Книги апреля

В этот раз я читала в основном не художественную литературу, а различные мемуары и справочники. В очередной раз убедилась, что "в интернете есть все" - не более чем миф. Так, например, во Пскове в пятидесятых неоднократно выходили сборники рассказов партизан - ни один из них не оцифрован. Я прочитала мемуары трех немецких танкистов: Михаэля Брюннера, Клауса Штикельмайера и, частично, Отто Кариуса. (А вот эти оцифрованы все, между прочим. Почему я должна искать подробности боев с партизанами только в показаниях противоположной стороны?). Брюннер - самые подозрительные мемуары, честно, повествование ведется от первого лица, а к герою обращаются совсем по другому имени, чем то, которое указано перед текстом - достал своим нытьем и попытками убедить, что он был белый и пушистый. И на радиста выучился, чтобы не стрелять, и в кобуре вместо пистолета фотоаппарат носил. Зайчик, что тут еще скажешь. Штикельмайеру просто не повезло - он вообще в Канаде родился, его вывезли в Германию подростком накануне войны. Помимо массы технических подробностей - оба рассказчика по-немецки обстоятельны - у Штикельмайера особо запоминается суховатое, деловое описание итальянского борделя. Кариус мне понравился; он начинает в том духе, что да, я воевал, а вовсе не ромашки нюхал. А что я должен был делать? Я присягу дал! Правда, и он не забывает "удивиться" тому, что перед приходом немцев все еврейские лавочки уже разгромлены благодарным за освобождение народом.
Также прочла массу всякого интересного про Анненербе; впрочем, после Петрика нас всякими Виллигутами не удивишь. Прочь науку, которая требует объективных доказательств, о да.
Художественных произведений прочла всего два: "Rolling in the Deep" Миры Грант, буду писать по ней рецензию в Даркер, и первый том "Люцифера".
Я давно про него слышала, и, как ясно из обложки

главгер тут у нас является негативом Морфея. Подтянутый аккуратный блондин в противовес растрепанному брюнету. Гейман пишет в восторге, что Люцифер оказался "даже более обворожительным и опасным манипулятором, чем я смел надеяться", но великодушно умалчивает, кем именно манипулирует Люцифер.
Конечно же, не людьми.
Женщинами. В первой новелле эта значимая роль выпадает девушке, которая нечаянно убила своего брата, в цикле "Расклад из шести карт" - танцовщице стриптиза, в последней - девочке-колдунье, которая может разговаривать с мертвыми. All heil Lucifer, дааа... Притом, если в глаголе "служить" (heil) есть некоторые позитивные коннотации (это отчетливо проступает в пословице "Служить бы рад, прислуживаться тошно"), то здесь Люцифер своих случайных попутчиц именно что использует. Ну, хоть не утилизирует после использования, спасибо и на том.
Горячая и истинная любовь тут вспыхивает между мужчинами - а что ей еще остается - и трагедии молодого нациста и не менее юного еврея уделено немало ярких страниц.
А так, нарисовано хорошо, все продумано. Хотелось бы отметить, все же, что Морфея все же можно понять и в какой-то мере посочувствовать - его же пленили коварно, а пока он в ловушке сидел, растащили все его предметы силы. А вот Люцифер использует всех, кто ему подвернулся, исключительно в своих личных целях. Небеса ему за это, что характерно, неплохо платят.

http://morraine-z.livejournal.com/501676.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply