Халед Хоссейн «Бегущий за ветром»

Чуть раньше я уже писала, что читаю книгу Халеда Хоссейна (да простит меня автор, если его фамилия не склоняется) "Бегущий за ветром". Как ни странно, это первая его книга, которую я читаю. В списке "To read", который меня приучил составлять Рома, ещё висит и "Тысяча сияющих Солнц" и "Эхо летит по горам".
Но, как-то после "Бегущего", я задумалась о необходимости данного чтения.
Халед Хоссейн замечательно пишет. Он заставляет читателя почувствовать вкус кебабов на улице Кабула, услышать шорох змеев в небе над Вазир-Акбар-Ханом и ощутить горечь предательства лучшего и единственного друга.
Действие книги происходит в Афганистане в 1975-2001 годах. Главный герой называет себя и своего друга Хазарейца "последним поколением афганских детей, которые не выросли под бомбежками". Потом пришла демократия, затем советы, а после них - талибы. Те самые ребята, которые разнесли статую Будды, небоскрёбы в США и постоянно пугают окружающий мир святой войной. И все эти события передаются сперва глазами мальчика-очевидца, а потом взрослого-мальчика - беглеца.
Как я уже говорила раньше - до 250ой страницы всё было хорошо. То есть, конечно же, не совсем хорошо, но читать было интересно, гармонично и приятно.
А потом "Остапа" реально понесло. Зря он, на мой взгляд, сделал маленького друга-хазарейца братом главного героя. Теперь спасать из афганского ада надо не "сына друга детства", а родственника. Отношение совсем иное. Помнится, что-то в Коране говорилось про родственников и тех, кто не помогает им. Так что искупление уже не видится искуплением, которое приведет к добродетели, а кажется чем-то вроде обязательной лямки, которую хочешь-не хочешь, а тянуть прядётся.
В общем и целом - книга хорошая, читабельная и, в моём концепте мира, она относится к тем творениям, которые нужно читать ради чтения.

«В детстве Али и Баба были товарищами по играм (пока полиомиелит не изуродовал Али ногу) – совсем как я и Хасан, следующее поколение. Баба любил рассказывать о проказах, которые они учиняли вместе, но Али всегда только головой качал.
– Ага-сагиб, вы им лучше скажите, кто был заводилой, а кто – простым исполнителем?
Баба в ответ лишь смеялся и обнимал Али за плечи.
Так– то оно так. Только ни разу он не назвал Али своим другом.
Странное дело, я ведь в глубине души тоже не считал Хасана другом в обычном смысле слова. Неважно, что мы сообща учились ездить на велосипеде «без рук» или на пару сооружали фотоаппарат из картонной коробки. Неважно, что зимой мы с Хасаном вместе запускали воздушных змеев чуть ли не каждый день. Да, тонкокостная фигурка бритоголового мальчика с низко посаженными ушами и вечной улыбкой на изуродованных губах в некотором роде олицетворяла для меня Афганистан, ну и что? Все это бледнело перед лицом исторических и религиозных предрассудков. В конце концов, я пуштун, а он хазареец, я суннит, а он шиит. И никуда тут не денешься. Никуда».
***
«Однажды живущий по соседству мальчишка-индус, чья семья недавно перебралась в Кабул, гордо поведал нам, что у него на родине бои воздушных змеев проходят по строгим правилам: каждый участник с выделенной ему площадки, за пределы которой ему выходить нельзя, запускает своего змея под определенным углом к ветру. А лесы из металлической проволоки и вовсе запрещены!
Мы с Хасаном только расхохотались в ответ. Маленький индус еще не осознал того, что британцы поняли уже давненько, а Советы познали в конце восьмидесятых: афганский народ любит свободу! Афганцы превозносят обычаи и не выносят правил. Бои змеев – прекрасный пример: запускай змея и бейся как сможешь. Правил – никаких. Удачи тебе, боец.»

http://its-kitenok.livejournal.com/307087.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags:

Leave a Reply