В начале было Слово (о «Нейроманте» как основе кибер-панка)

Оказывается, в истоке киберпанка лежит книга. Не фильм, не графический образ, а текст. Текст, от начала и до конца напечатанный на механической машинке, без применения даже тех несовершенных компьютеров, которые уже появились в начале 80х годов.

Удивительно, но изданный в 1984 году роман "Нейромант" Уильяма Гибсона я прочитала только сейчас. Хотя гибсоновское же "Распознавание образов" (2003) произвело настолько сильное впечатление, что мой блог получил имя главной героини этой книги. А фильм "Джонни-мнемоник" - экранизацию одноименного произведения Гибсона, - я пересматривала не один раз.
А сей день, видимо, пришло время "Нейроманта"

Книга очень сильная, хотя и тяжелая. Жестокий, с легким привкусом шизофрении, неповторимым гибсоновским слогом, - сухим и точным, - нарисованный мир пост-апокалиптического будущего. Где вымерли лошади, зато человеку могут легко сделать новую поджелудочную железу или записать его душу на жесткий диск и использовать после физической смерти. И главная тема, которая проясняется постепенно: борьба за освобождение существа, которое не является человеком, но тоже хочет быть свободным и развиваться. А значит оно - живое. Рассказ о том, как искусственный интеллект по имени Уинтермьют ("Зимнее безмолвие") начинает свою борьбу. Как он осознает себя. Как учится. Как начинает с манипуляций: покупает людей и водит как марионеток. Как он потом рискует всем и обращается к людям напрямую - и получает поддержку. Не за деньги, которые он способен заплатить - за уважение к его желанию быть.

И легкий, почти светлый (насколько это Гибсону вообще доступна "светлость") - финал:
— Я больше не Уинтермьют.
— Тогда кто?
Кейс глотнул из горлышка; сейчас он не ощущал ничего, даже любопытства.
— Я — матрица.
— Ну и что же теперь? Что изменилось? Ты что, управляешь теперь миром? Ты — Бог?
— Ничего не изменилось. Мир остался прежним.
— Но чем же ты занимаешься? Просто существуешь — и все? — Кейс пожал плечами, поставил бутылку на полированную поверхность бара, положил рядом сюрикен и раскурил «ихэюанину».
— Беседую с себе подобными.
— Но ты же сам по себе — все. Вместе взятое. Ты что, говоришь сам с собой?
— Нет. Есть и другие. Одного я уже нашел. В девятьсот семидесятых восемь лет из космоса шли позывные. Но пока не появился я, некому было понять, что они означают, да и некому было ответить.
— И откуда?
— Пятьдесят световых лет. Одна из систем Центавра.
— Н–ну! — протянул Кейс. — И не врешь? Без балды?
— Без балды.

И неожиданное понимание, что вторичны не только "Анклавы" Панова, в которых образы ломщиков прямо списаны с ковбоев "Нейроманта". Вторична даже "Матрица". Потому что сам термин "матрица" для обозначения виртуальной реальности введен именно Гибсоном. Да и в самой "Матрице" есть несколько мощных отсылок к "Нейроманту", которые (как я сейчас понимаю) дают фильму дополнительную глубину.

При этом "Нейромант" до сих пор не экранизирован. Мне кажется, что в этом есть определенная метафоричность. Какие бы красоты мы ни видели на экране iPad - в основе всех программ лежит код - текст, последовательность символов. Так и в основе кибербанка - яркого, стильного, многократно визуализированного, - лежит текст, у которого нет графического воплощения.

http://kase-p.livejournal.com/343577.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply