?
- Наш отряд погиб геройской смертью под Екатеринодаром. Я один ушел,ну, уж зато сколько я врагов переколотил,- сосчитать нельзя. Гляди,- шинель дырявая, сунь палец в дыру,- это все пули, штыковые удары.
- Что же вы теперь хотите делать?
- Тебя это не касается, что я стану делать. Я план обдумываю. Какие у нас города на пути?
- Скоро Лозовая будет.
- Лозовая так Лозовая... Вот надо собрать человек с полсотни, да и занять ее с боем. Хочешь ко мне под начальство?
Мурашки зашевелились у Никиты на спине под курткой. Но с видимой бодростью он согласился идти под начало. Василий Тыркин обещался его не бить: "Ныне это оставлено,- буду к тебе применять нравственное воздействие". Но, покончив с третьей плиткой, он раздумал брать Лозовую.
- Одна беда,- возни потом полон рот: республику надо объявлять, властей ставить на места, а этого я страсть не люблю,- я человек военный.
У Никиты отлегло от сердца: несмотря на присутствие духа, ему все же было страшновато брать с боем город.

(Алексей Толстой. Необыкновенные приключения Никиты Рощина).

http://atma-raga.livejournal.com/161008.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , ,

Leave a Reply