Из «Легенды об Уленшпигеле», тема продуктового изобилия виа революции

Перечитываю эту с детства любимую книгу. И вот на этом месте возникло у меня некое почти дежавю.

- Это smitte [кузнец (флам.)] Вастеле, - пояснил Уленшпигель, - днем он
кует лопаты, заступы, сошники, кует, пока железо горячо, решетки для
церковных клиросов, а по ночам частенько кует и вострит оружие для борцов
за свободу совести. От такой игры он хорошей мины не нажил: бледен он -
краше в гроб кладут, мрачен, как проклятый богом, и до того худ - одна
кожа да кости. Он еще и не ложился, всю ночь напролет работал.
...
- Получше тебя знаю! - огрызнулся Ламме. - Я говорю, что все мы дураки
- и я, и ты, и Уленшпигель: мы слепим глаза ради принцев и сильных мира
сего, а они животики бы надорвали с хохоту, когда бы узнали, что мы с ног
валимся, оттого что всю ночь ковали для их надобностей оружие и отливали
пули. Они себе попивают из золотых кубков французское вино, едят на
английского олова тарелках немецких каплунов и знать не хотят, что мы ищем
попусту истинного бога, по милости которого они забрали такую силу, а
враги косят нас косами и живыми бросают в колодцы. И ведь они не
реформаты, не кальвинисты, не лютеране, не католики - они скептики, они во
всем сомневаются, они покупают или же завоевывают себе княжества, отбирают
добро у монахов, у аббатов, у монастырей, у них есть и девушки, и женщины,
и шлюхи, и пьют они из золотых кубков за нескончаемое свое веселье, за
нашу вековечную глупость, дурость и бестолковость и за все семь смертных
грехов, которые они совершают прямо под твоим, smitte Вастеле, носом,
который у тебя заострился от излишнего рвения. Окинь взглядом поля и луга,
окинь взглядом посевы, плодовые сады, скот, сокровища, выступающие из недр
земли. Окинь взглядом лесных зверей, птиц небесных, дивных ортоланов,
нежных дроздов, кабаньи морды и окорока диких коз, все это - им, охота,
рыбная ловля, земля, море - все им. А ты сидишь на хлебе и воде, и мы все
здесь из кожи вон лезем для них, ночей недосыпаем, не едим и не пьем. А
когда мы подохнем, они пнут ногой наши трупы и скажут нашим матерям:
"Наделайте новых - эти уже не годятся".
Уленшпигель посмеивался, но не говорил ни слова, Ламме сопел от злости,
а Вастеле кротко ему ответил:
- Ты все это сказал не подумав. Я живу не ради ветчины, пива и
ортоланов, а ради торжества свободы совести. Принц - друг свободы - живет
ради того же самого. Он жертвует своим довольством, своим покоем для того,
чтобы изгнать из Нидерландов палачей и тиранов. Бери пример с него и
постарайся спустить с себя жир. Народ спасают не брюхом, а беззаветной
храбростью и безропотным несением тягот до последней минуты жизни. А
сейчас, если ты устал, то поди и ляг.
Но Ламме устыдился и не пошел.
И они до рассвета ковали оружие и отливали пули. И так они провели три
ночи подряд.

Впечатлило

http://arkthur-kl.livejournal.com/1426530.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply