Эгладор! часть 2

Первую часть читать здесь
Первое, что сделала, приняв новую жизнь - обновила гардероб (не ходить же как цивил?!). Свои штаны решила расшить. Шить категорически не умела, как впрочем и вышивать. Что смогла - сделала. От привычного «Толкиен жив» или «Толкиен forever», пошла дальше — вышила даже что-то рунами вроде патетического «О, Валинор!».
Еще обратила внимание, что многие уважающие себя эгладорцы, носят на голове полоски. Моя подруга, сумеречный эльф Айрэн (в миру Маша) — тоже хоббитского вида юная «дева», не старше 15 лет, с плащом из цветной простыни осведомила - «Хайратник». Хайратник — стал новой бедой для учителей и соседей, которые твердо уверовали, что я попала в секту, и почти на грани того, чтобы спиться или сколоться. Эти "полоски" у меня были разные — из бисера, из кожи, из тесемочек. И главную миссию выполняли - повергали в инфаркт родственников, продавцов и знакомых родителей, и стали тем, что вознесло меня на высоченные миры Лотлориена и прочих божественных мест.
Были выволочены из стенного шкафа родителей все бабушкины юбки, тряпки и платья. Эльфов называли, между прочим, занавесочниками. Я не стала идти против традиции, расширив ее шторами, наволочками и кружевами.
Рюкзак же, который перекочевал от старшего брата в мои руки, был мгновенно исписан замазкой. Вначале на нем значились высокопарные фразы на эльфийском и с переводом на русский. По мере накопления опыта пребывания в Нескучном, надписи и атрибутика усложнялись, и к ним добавились неожиданно новые - «Цой жив», «Бутусов — да!» и прочий хрестоматийный ужас.
Отдельный разговор о фенечках (браслетах, если кто-то еще это знает). У меня на каждой руке их было по локоть, что в последствии родилась шутка: "Нимродэль, раздевайся до фенечек". Летом, я их само собой не снимала, и руки до локтя у меня были абсолютно сметанными, на фоне угольного тела. Феньки в Крыму выгорали, просаливались до каменного состояния и теряли свой божественный вид. Поэтому периодически приходилось их обновлять. Но их количество потрясало всегда даже бывалых хиппи. Найду фотографии - выложу, чо уж, позориться, так с музыкой.
В общем вид у меня был что надо.

Музыка

Почти сразу с первого дня пребывания у библиотеки в Нескучном саду, стало ясно, что «менестрели», поющие на убитых ленинградских гитарах, пели, а чаще даже просто орали, в основном репертуар Цоя, Наутилуса и т.п. До этого я, честно говоря, ничего не знала о «Звезде по имени солнце» - и не догадывалась, что эту песнь написал Цой, и не при раздумьях о том, почему эльфы ушли из Средиземья, а во время съемок фильма «Игла». Я быстро заучила слова, чтоб можно было подвывать на «сейшенах». Потом репертуар пополнился и другими песнями других групп. Копила деньги, а потом ходила по каким-то подвальным магазинам и покупала кассеты.
Между прочим, на Эгле было много своих сочинителей, которые пели под «лютню». Хотя более удачное использование подобных «арф» — доски для резки колбасы. Они, в смысле «менестрели», концерты устраивали, или «битвы» - Менестрельники. Все стерто в моей памяти, но вот "Морию", переделанную из грузинской "Гории" помню до сих пор.
На менестрельниках как правило бывали по большей части дивнючие 90 уровня. Т.е. это были теже занавесочники, типо меня, которые тоже патетически вздыхали, но у них уже всё давно " было не то" и они редко приходили на Эгл. И относились к нему высокомерно. Потому что обмельчал. А они очень высокодуховные, да
И когда пели, закрывали глаза и сильно трясли грифом. Слушать их надо было обязательно вдумчиво, и как бы размышляя над бренностью мира.

Жаргончик

Использовали речь героев всех популярных на тот момент книг фэнтези.
- Всех слез Ниенны (что-то вроде ангела скорби) не хватит оплакать этот мир! - так я вещала, поднеся картинно руку к голове и ужасаясь окружающему миру.
(Господи, никому и никогда не говорите об этом)
Или вот когда кто-то просил прикурить, просил «Барлога» (демона огня - ну который замочил в первой части Гэндальфа). Ругаясь, использовали словечки, присущие персонажу — «Мелькор, меня подери». Пили конечно же не Жигулевское или Балтику 9, а конечно же эль.
Ну и само собой все толчки, как матерые советские хиппи, мечтающие о капитализме, постоянно использовали исковерканные английские словечки. Речь «существа» была набита словами типа «хайратника», «сейшена», «пипл», «хайр» и т.д.
Если ты вдруг хотел в туалет, ты говорил так - «Пипл, я в дабл». Если неподалеку был МакДональдс, то это лучшее место для дабла — Макдабл. Приняв новую жизнь и пройдя второе рождение, я, как и любой недавно обращенный член элитной группы приобщалась ко всему новому. Подобно тому, как высшая каста в Индии брахманов, или даже кшатриев и вайшиев (т.е. всех дваждырожденных), которые каждым своим жестом, видом и одеждой подчеркивали своё отличие от других, толкиенисты создавали свою мифологию. И сленг — просто необходим.
Встречались мы обычно в шесть часов вечера в четверг с друзьями у Голубого неба — тупик на станции метро Октябрьская кольцевая. У "Небушка".
Откуда потом я летела жить «настоящей жизнью». У меня был длинный хайр, покрытый хайратником, на шее висел ксивник (кошелек), за плечами висел «дрын» из лыжной палки, на ногах были расшитые клеша, а руки были в фенечках.

Хиппи и толчки

На самом деле сложно было отделить одних от других. Толкиенутых можно было встретить и в переулках Арбата у стены Цоя, и на празднике первого июня —  традиционный сбор волосатых в Царицыно возле тогда еще развалин дворца. Хиппи впрочем тоже приходили на сейшены толчков. И те, и другие были «неформалами», а следовательно своими, нецивилами.
Среди посетителей Эгла были даже панки и металлисты, ага. Встречались «грозные» молодые люди во всем черном, с длинными сальными волосами, в косухах и джинсах, заправленных в высокие ботинки. Многие нефоры, конечно, презирали толчков, считая их придурками. Но приходили - конечно же, бухать.
Дивнючие, которые 90 уровня, всех тоже труба шатали и презирали. Но все равно ходили, и беспрерывно охали от падения нравов. Среди них были совсем старые - Сторожилы. Это люди вообще за пределами моей досигаемости. Поэтому мой удел продолжал быть "Мымродэль, иди в бордэль".
Но я все равно всерьез верила в жизнь эльфов, жила Властелином колец, да и вообще тонкая натура, чо.

Через некоторое время пребывания на Поганище (вариации названия прекрасного Эгладора) подружилась с двумя нимфами, одна из которых себя обозначила как следующее воплощение Джона Леннона, другая назвалась Джорджем Харрисоном. Поскольку тогда Джордж был еще жив, она не акцентировала внимание на реинкарнации. Из деликатности, я проблему не поднимала, боясь показаться несведущей. Эти «живые-мертвые» легенды показали мне одну из точек сбора хиппанов — Стрелу на ВДНХ, где я узнала Майкла (Мишку) и Молли (Маринку).
Джон, симпатичная конопатая девушка, действительно чем-то походила на Леннона.
Джон: Когда я был маленький, я помню, как мой папа зашел в комнату и сказал, бледнея: «Джон умер». Мне было всего полгода, и я это помню.
Джордж, смачно затягиваясь сигаретой: Круто, Джонни.
При этом сильно прищуривая глаза, и кивая видом человека познавшего добро и зло, и уже успевшего устать от жизни - всё тлен.
Я была не в курсе сложных процедур концепции переселения душ, но чуяла неясность - в какой такой момент Леннон должен был вселиться в девушку, которая уже была на момент его смерти?
На Эгле, кстати, довольно много можно было встретить девушек, называющих себя в мужском роде. При этом с ориентацией у них, как правило было все в порядке. Такое мироощущение.
Джорджа, потом спустя года четыре случайно встретила в коридоре первого гума в универе. Позвала, но она не узнала меня. Хотя полагаю, просто не хотела позориться перед друзьями за прошлое.

Будни Эгладора

- Мою ауру пробили. Надо что-то делать.
- Я был в астрале.
- Такой диалог между новыми друзьями хоббитом Пиппином и темным эльфом Бариеном услышала как-то вечером. Что такое астрал вообще не знала.
- Я тоже был в астрале — очень серьезно продолжил Бариен.
- Блин, ну ты же знаешь, что это опасно, зачем опять залез? Помнишь, что с тобой было?
Я представила, как Бариен — длинноволосый, с усами, прыщавый брюнет, с дырявой аурой пытается пролезть в опасный астрал.
- Надо выпить пива — подытожил Пиппин.
- Пип, а что такое астрал? - тихо поинтересовалась я, стараясь не привлекать к себе
внимание.
- Когда ты выходишь за пределы своего тела — ответил тот, очень довольный что спросила именно его.
- А часто ты это делал?
- Не очень, это всегда очень выматывает — открывая зажигалкой «эль» - Охота крепкое, сказал хоббит, по паспорту Павел Иванович. Вид у него очень был вымотанный - по астралу же лазил, сами понимаете. Не пресс качать.
Разговор был настолько серьезен, что никто само собой не улыбался. Весь оставшийся вечер астральные путешественники стояли в стороне. Остальные очень уважительно относились к пробитой ауре Бариена. Он считался признанным авторитетом по мистическим вопросам. Для меня они были просто недостижимыми богами.
Вообще, это типичный разговор на Поганище. Через один все разбирались в тайных окультных знаниях, увлекались вуду, магией и прочей мистикой. Вообще, там разбирались все во всём. Серьезно

Мир цивилов

В школу я, конечно же, ходила в таком же виде, как и на Эгл. Новогодняя ёлка, обвешанная растами, колокольчиками и прочей атрибутикой. Бренчала, звенела и приводила в ужас. Чтобы учителей передергивало, а младшие классы тыкали пальцем.
Чувствовала  себя, как и положенно любому подростку, очень одиноко. В моей школе толчков не было.
Учителя снисходительно относились к моему внешнему виду. Но для большинства взрослых людей, была сектанткой шибанутой на голову.
Некоторые друзья мамы даже втихую советовали обратиться к психологу. Хорошо, не к психиатру. Подкидывали газеты вроде «Жизнь» или «Московский комсомолец», с письмами доброжелательных тётушек о самоубийствах или сумасшедших «толкиенутых». Мама же удивительно стоически и легко переносила мои увлечения. Отдаю ей должное. Эльф? Ну эльф, как эльф. Ты занавеску эту не бери, давай я тебе лучше дам другую. Давай помогу клеша подшить.

Несколько лет назад сидели с друзьями и детьми и обсуждали воспитание. Не помню уж логику и нить разговора, но в какой-то момент зашла речь о том, что если подросток будет чудить, как родители должны на это реагировать. Из присутствующих никто не знал про мое толчковое прошлое, да и про настоящее тоже не очень в курсе... И тут спросили:
- Ну неужели ты разрешишь своему ребенку красить волосы в зеленый цвет? Это же кошмар!
- Да легко.
Повисла неловкая пауза
- Ну а моя дочь никогда и ни за что не будет красить волосы в зеленый!

Нескучный сад. Библиотека.
PB092396

http://littlehirosima.livejournal.com/43261.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , , , , , ,

Leave a Reply