Сторонники Аль-Каиды

22 мая 2016 года
Польша, Стары Керкуты
Варминско-мазурское воеводство
Тренировочный центр Агентства внешней разведки Польши
Секретный центр дознания ЦРУ

Самолет Гольфстрим с Министром безопасности Родины Солом Аренбергом – из Грузии сразу направился в Румынию через все Черное море, приземлился на побережье – но пробыл там совсем недолго, дозаправился и снова взлетел. Сейчас – его маршрут был короче и заканчивался в гражданском аэропорту Ольштын-Мазуры, находящемся ближе всего от нужного министру места. Там – министра Аренберга встречали польские высокопоставленные лица, в том числе генерал бригады, начальник польской внешней разведки, Станислав Каня.
Генерал был ростом под два метра, но в качестве служебного транспорта – у него была бронированная Шкода Октавия, даже не удлиненная – на большее в польском бюджете не хватало денег. Устраиваясь в машине, он заметил, как министр иронически смотрит на его попытки устроиться, и пошутил.
- Раньше было проще, у меня был большой военный внедорожник с водителем.
Кортеж машин тронулся, его сопровождал военный джип с пулеметом. После того, как началось на Украине - в Польше дороги стали небезопасными…
- Как долетели?
- Отлично – сказал Аренберг – просто замечательно. Я смотрю, вы привели аэропорт в порядок…
- Да. Хоть какое-то применение тому, что оставили русские…
Министр отстраненно подумал, что у полков все и всегда виноваты. Русские… немцы. Кстати – на этом месте в годы войны была школа особого назначения СД, органа Третьего Рейха более известного как Гестапо. Очень символично…
- А у вас тут как?
- Неспокойно – генерал вытер лоб – ждем нападения русских…
Неизлечимо…

Черный сайт – или место, находящее под контролем ЦРУ, и имеющее статус экстерриториальности – ранее находилось в самом аэропорту, в одном из ангаров - но после появления серии разоблачающих статей его пришлось перенести. В конце концов, аэропорт есть аэропорт, трафик через него очень большой и не уследишь, кто и куда сует свой нос. Потом, после того как нос все таки сунули, и Стары Керкуты были названы как «черная точка» в одной из газет – оборудование демонтировали и перенесли на саму базу подготовки польской разведки. Благо, это оборудование было в контейнерах стандартного типа, специально для того, чтобы его быстро перемешать по планете.
Смысла описывать эти контейнеры нет, их работа – хорошо показана в фильме «Немыслимое» /Unthinkable/ и «Нулевая видимость тридцать» /Zero Dark Thirty/. Правда, в последнем контейнеров нет, а есть только проволочные клетки. Но это база в Афганистане, там все на скорую руку было сляпано.
Министра Аренберга – воспринимали как важного посланника из США, и потому – ничего от него не скрывали. Его провели по класс–румам, оборудованным, в том числе и на американские деньги (конечно, не новый центр ГРУ ГШ, но так у Польши даже на приличные компьютеры денег не было). Похвастались проведенным в здании ремонтом, хотели выстроить личный состав – но министр сказал, что делать этого не стоит. Потом – повели на «черный сайт», показали контейнеры. Генерал Каня с гордостью сказал, что американские инструкторы подготовили уже пятьдесят польских оперативников для ведения «жестких допросов», причем все знают английский язык и большинство – знают один из языков противника – арабский, пушту, урду, фарси. Так что – как заверил генерал – американские оперативники теперь не участвуют в подобных допросах, и в этом смысле американской разведке обеспечена стопроцентная возможность «правдоподобного отрицания» - то есть, говорить на слушаньях в Конгрессе, или в Большом Жюри, где потребуется, что служащие Правительства США не принимали участия в пытках и не имели о них никакого представления.
У Сола Аренберга – было свое мнение и об этой практике, и о пытках в принципе. Он не верил в пытки, как в средство чего-то добиться – он в принципе мог согласиться с их необходимостью в отдельных случаях – но не с созданием пыточного конвейера, где все проблемы решаются пытками и ударами дронов. В СССР – тоже много пытали, и убивали – и к чему это привело? Использование силовых методов отвлекает от поиска ответов на много более важные вопросы – почему это происходит? Почему они с нами сражаются? Почему Аль-Каиде удается рекрутировать все новых и новых людей в свои ряды. Почему возникло Исламское государство? Почему огромное количество людей выходят на улицу, потрясая черными флагами джихада? Почему бреши в сетях террористов, которые проделывают американские спецслужбы – быстро закрываются. Кто и зачем финансирует джихад, в чьих интересах его продолжение? До тех пор, пока они не найдут ответа на эти вопросы – они уподобятся богатырю из русской сказки – тот рубил головы дракону, но на их месте – неизменно вырастали две новых, не менее опасных.
Что же касается неучастия американцев в подобных «допросах с пристрастием» - Аренберг подозревал, что созданная американцами машина дознания - вышла из-под контроля и все больше работает в своих интересах, а не в интересах страны – и часть сотрудников американских спецслужб – спелись с местными, созданными еще при коммунистах разведагентствами и нашли немало общих интересов, опять-таки не имеющих ничего общего с интересами США.
- Откуда вы берете людей со знанием восточных языков?
Генерал усмехнулся
- Наши войска сражались бок о бок с вашими и в Ираке и в Афганистане, господин министр. Поляки – любознательны и легко учат языки. Мы просто нанимаем бывших солдат, у нас ничего не пропадает. Поэтому, если вам будут нужны люди, со знанием языков, с военным опытом и стоящие совсем недорого – обращайтесь…
- Непременно.
Министр снял очки, неторопливо протер их.
- Вообще то, я приехал к вам по вполне конкретному делу, господин Каня.
- Будем рады помочь, господин министр.
- К вам, два дня назад – из центра в Румынии доставили некую персону… объект, как вы его называете. Аль-Дагестани. Я заинтересован во встрече с этим человеком, немедленно. И если встреча будет продуктивной – я его заберу.
Генерал помрачнел.
- Господин министр, произошла небольшая накладка?
- Какая именно накладка?
- Он не выдержал первого же допроса…

Морга в Стары Керкуты не было.
Труп – содержался в огромном холодильнике, в котором при необходимости, могло поместиться три – четыре тела, вертикально. Тело сейчас в нем было только одно, и это был Аль-Дагестани. Он висел в черном мешке для перевозки трупов, по знаку генерала – сопровождающий отдернул молнию на четверть. Аренберг вгляделся – да… это был Аль-Дагестани.
Из холодильника – несло могильным холодом. Это был обычный холодильник для небольшого ресторана, он не был приспособлен для содержания в нем трупов.
- Как это произошло?
- Неприятная неожиданность… на первом же допросе. Румынские коллеги не проводили с ним никаких действий, оставили до нас. Обычно, на первом допросе присутствует врач, он дает заключение об общем состоянии объекта и максимально возможном уровне воздействия. Но тут наш врач… пренебрег своими обязанностями и не вышел на работу… информация же требовалась срочно. И… вот.
- Запись?
- По предписанию заказчика запись допроса не проводилась…
- Генерал, пусть лишние люди выйдут.
Когда польские сопровождающие покинули помещение импровизированного морга – министр повернулся к генералу лицом – и он уже не выглядел как добрый еврейский дедушка. Очень нехорошо он выглядел.
- Для начала – ознакомьтесь вот с этим документом, генерал.
Генерал надел очки, начал читать, на глазах бледнея. Это было письмо за подписью президента США, причем подписью «мокрой».
- Прочли… Аренберг забрал из рук генерала письмо – а теперь я хочу знать, кто в восточноевропейском отделе ЦРУ позвонил вам и приказал умертвить этого человека?
- Простите?
- Вы все слышали, генерал – проговорил Аренберг – только не надо разыгрывать… я старый человек… и большую часть головоломки я уже знаю. Так что хорошо подумайте прежде чем играть со мной в игры.

- У нас… не все в порядке в собственных рядах мистер Каня. Но мы разберемся с этим. Точнее – я разберусь. А вот вы… вы в этом деле лишний элемент. Если вы скажете сейчас правду - я сохраню ваше имя в тайне, и вы будете проходить как неназываемый свидетель. Такие права у нас есть. Если же вы будете испытывать мое терпение – я прикажу поднять результаты контроля вашего телефона и посмотрю, кто и как часто вам звонил. И вы – будете соучастником тяжкого преступления в этом случае. Мы намекнем полякам, что не стоит омрачать наши союзнические отношения вашим… присутствием. Догадываетесь, что вас ждет?
Генерал догадывался. Автокатастрофа… сердечный приступ… пищевое отравление. Несмотря на то, что после победы антикоммунистических сил польские органы безопасности подверглись полной люстрации… все равно, даже новых людей кто-то должен был учить, верно? Восточная Европа есть Восточная Европа, традиции жестокости и радикального решения вопросов здесь не при коммунистическом режиме возникли – они закладывались столетиями. И ждать, что польские разведорганы вдруг станут такими же цивилизованными как западные… это просто глупо. У полковника Куклинского убили обоих сыновей, причем произошло это уже после падения Берлинской стены*.
- Я жду, генерал – напомнил Аренберг
- Адамчик – решился генерал.
- Адамчик? – удивился Аренберг – шеф пражской станции? Почему именно он? Как вы с ним познакомились?
- Он раньше работал в Варшаве. Был офицером связи при нас.
- Ясно. Это он предложил вам прикрывать друг друга и доставлять в Евросоюз наркотики военными самолетами – или вы ему?

- Я жду, генерал. Говорите правду, и вам ничего не будет. В США – всегда прощают того, кто сдал остальных, это называется «сделка с правосудием».
- Он
- С кем сейчас вы работаете? После того, как Адамчик ушел на Пражскую станцию.
- С ним же.
- То есть, на Варшавской станции последователей мистера Адамчика больше нет?
- Я ничего об этом не знаю, пан министр.
Аренберг подумал, что может быть так, а может и нет. Любая разведка – при возможности соблюдает правило «кто завербовал источник, тот его и ведет до конца». Смена кураторов отнюдь не приветствуется.
- Почему он приказал убить Аль-Дагестани?
- Не знаю.
- То есть, он приказывает вам убивать, а вы даже не спрашиваете его ни о чем?

- Дагестани был не первым?
Генерал снова не ответил – но молчание было красноречивее слов.
- Вы меня удивляете, генерал. Скажу честно – удивляете.
- Сами бы у себя порядок навели! – взорвался генерал Каня – этот Адамчик… я не знаю, от кого исходят приказы! Следовать приказам пана Адамчика – мне приказали с самого верха… как я мог отказать? А теперь вопросы задаете.
Аренберг – согласно покивал.
- Лучше поздно, чем никогда, генерал. Мы, конечно, проверим… но вы внушаете мне доверие, и это хорошо. У вас есть, что еще сообщить мне о неприглядных делах мистера Адамчика? Хорошо подумайте перед тем, как ответить «нет».

- Оружие…
- Оружие – какое, куда, откуда?
- Из Грузии. Новое и изъятыши. Сюда. Самолетами.
- Изъятыши – афганские?
Польский генерал кивнул. Аренберг – решил, что он не врет – изъятыши в Грузии были. ЦРУ – выбирало из гор оружия изъятого в Афганистане бывшее советское и перебрасывало его на территорию Грузии, создавая так называемый «депозит». Там же – это оружие ремонтировали, консервировали, при необходимости дорабатывали… оно было необходимо для поставок на территории СНГ всем режимам и боевым группам, занимающим антироссийскую позицию. Огромное количество оружия в Афганистане – было оставлено Советской Армией, и теперь эти стволы – нельзя было привязать к американским поставкам – а при необходимости, можно было обвинить в поставках и самих русских. Оружие поставлялось боевикам на Кавказ, в Украину, в Кыргызстан и еще много куда, где пока только тлело, но скоро полыхнет…
- Много?
- В месяц… два, иногда три самолета. Сто тридцатые.
Это значит – тонн пятьдесят в месяц. Солидно.
- Дальше куда?
- В Украину. За наличные.
- Кто покупатели?
- Я не знаю – генерал пожал плечами – там сейчас сам черт ногу сломит. Думаю, все у кого есть доллары…
- Ясно. Еще что-то?
- Поставки боеприпасов.
- Откуда?
- Босния. Тоже в Украину. У Адамчика там связи…
Генерал – лопнул, и теперь из него валилось… обильно.
- Получается, у вас тут оружейная лавка. Заходи кто хочет, покупай, что хочет. Так?
- Ну… не совсем так. Русам бы мы не продали…
Аренберг сомневался в этом… когда начинаешь торговать, становится все равно, кто покупатель. Лишь бы деньги были.
- Сейчас у вас содержатся люди, в которых заинтересован… скажем так… пан Адамчик.
- Нет.
- Точно – нет?
- Девой Марией клянусь!
Аренбергу стало противно.
- Не клянитесь.
Он достал визитную карточку… разница с обычной визиткой была лишь в том, что на визитной карточке с обеих сторон не было ничего… белый, ламинированный картон. Написал несколько слов на английском.
- Вот что мы сделаем, пан Каня. Вот это – адрес форума, где продают старинные книги. По истории войн. Как только пану Адамчику потребуется от вас очередная услуга – найдете на нем покупателя вот с таким вот ником, и напишете ему в личку, нет ли у него книг по военной истории Польши. Если прибавите «на польском языке» - я буду знать, что мистеру Адамчику срочно требуется кого-то устранить с вашей помощью. Если не прибавите – значит, обычное дело, связанное с торговлей или наркотиками? Вы все поняли?
Генерал помедлил. Но деваться ему было некуда.
- Розумею… - он взял карточку.

* Полковник польского генерального штаба Рышард Куклинский – один из самых успешных предателей времен Холодной войны, передал ЦРУ больше сорока тысяч страниц совершенно секретных документов оборонного характера, истинные характеристики многих советских систем вооружения. Денег почти не брал, работал за идею. Был раскрыт – но бежал в США вместе с семьей, его прощение – было условием вступления Польши в НАТО. Сам он умер своей смертью в 2004 году, но оба сына погибли при невыясненных обстоятельствах. Сам Бжезинский называл его первым польским офицером НАТО. Недавно – кто-то в Польше опять осквернил его памятник

http://werewolf0001.livejournal.com/2399548.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply