Время нашей беды

Для перевозки гей-активистов в Москву – были наняты специальные самолеты, оплатил чартер – специальный фонд, открытый одним довольно известным актером, снимавшимся во Властелине Колец. Его слоган был – просто скажи правду. В смысле, скажи правду, что ты гей. У них был довольно известный рекламный плакат – двое мужчин, молодой и постарше и надпись – «Папа их бин швуль». То есть – папа, я голубой. В Берлине – такие плакаты висели на остановках общественного транспорта, иногда ночью – поверх них появилась фашистская свастика…
В числе геев, которые летели в Москву из Нью-Йорка (гей-столицы Восточного побережья США) – был Марк Куин. Невысокий, приветливый гей, в прошлом – сержант морской пехоты США. Он был одним из первых морских пехотинцев, который признал, что он гей, сразу после отмены принципа «не говори, не спрашивай*». Сделал он это в весьма неудачном месте – в Кандагаре, Афганистан. Через несколько дней – его подстрелили во время пешего патрулирования, и в Афганистан он уже не вернулся. Сначала он служил в штабе Морской пехоты в Вашингтоне, потом – помощником одного сенатора, потом – когда всплыла история об унижениях и избиениях геев в Корпусе морской пехоты – возглавил один из фондов помощи геям, финансировавшийся из бюджета США. Здесь – он был можно сказать, на работе – перед тем, как отправиться в Россию, он имел разговор с вежливыми людьми из Лэнгли, которые сказали, что их интересует в России – прежде всего, контакты в гей-сообществе и наличие геев в высших эшелонах власти – отличный инструмент для шантажа. Поскольку Марк Куин закончил школу иностранных языков и изучил русский – проблем в общении не должно было быть.
Но проблемы начались – причем сразу.
Чтобы геям не пришлось проходить через аэровокзал – автобусы подали прямо на летное поле. Приказали всем погрузиться и быть готовыми за тридцать минут – но так как большинство геев были людьми гражданскими, то они не уложились и в сорок минут. Марк Куин пытался помочь остальным сложить вещи, гасил какие-то конфликты.
Тронулись. Они выезжали через служебный вход – но был виден полицейский кордон, транспаранты «Извращенцы, убирайтесь вон!» и почем-то было много плакатов с Кончитой Вурст** на синем и белом фоне. На одном из них было жирно написано – Синяя борода придет за тобой…
При чем тут это…
- Круто… - сказал один из геев
Куину сказали, что русские обеспечат безопасность – но у него сомнения возникли еще в аэропорту. Когда они выезжали – автобус был высоким, и он заметил, как от международного терминала бегут разъяренные люди, с плакатами, а кто и с арматурой. Это не было похоже на безопасность.
От аэропорта – их начали преследовать машины с гомофобами. Запомнился БМВ Х5 – он обогнал колонну и какой-то бритоголовый парень - открыл окно и прицелился в автобус, везущий геев из автомата
- Боже! – крикнул кто-то
Взвыла милицейская сирена – и БМВ ушел вперед на скорости…

Разместили их в гостинице, на окраине города, под охраной полиции. Выходить в город – запретили. Из-за запретов – геи начали скандалить с полицией и друг с другом…
Куин – мрачно смотрел на все это. К нему попыталась пристать одна «принцесса» - но он ее отшил, так как был в «законном браке». Его «супруг» был помощником конгрессмена США и скандал – был ни к чему.
Он заказал виски – и тут к нему за столик подсед какой-то тип. Он был не в настроении знакомиться и хотел уже сказать грубость – но этот тип сказал, что он помощник посла США в России Закарии Реймса и посол – хотел бы переговорить с ним с глазу на глаз…

Встреча с послом – состоялась не в основном здании посольства – а в личной резиденции посла США в Москве – особняке Второва по адресу Спасопесковская, 10, известном как Спасо-хаус…
Посол – оказался подтянутым, ухоженным мужчиной лет пятидесяти, следящим за собой. Куин где-то его видел раньше, и сначала не мог вспомнить – но через несколько минут вспомнил. В Данс-бутике, на Восьмой улице, посол был в черных очках и снимал там мальчиков-танцовщиков…
- Очень рад… очень рад…
- Взаимно, господин посол…
- Моя супруга Маргарет…
- Очень приятно
- Как поживаете…
- Благодарю, отлично. Тут так мило…
Куин не удивился ни тому, что у гея может быть жена, настоящая причем женщина, не переодетый трансвестит или транссексуал, ни тому, насколько ловко и цинично врет господин посол. Ловко и цинично врать – это sine qua non*** Вашингтона, в Вашингтоне без этого не выжить. Вполне может быть, что посол на самом деле straight****, а снимал мальчиков он для того, чтобы изменить жене, просто проявлял осторожность. Изменяли женам – в Вашингтоне всегда, но раньше те, кто попадался – уходили из политики… ничего не поделаешь, Америка глубоко пуританская страна, ложь тут едва ли не приравнена к убийству, а измена – это ложь и предательство семьи одновременно. Но в последнее время, после того, как в сознании среднего американца устаканилось, что геи – это хорошо, а права геев – это права человека – вашингтонские политиканы начали изменять своим женам не с женщинами, а с мальчиками. Потому что если тебя поймают на этом – можно всегда признаться, и покаяться, что ты еще с детства понимал, что с тобой что-то не то, и еще в школьной раздевалке тебя влекло к одноклассникам. И тогда – за тебя вступятся все гей-организации, и гей-журналисты, которых немало, поднимут вселенский хай насчет притеснения геев и насчет того что еще один политик признался, и что нельзя за это линчевать… и в общем в политике ты, наверняка останешься*****…
А политика для Вашингтона – была всегда приоритетнее семьи…
- Какие картины…
- Хотите, покажем вам нашу маленькую коллекцию?
- Конечно.
- Прошу сюда…
Картины действительно были хороши…
- Мистер Куин…
- Да, сэр.
- Завтра мы с вами возлагаем цветы к могиле Неизвестного солдата…
- Да, сэр.
- Вы должны понимать, что для русских это место – все равно, что для нас мемориал в Вашингтоне.
- Я понимаю, сэр.
- У вас есть военная форма?
- Да, сэр.
- Наденьте ее. Я бы хотел, чтобы на вас была военная форма, и остальные – тоже оделись как можно строже. Если кто-то будет в трусах, или в кожаной одежде – это только подогреет и без того непростую ситуацию…
- Да, сэр. Только…

- Мне кажется, она и без того подогрета. Нас вывезли из аэропорта как преступников. Когда мы ехали к Москве – нас сопровождали машины, из одной из машин в нас целились из автоматического оружия…
Посол помрачнел
- Выстрелы были?
- Нет, сэр…
- Ситуация сложная, вы должны это понимать.
- Я понимаю, сэр.
- В Белоруссии уже была бойня. В Украине – достичь надежного урегулирования так и не удалось. Русские - пошли на одностороннюю сецессию Кавказа, я не разделяю восторгов некоторых политиков на эту тему. Скорее это значит, что русские умывают руки и рано или поздно проблему Кавказа придется решать нам, а потенциал для взрыва там не меньше, чем в Афганистане. Откровенно говоря, я бы предпочел, чтобы гей-парада в Москве вообще не было бы.
- Сэр, мы тоже имеем права…
- Да все я понимаю… - отмахнулся посол – но вы должны понимать, на каком вулкане мы сидим. Моя супруга Маргарет – участвует в деятельности по защите прав геев, заказывала исследование на тему отношения к геям в России. Оказалось, что в России такое негативное отношение к геям связано еще с травмой, которую они получили во времена Джозефа Сталина в лагерях ГУЛАГа. Отношение к геям – выражает уголовную сущность российского общества, для них гей – «петух», а тот кто выражает сочувствие к геям – тот становится как бы изгоем. Это не изжить за короткое время. Именно поэтому – если мы проводим гей-парад – то я хочу показать русским, что геи такие же люди, как и все, и что геи – способны выражать уважение подвигу русских в годы Второй мировой войны. Именно поэтому – я не хочу, чтобы на Красной площади были люди, некорректно, без уважения к русским одетые.
- Понимаю, сэр. Сделаю, что смогу.
- Будет три венка. Один от посольства США, другой от дипломатических представительств других стран, третий – от гей-организаций всего мира. У вас найдутся люди, которые смогут их правильно возложить?
- Я служил в армии сэр. Найду.
- Хорошо
Посол вдруг порывисто перекрестился
- Да поможет нам Бог… Да поможет нам Бог…

Вечером – у Куина был скандальный разговор с представителями различных гей-организаций. Кто-то согласился нормально одеться, а кто-то - сказал, что не для того сюда приехал, чтобы нормально одеваться…
Единственный выход – был в том, чтобы поместить нормально одетых в голове и по бокам колонны и не давать особо возмутительных телевизионных картинок.
Один из геев сказал, что ему противно во всем в этом участвовать. Но Куину не было противно, потому что он был из Вашингтона. Вон – посол. Супруга в защите геев участвует, сам посол – геев снимает в гей-баре, и еще верующий христианин, к защите Бога взывает. И ничего. Почему ему должно было быть противно?

Утром – снова подали автобусы. Все необходимое для митинга – было заготовлено заранее, даже цветы – привезли с собой на самолетах…
Неприятности – начались уже на Садовом. Колонна автобусов с геями – попала в искусственно созданную пробку, русские нарочно ехали медленно, сигналили, открывали окна и показывали кулаки.
Бац! – от специально защищенного пленкой окна отскочил камень, оставив белое пятно с едва заметными трещинками. Бац! Еще один…

Посол США – прибыл на гей-парад заранее.
Рядом с ним были сотрудники Дипломатической секретной службы – спецподразделения Госдепартамента США. Автоматического оружия у них не было – винтовки хранились в машинах. Но пистолеты были. Посол – глянул на стену ОМОНа в доспехах, на висящие над старыми зданиями репортерские дроны – и тяжело вздохнул…

Начали прибывать автобусы с геями. Как то выходили, выстраивались. Включили музыку и выключили через минуту. Мероприятие затягивалось.
За стеной ОМОНа – стояли русские активисты. Через мегафоны – кричали «Содом не пройдет!» и пели «Вставай страна огромная» - русские пели эту песню, когда Гитлер пошел на них, От этой песни – послу становилось не по себе…
Но песня становилась все громче – теперь ее не просто пели, а подключили к мегафону. Металлические аккорды – гремели над улицей, и улица – начинала казаться ловушкой, из которой нет выхода…
Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой.
С фашистской силой тёмною,
С проклятою ордой…

Посол посмотрел на часы.
- Начинаем! - решительно сказал он – больше никого не ждем.
В этот момент – послу обожгло щеку, он схватился за нее и вскрикнул, меж пальцами – побежала кровь
- Снайпер! Снайпер!
Охранники – моментально образовали прикрытие, с оружием в руках.
- Все нормально…
Щеку жгло.
- Нормально, сэр… Покажите.

- Пневматика. Мощная пневматика… черт…
- Здесь нельзя оставаться! Уходим!

После того, как посла США увезли – все и вовсе пошло кувырком.
Русских геев – прибыла примерно пятая часть от того, что было заявлено, остальные – или побоялись расправы, или были блокированы на подходах разъяренными гомофобами. Куин звонил по всем номерам, какие были – но связи не было. Больше получаса прошло с тех пор, как они должны были начать движение – но движение не начиналось. Куин объяснился с командиром московского ОМОНа – он понял, что этот человек его ненавидит и презирает, и только приказ – заставляет его делать то что он делает. Наконец – движение кое-как началось, но тут же остановилось – прорвались гомофобы, перекрыли выход на Красную площадь.
Куин был впереди, от гомофобов его отделяла только стена полиции, он закричал, пытаясь обратиться к русским.
- Содом не пройдет! Содом не пройдет!
- Мы только положим цветы и уйдем! Мы уважаем вас и подвиг ваших солдат в годы второй мировой!
- Убирайтесь отсюда! Убирайтесь!
- Мы просто хотим показать, что мы уважаем вас и ваш подвиг!
- Мрази, как вас только земля носит!
Крикнувшую женщину – оттолкнул в сторону какой-то мужчина лет сорока пяти, он не был похож на неонациста, обычный мужчина – но на его лице была написана такая ярость, что Куинну стало страшно.
- Бей п…асов!
Он попытался ударить – но не достал из-за полицейского. В этот момент – откуда-то прилетел камень, вскользь попал по голове. Куин дернул полицейского за рукав, крикнул по-русски
- Почему вы нас не защищаете?!
Полицейский отмахнулся от него, он как то неудачно попытался удержаться и его рука – мазнула полицейского по лицу. Это было не ударом и не пощечиной – просто неудачное движение. Но лицо полицейского исказилось от ярости, он размахнулся дубинкой и попытался ударить его по голове, но попал по плечу. Куин на автомате провел контрприем – полицейский что-то заорал и попер на него. Это стало сигналом для других полицейских – они развернулись и с дубинками бросились на геев, не повинуясь крикам командиров…

* правило армии США – нельзя ни говорить о том, что ты гей, ни спрашивать кого-либо о том, гей он или нет. Отменено в 2012 году
** Победитель(ница) Евровидения 2014, трансвестит из Австрии. Плакаты с ней – часто можно было видеть на начальных этапах украинского конфликта
*** Без чего нет (латынь)
**** Дословно – прямой. Так половые извращенцы называют нормальных людей. Автор кстати общался с американцем на эту тему. Автор долго пытался вывести его на откровенность, потом понял, что он и в самом деле верит, что гомосексуализм и гомосексуальный брак – это нормально
***** В одной стране (не буду называть, какой) один и тот же суд в течение одного года легализовал гомосексуальные браки, и запретил стрелять по мишеням, изображающим людей, потому что это «аморально». С тех пор – автор не удивляется уже ничему

http://werewolf0001.livejournal.com/2622467.html

хорошоплохо (-1)
Loading...Loading...

Tags: , ,

Leave a Reply