Хорошие книги 2014. Лето

Стефан Цвейг «Нетерпение сердца»
 photo Zveig_Neterpenieserdca_zps5ea5a67d.jpg

«О том, каким ты был четверть века назад, можно говорить так, словно это касается кого-то другого».

Юнас Юнассон «Сто лет и чемодан денег в придачу»
 photo Yunas_Yunasson__Sto_let_i_chemodan_deneg_v_pridachu_zpsae5696e8.jpg

«В умении заворожить слушателей своими историями вряд ли кто мог сравниться с моим дедом, маминым отцом, когда тот усаживался на лавочку у крыльца, чуть подавшись вперед и опираясь на палку, с полным ртом табачной жвачки.
– Но дедушка, – изумлялись мы, внуки, – неужто все это так и было на самом деле?
– Кто одну правду сказывает, того и слушать не стоит, – отвечал дед».

Чингиз Айтматов «Джамиля»
 photo AitmatovDjamilya_zps2b69253c.jpg

«И мне вдруг стали понятны его странности, которые вызывали у людей и недоумение и насмешки, – его мечтательность, любовь к одиночеству, его молчаливость. Я понял теперь, почему он просиживал целые вечера на караульной сопке и почему оставался один на ночь у реки, почему он постоянно прислушивался к неуловимым для других звукам и почему иногда вдруг загорались у него глаза и взлетали обычно настороженные брови. Это был человек глубоко влюбленный. И влюблен он был, почувствовал я, не просто в другого человека; это была какая-то другая, огромная любовь к жизни. К земле. Да, он хранил это любовь в себе, в своей музыке, он жил ею. Равнодушный человек не мог бы так петь, каким бы он ни обладал голосом».

Ирвинг Стоун «Жажда жизни»
 photo StounZhazhdazhizni_zps0f319df0.jpg

«– Вы можете уехать в Лондон и стать там проповедником, или служить в магазине, или крестьянствовать в Брабанте. Чем бы вы ни занялись, вы все будете делать на совесть. Я чувствую в вашей натуре что-то очень хорошее, вы станете настоящим человеком. Вероятно, вы не раз будете считать себя неудачником, но в конце концов выразите себя, и это будет оправданием вашей жизни».

Стефан Цвейг «Двадцать четыре часа из жизни женщины»
 photo Stefan_Tsvejg__Dvadtsat_chetyre_chasa_iz_zhizni_zhenschiny_zps1e46a49f.jpg

«Вероятно, только в неповторимые минуты их жизни у людей бывают такие внезапные, как обвал, стремительные, как буря, взрывы страсти, когда все прожитые годы, все бремя нерастраченных сил сразу обрушиваются на человека».

Элизабет Страут «Эми и Исабель»
 photo StrautAmyiIsabel_zps90afbc58.jpg

«– Эми, ты не хочешь чего-нибудь поесть?
Но Эми просто мотнула головой, не в состоянии выговорить ни слова из-за внезапно нахлынувшего невысказанного сострадания к матери. Но Исабель на всю оставшуюся жизнь запомнится равнодушный кивок, подтверждающий, что девочка потеряна для нее, ибо основы материнства (а что может быть важнее кормления?) отвергаются. Девочка сама принимает решения, птенец вот-вот вылетит из гнезда».

Василий Шукшин «Любавины»
 photo Vasilij_Shukshin__Lyubaviny_zpsef690a9a.jpg

«Может быть, детская цепкая память схватила на всю жизнь образ дома, может быть, он его выдумал, этот дом, но дом был точно такой, Родина... Что-то остается в нас от родины такое, что живет в нас на всю жизнь, то радуя, то мучая, и всегда кажется, что мы ее, родину, когда-нибудь еще увидим. А живет в нас от всей родины или косогор какой-нибудь, или дом, или отсыревшее бревно у крыльца, где сидел когда-то глухой весенней ночью и слушал ночь...»

Эдуард Веркин «Облачный полк»
 photo VerkinOblachnyipolk_zps66c6bbee.jpg

«...старался смотреть вокруг, думать о шишках, об иголках, о цвете неба, стараясь занимать голову тысячей мыслей, поверхностных и гладких, и не пускать, не пускать. И приучился не пускать, давить ненужную, больную мысль другими, необязательными и легкими, а даже и тяжелыми, но только не теми. Научился бороться с посторонним звуком, а глаза закрывать было вообще легко, я их закрывал с первого дня. Я не помню, и не хочу...»

Владислав Крапивин «Мальчик со шпагой»
 photo Vladislav_Krapivin__Malchik_so_shpagoj_zps32c21e36.jpg

«Никогда-никогда ни один взрослый человек не ударил Сережу. И никогда Сережа не знал, что такое страх перед возвращением домой. Всякое бывало: и двойки, и записи в дневнике, и порванные штаны, и утонувшие в реке ботинки, но дом всегда оставался добрым. Это был его дом – свой, надежный. И не могло там случиться такого, чего надо бояться».

Агата Кристи «Бремя любви»
 photo KristiBremyalubvi_zps1a5b9723.jpg

«Вы должны не забывать прошлое, а хранить его там, где ему положено быть – в памяти, но не в повседневной жизни. Вы должны принять не наказание, а счастье. Да, моя дорогая, счастье. Перестаньте только давать, научитесь брать. Бог поступает с нами странно – сейчас Он вам дает счастье и любовь, я уверен в этом. Примите их с кротостью».

http://iz-antverpena.livejournal.com/134088.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags:

Leave a Reply