Безумие

САСШ, штат Миссури
Пятьдесят седьмая дорога
11 апреля 2014 года.

Если вы спросите меня, чем САСШ отличаются от всего остального мира, я вам отвечу: дороги. Поверьте, я поездил по миру и навидался всяких дорог.
В России, на моей исторической родине – тоже строят дороги, но не такие. Дело в том, что САСШ – расположены намного южнее, чем Россия, здесь почти никогда не бывает снежных и холодных зим. Один пример – когда я прилетал к родственникам в Россию, меня удивило, что в доме нет кондиционера. Хозяин дома пожал плечами – а зачем? Зато русские дома – чаще всего сделаны так, что могут служить взводным укрытием на поле боя – это либо бетон, либо кирпич и иногда не в один ряд, прочные перекрытия. И там везде есть центральное отопление – даже если есть печка, все равно – делают бак с водой и разводят батареи по комнатам. У нас тут, особенно на юге – нет ничего такого. Стены – это чаще всего легкий материал, менее прочный, чем даже ДСП, в два слоя и внутри них – какой-то утеплитель, тоже немного. Крыши… некоторые крыши представляют собой просто слой кровельного материала, положенный на сетку из легкого материала. Такую крышу можно пробить пинком ноги, что многие мексиканские нелегалы и делают. Но это так – больная тема. Я после армии в спецподразделении Службы иммиграции и натурализации служил, знаю что к чему. Потом – достало окончательно – и ушел на вольные хлеба.
Так вот, дороги. В России – дороги есть, но по сравнению с САСШ их мало и они плохие. Потому что в России каждую весну и осень бывает слякоть, а весной – еще и заморозки, то тепло то холодно, вода то оттаивает, то опять замерзает и превращается в лед. А так как вода просачивается всюду, а при замерзании расширяется – она портит дороги.
Потому русские больше развивают железную дорогу, а автомобильные дороги – на втором месте. Железнодорожная сеть России – самая мощная в мире, а объем перевозок – более чем вдвое превышает наш, американский уровень. Хотя сами дороги чем-то схожи с нашими – русские, если у них есть возможность, делают дороги широкие и прямые.
В Европе – все совсем по-другому. Там – часть дорог осталась еще от Римской империи. Особенно плохо с дорогами – в Великобритании, там они мало того что узкие и извилистые, так еще и движение там левостороннее. Какой только идиот это придумал. По всей Европе – большинство дорог старые, и большинство городов старые, и европейцы ничего не сносили – они только заасфальтировали те дороги, по которым ранее ездили на лошадях и в каретах. А теперь вот – на автомобилях ездят. Потому - в Европе и в Великобритании полно маленьких машин, мотоциклов и мотороллеров. Когда я приезжал в Европу – я арендовал Фиат-500. Я еле в него влез – он в три раза меньше моего Шеви Сильверадо. Зато с парковкой – нет проблем.
На Ближнем Востоке и в Африке – с климатом дела обстоят нормально, но дороги – где какие. Много что успели построить – но многое и не успели. После того, как пала Османская империя, а потом начались проблемы и у британцев с французами – там мало кто что строит. Оно и понятно – кому охота вкладывать туда, где рано или поздно все прахом пойдет. Но… опять-таки – где как. Вот мы в Ираке стояли, миротворили… мать бы ее эту Лигу наций долбанную – вот там дороги хорошие, даже очень. А в той же Сирии, где французы – уже не очень…
Забыл представиться. Невежливо. Зовут меня Айвен Козлоу. Я – русский, меня в Корпусе морской пехоты так и назвали – русский, хотя я американец уже в четвертом поколении. Мой прадед, Илларион Козлов – переехал в Мексику из-за … свобода совести это, по-моему, называется по-русски, а дед, Петр Козлов – уже в САСШ. Поселились в Сан-Франциско, там молоканская община есть. С деньгами было не очень – потому я подписал контракт с Корпусом морской пехоты САСШ. На пять лет просто для того, чтобы учебу оплатить. По закону если пять лет оттрубил – потом государство оплачивает тебе высшее образование. Смех… как раз в тот год, когда я завербовался – начался второй этап распада Османской империи и очень большие неприятности на Ближнем Востоке. Лига Наций – создала миротворческий корпус, туда вошли и мы – и один срок плавно превратился в два. А на Востоке – полная ж… была. Вышел я оттуда в звании ганнери-сержанта Корпуса с двумя Пурпурными сердцами, Бронзовой звездой, несколькими упоминаниями в приказах*… и об учебе я уже не думал. Даже в Техас переселился – не мог больше видеть в Сан-Франциско всякую пидарасню. А ее там полно теперь. Врач говорит, что это ПТСД, постстрессовый травматический синдром. А я думаю, что это просто моральные убеждения. За что мы сражались – вот за этих вот извращенцев? А не пошли бы они!
Короче, перебрался я в штат Одинокой звезды, какое-то время работал в Службе иммиграции и натурализации. Когда с той стороны границы – в Техас начали перебираться Зетас и прочая шваль – наше тупое правительство и не менее тупой губернатор задумались об укреплении границы и дополнительном обучении тех кто ее охраняет. Начали строить большую стену и закупать пулеметы для правоохранительных органов. Стоп. Вы не знаете кто такие зетас? Ну как же – это бывшие мексиканские спецназовцы, тренировавшиеся у нас против наркомафии. У них во время операции позывные начинались с буквы Z потому и Зетас. Потом – один из их офицеров, лейтенант Артуро Гусман Десена задумался - а почему они изымают наркоты на миллионы долларов, рискуют жизнью – а им так мало платят? Может быть, у наркобаронов будут платить больше? И он ушел а с ними ушло еще пятьдесят человек и они организовали отряд киллеров. Нанялись к старому, работающему еще со времен Сухого закона картелю Гольфо. Потом – полиция разгромила картель Гольфо, а Зетас – перехватили каналы сбыта и сами стали картелем – то есть превратились из убийц в криминальных бизнесменов. Поклоняются они Санта-Муэрте или Святой смерти – извращенный вариант католического культа, где вместо Иисуса Христа на распятье – скелет в фате невесты. Они любят убивать, причем делают это помногу и с удовольствием. Их любимая казнь – el guiso: берут двухсотлитровую старую бочку, сажают туда человека, пробивают ножом несколько дырок внизу, подливают соляру и поджигают. Человек – медленно сгорает заживо. Еще любят рубить людей на куски – отрезают руки, ноги, кастрируют. До тех пор, пока нас не было, они и в Штатах это делали все чаще и чаще. Но потом – появились мы и люди с той стороны границы познали страх божий. Потом – все раскрылось, несколько человек, в том числе и я были вынуждены уйти с госслужбы и заключить сделку со следствием – но Техас есть Техас. Здесь всегда по понятиям решали. А не по закону. Навели мы порядок на границе? Навели. Наркотиков стало меньше? Стало. Значит, то о чем мы неофициально договаривались с людьми генерального атторнея – выполнено. Дело – тупо слили в унитаз, а мы – открыли частную военную компанию. Штат нам продал по дешевке землю, мы там насыпали валы, поставили навесы, купили в Сан-Антонио списанных морских контейнеров – и открыли тренировочный центр. А штат – начал заключать с нами контракты на обучение: дорожных копов, рейнджеров и прочих law enforcement. Ну и… граждане потянулись, мы и им организовали – курсы тактических стрелков, снайперов, прочие. Семь дней, одиннадцать тысяч долларов – нормально? Почти две штуки в день не считая патронов, которые тоже у нас покупают – а у нас снайперы в день по три сотни патронов минимум стреляют. И курсы не пустуют. А неофициально – мы занимались тем же, чем и раньше, а штат закрывал на это глаза. Просто вся шваль с той стороны должна была точно знать: то что происходит в Мексике – это на их усмотрение. Хотите друг друга мочить – мочите, задолбали уже. Но если вы сунетесь в Штат одинокой звезды со своими разборками и пострадают люди – то вас достанут даже в Мексике. И это будет не мексиканское правосудие, в арсенале которого даже смертной казни нет**. У нас разговор короткий.
Работа на штат, плюс стрельбище, оружейная торговля и доля в бизнесе, плюс – давали достаточный доход для того, чтобы купить участок земли, построить ранчо, содержать две машины – представительский Лексус и пикап, и не отказывать себе в маленьких удовольствиях – таких как покупка Барретт М107А1 с глушителем за двенадцать тысяч долларов САСШ. Но после того дерьма, что произошло в Торонто – мне на все насрать.
А что, вы не знаете, что произошло в Торонто? Телевизор не смотрите?
Я вас поздравляю…

* Пурпурное сердце – медаль за серьезное ранение на поле боя. Бронзовая звезда – аналог нашего Ордена Мужества
** Соответствует действительности – в Мексике в разборках погибает до 15000 человек в год. А в стране даже смертной казни нету

САСШ, штат Иллинойс
Эванстон, пригород Чикаго
11 апреля 2014 года.

Похоже, здесь. Вон, флаг болтается – сейчас мало кто будет поднимать флаг, для людей это теперь фигня. А некоторые и вовсе – готовы о флаг ноги вытирать как о половую тряпку. Патриотов совсем не осталось…
Посмотрю… пока. Лезть не буду в дом сразу – мало ли. Я параноик? Да что вы – это жизнь такая. Зетас уже дважды отряды ликвидации посылали. В прериях есть такое местечко – Два камня называется. Земля как камень, копать – задолбаешься, у меня крайний раз все руки в мозолях были. Еще раз пришлют – кого-то возьму живьем, чтобы могилу копал.
Так вот… добрался я до Чикаго. Третий по величине город САСШ, довольно круто здесь. Биржи есть, небоскребы. Но признаки беды – уже заметны. Машины с канадскими номерами, часто навьюченные барахлом – значит, хватали что под руку попадет и бежали. Вооруженные полицейские на улицах и даже Хаммеры гвардейцев. Более серьезной техники не видел, но скорее всего, она есть. Потому что – а хрен его знает, что нашим соседям в их буйные головушки придет? Им уже давно моча в башку стукнула, вытворяют что попало…
Сижу. Смотрю. Глок – в специальной автомобильной кобуре, выхватить – секунда. Мало ли чего…
Так… ага. Ниссан подъехал – с высокой крышей. О… а это похоже мой старый братан, бадди* по Корпусу – Невилл Нэш. Сколько лет не виделись… четыре года уже. Да, четыре. И это значит, что за эти четыре года – он мог во что угодно вляпаться. Тем более что он до Корпуса в какой-то банде местной был, перед ним судья выбор поставил – армия или тюрьма. И опять-таки – надо соблюдать осторожность.
Машина разворачивается задом – похоже, Нэш, как его и называли в Корпусе – грузиться собирается. Машина скорее всего прокатная, такие берут если надо в другой город переехать и семью перевезти. Интересно… что ты задумал, братан.
Прислушался к сканеру – вроде, никаких настораживающих переговоров на полицейской волне нет. Пойду…
Перебежал улицу… улочка тихая, застроенная двуэтажными домами. Машины прямо у обочины стоят. Вон тот Форд – интересно, это Нэша?
Расстегнул сбоку молнию на куртке… осторожнее…
- Эй, Снежок!
Нэш – стоял не там, где я ожидал. И держал в руках автомат Калашникова, направленный впрочем не на меня
- Привет, нига
- Привет, мой русский друг
Я качнул головой в сторону прокатной машины
- Сваливаешь?
- Ага.
- Туда? Или отсюда?
- А сам как думаешь?
Нэш – осклабился и привычным движением закинул Калашников, висящий на ремне-одноточке в положение «на боку».
- Не, брат, ты реально думаешь, я ссучился совсем?
- Не, Нэш. Я вот думаю – как такой бандюк как ты в Корпус попал?
- Да я и сам себе удивляюсь…

Это был уже Чикаго. Не самый лучший район – здания от двух до четырех этажей хрен знает какого года постройки. Много мусора, много стоящих автомобилей родом из прошлого века. Но Нэш чувствовал себя здесь как рыба в воде – он показал поворотником «тормози» - и я поставил свою махину у обочины следом за его прокатным Ниссаном.
Выбрался, осмотрелся. Что-то мне это место не внушает доверия. Не Рамади, конечно – но все же…
- Чего уставился? – буркнул один ублюдок, проходя мимо.
Я ничего не ответил. В Техасе – учишься держать язык за зубами
Нэш – хлопнул дверью, и подошел ко мне
- Чо, братан? Добро пожаловать в края моей молодости
Я еще раз осмотрелся
- Ты здесь жил?!
- Ага. Это Скуки.
- А почему тут так много хаджей всяких? Меня это напрягает.
Район действительно был для меня «сильно напряжный» - начиная от вывески халяль и заканчивая большим количеством загорелых людей с бородами. Сразу вспоминается наша миротворческая миссия, и тот ублюдок, который бросил в нас гранату после того, как мы ему помогли. После этого появилось правило: прежде чем помогать – обыщи.
- Недавно тут эта бодяга началась. Вот ты прикинь, мы там миротворим, миротворим, махаемся с хаджами, приезжаем домой – а они уже тут. Это как понимать?
Да уж…
Это все демократы гребаные. Я говорил что голосую только за Республиканскую партию? Нет? Так вот – голосую. И отец мой голосовал и дед. А демократы – чтобы побеждать на выборах, протолкнула закон, согласно которому САСШ должны были принимать мигрантов не выборочно, тех которые нужны, а равномерно из всех частей света. И вот теперь – мы напускали в страну – с одной стороны мексиканцев, колумбийцев, с другой стороны индийцев, причем индийских мусульман**. Вон они! Правильно говорили в Междуречье, что все проблемы начались тогда, когда англичане стали переселять своих мусульман в Междуречье. До этого – что-то ни у кого не возникало мысли надеть на себя пояс шахида, пойти и подорваться нахрен. Вместе с миротворческим патрулем или в очереди раздачи гуманитарки.
- Это понимать как дерьмо, бро. Сейчас заглянем к Ангусу, затаримся, после чего можем устроить стрельбу на улице. Пойдет?
Ну, то что мой братан по Корпусу совсем сорванный – это я вам уже говорил, нет? Впрочем, после Междуречья – многие с тормозов снялись. В том числе и я…

Ангус как оказалось, держал большой ломбард, который занимал аж три этажа – но Нэш зашел сзади, поднялся на небольшое крыльцо и забарабанил ногой в дверь. Я – обернулся и прикрывал его сзади, держа руку недалеко от пистолета. На всякий случай. Со своими бро Нэш и так справится – а загорелые бородатые мужчины не вызывают у меня совершенно никакого доверия.
Лязгнул засов. Скрипнули петли. Я повернулся, прижался спиной к стене, чтобы контролировать оба направления. На пороге – стоял здоровущий, черный как сволочь верзила – с дробовиком в руке. Дробовик – казался игрушкой
- Привет, Ангус.
Верзила кивнул на меня
- Это кто?
- Друг?
- У тебя уже снежки в друзьях?
О. А еще нас расистами называют.
- Не гони, Ангус. Он мой братан по Корпусу, нормальный мужик. Пару раз мою жопу спас…
- И чо ему надо?
- Купить. Деньги не пахнут, верно?
Верзила – посмотрел на меня
- Ладно. Пусть аходит…

Внутри – было темно и душно, кондей не работал. Здание было старой планировки, с капитальными стенами и дверьми. Негр – провел нас в какую-то комнату, где тускло горел свет, а вместо одной из стен – было что-то типа большого занавеса. Еще – тут стояли кресла, стол, по виду как с помойки подобранные, и пахло так, что я сразу понял, что это. Металл и оружейная смазка, запах оружия.
- Чо надо?
- Повежливее с покупателями, Ангус. Надо купить.
Тут я должен немного оговориться – вы, наверное, не знаете некоторых вещей об оружейной торговле в САСШ. Если вам в САСШ нужен быстро ствол – то идти вам надо не в оружейный магазин, а в ломбард. Потому что ломбарды выдают деньги под залог, и один из самых популярных предметов залога – это оружие. И владелец ломбарда – меньше связан разного рода законами и предписаниями. Есть у него и совсем левые стволы – и ему пофигу, кому он их продаст. Были бы только деньги…
Ангус мрачно посмотрел на нас.
- Дом мой, не нравится – вон дверь. Если купить – британского стандарта нет вообще, никакого. Все разобрали, да и не слишком то его и много было.
- А русский? Русский – есть?
- А чо надо?
- Семерка – сказал я – русская короткая и длинная. И наши триста восемь и тридцать - ноль шесть. Много и дешево. Ну и полтинник.
- А много – это сколько?
Я прикинул. Дело намечалось конкретное. Рассчитывать надо из тысячи патронов на брата, минимум. Семерка русская короткая – это 7,62*39, короткий, он подходит под АК и под РПД – ручной пулемет Дегтярева, который стоит дешевле чем любой другой в США и обеспечивает отличную поддержку. Семерка русская длинная – это старый винтовочный патрон русских, 7,62*54R. Последний рантовый патрон из оставшихся на вооружении, даже британцы – уже перешли. Но выносит он только так, его сравнивают с триста восьмым – но фигня это все. Триста восьмой изначально делался как промежуточный, под автоматический огонь. Получилось ни то ни се. У русских – промежуточный получился намного лучше, вот почему АК – распространился по всему миру. Русский патрон нужен будет и мне и Фоксу – у него ПКМ есть. Триста восьмой – у меня есть, но запас должен быть. И тридцать ноль шесть – у того же Шуцмана винтовка под него, тоже надо.
- Сейчас я возьму десять тысяч русской семерки длинной, и по пять тысяч всего остального. И хотелось бы договориться о регулярных поставках.
Ангус глумливо усмехнулся
- Туда собрался, братан… гх…
Это он так хрипеть стал, потому что Нэш ему врезал конкретно. Занавеска шевельнулась – и я мгновенно направил туда пистолет.
- Замри, стреляю!
- Мои братаны под Багдадом лежать остались, просекаешь, ниггер – сказал Нэш – ты мне не братан. Я к тебе завернул закупиться, а не понты твои корявые слушать. Так что захлопни пасть, секешь? Если у тебя есть – мы купим за нал. Если нет – пойдем в другое место.
- Понял… понял…
- Фраеру скажи своему, пусть не дергается. Вот он – Нэш кивнул на меня - с собой четверых привел, если мы не выйдем, они всю твою халабуду из граников разнесут. Вытопишь свой жир, нахрен, потом в гроб нечего будет класть.
- Да ты чо, я… с уважением
- Не вижу.
- Лерой. Лерой!
Из-за занавески показался молодой негр. В руке у него была короткая СИГ553 под русский патрон и с прицелом ЭОТЕК.
- Ствол положи – приказал я, держа его на прицеле
Молодой негр положил ствол
- Уходи, Лерой. Мы тут сами.
- Дверь запереть?
- Не надо! Просто иди домой!
Судя по истерическому тону – это был какой-то пароль.
Лерой вышел – а я сместился и подобрал автомат. О, тут еще и магнифайер, тактическая лупа. Это все вместе больше штуки баксов стоит, не считая стоимости самого ствола. Швейцарские стволы дорогие, заберу. Потом пробью по базе да и… какая нахрен разница, если на войну отправляемся.
Нэш убрал пистолет, а я проверил автомат - патрон в патроннике
- Итак? Есть то что сказали?
- Семерка барнаул лучше – сказал я
- Барнаула нет.
- А что есть?
- Новониколаевск*** есть, но дорого. Еще Ингман.
- Это что такое?
- Босния и Герецеговина. Там все делают, много и дешево. Есть еще Белград – Ужицка фабрика****.
- Белград нормально – сказал я – часть Новониколаевск возьму. Теперь по ценам переговорим…

Нэш брал больше – кроме того, он отобрал часть оружия их имеющегося в ломбарде и погрузил в свой Ниссан. Как я понял – для братвы.
Машины, загруженные до предела – мы отогнали к дому Нэша и оставили там – но не у самого дома. Район более – менее приличный, не должно что-то произойти. Сами – по интернету арендовали машину, Форд 500 – и на нем переместились в Чикаго, где засели в баре. Бар был левый, там в основном просиживали вечера менеджеры и секретарши, пытающиеся снять друг друга – но пока было тихо.
- Как живешь? – спросил Нэш, потягивая текилу
- Норм. Стрельбище открыл
- Да слышал.
- Что слышал?
- Ну, как вы с мокроспинниками***** разбираетесь
- И кто это болтает?
- Собака лает – ветер носит, брат. Все становится известным, и добрые дела и злые.
- А это – доброе или злое?
- Доброе, брат. Ты думаешь, у нас тут их нет? Есть
- Они и до Озер****** добрались?
- Да, брат. Здесь всякое бывало – но такого беспредела не было.
Ударили по пиву. Темный портер – был совсем не таким как пиво, которое обычно пьют в Техасе
- Ты мне лучше скажи, с чего на той стороне началось, брат? Они что – охренели?
- Ну… хрен его знает… там еще с девяностых чего-то буровили. Роман Гнат******* – слышал про такого?
- Что-то слышал.
- Генерал-губернатор и первый президент Канады. Как Британская Империя жопой гавкнула, а вместо нее сделали Британское содружество наций – кому-то моча стала в голову бить. Начали чего-то там за язык буровить, мол, нехорошо что у САСШ и Канады один язык, надо французский сделать. Но никто особо внимания на это не обращал, все всё равно говорили на том языке, на котором удобно. А потом – как пошло – поехало….
Нэш глотнул пива
- Я сам в шоке, брат. Мы же вместе с ним в Междуречье стояли. А теперь они скачут и орут: англичаку на гиляку********. И орут что Канада это Европа. Что из-за нас – они оторвались от Европы и европейских ценностей. Ну не песец ли?
- Да – я тоже глотнул пива – песец…

Когда все это началось? Наверное, да, в девяносто первом. Распадалась Британская империя, англичане уже не могли удерживать индусов и наводить порядок в Каире. Канада – на этом фоне была почти беспроблемной, по сути англичане и канадцы это один народ, в Канаде намного меньше было эмигрантов, чем у нас в США, она заселялась Империей по другим канонам. Это у нас – земля свободных и отважных. Правда, были проблемки. С одной стороны - на юге изначально селились лоялисты – это те, кто не был согласен с выходом США из-под власти британской короны, и переселялся севернее, на принадлежащие Короне земли Канады. Там же селилась и часть переселенцев, прибывающих в США – и они все говорили или учились говорить на английском языке. С другой стороны – всегда была такая группировка как франко-канадцы, то есть канадцы французского происхождения. Они составляли большинство в огромной и богатой провинции Квебек.
Дело было в том, что Англия и Франция – всегда соперничали за заселение Нового света. Конец французской экспансии положила Великая Французская революция, но при этом – на континенте оставалось немало французов. Своя территория у Франции была и на территории нынешних САСШ – это Луизиана, ее выкупило американское правительство в девятнадцатом веке, но Луизиана осталась очень своеобразным штатом. А в самой Канаде – продолжалось соперничество английских и французских колонистов, причем французы лучше находили общий язык с автохтонным населением – индейцами. Изначально ведь Канада называлась «новой Францией». Потом, в ходе Семилетней войны 1756-1763 годов практически вся территория современной Канады была уступлена Англии – но при этом, количество англоговорящего населения Канады превысило количество франкоговорящего только в 1850 году. Англия – проводила агрессивную политику подавления на территории Канады всего французского, запрещала говорить по-французски и содержать французские школы. Уже в 1912 году была издана так называемая «семнадцатая поправка», полностью запретившая обучение в Канаде на французском языке. Так же – Англия поощряла переселение в Канаду отставных армейских офицеров и англичан – лоялистов из САСШ. Тем не менее – франко-канадцы выжили. Было даже такое слово - La survivance, выживание, это доктрина всей французской Канады. И франко-канадцы выжили*********. И не просто выжили – но начали занимать все более и более весомое положение в Канаде.
Большая часть франко-канадцев – осела в Квебеке, на этой территории они всегда составляли большинство и эта территория для Британской Империи была самой проблемной. Настолько, что они поощряли переселение туда граждан САСШ, чтобы разбавить франко-канадскую общину. Но остановить франко-канадцев не удавалось. В 1960-1970-х годах существовала даже организация – Фронт освобождения Квебека, проведшая больше двухсот терактов, в том числе знаменитый взрыв Монреальской биржи. Террористическую активность удалось свести на нет, частично полицейской активностью, частично – уступками, но это проблему тоже не решило.
В девяносто первом году – распалась Британская Империя. После чего – Канада должна была определять свою судьбу. К этому времени – большая часть южной Канады была проамериканской – там были самые разные заводы, работающие на американский рынок: Крайслер производил автомобили, Боинг – самолеты, большая часть населения была англоговорящей. Например, в Онтарио – франкоговорящее меньшинство составляло всего семь процентов от общего числа населения. Заговорили о союзе Канады и САСШ, об открытии границы – что было в общем то разумно: к чему эта граница. Но этому – агрессивно воспротивились франко-канадцы. Они считали, что Канада – исконная территория французов, и они завоевали право быть французами в более чем вековой борьбе. Первым президентом независимой Канады стал Роман Гнат – этнический галичанин, выходец из восточной части Австро-Венгрии он испытывал необъяснимую симпатию к франко-канадцам и очень настороженно относился к англо-канадцам. Именно при нем – франко-канадцы из Квебека и Монреаля (второй по величине город страны с преимущественно французским и французского происхождения населением, само его название означает «Королевская гора») начали перебираться в Оттаву, столицу Канады. Там – официальным языком был английский, но при этом соотношение католиков (преимущественно это французы) и протестантов (преимущественно англичане) относилось как три к двум в пользу католиков. Началось активное внедрение французского языка, причем на протесты привыкших к английскому жителей внимания не обращали. Стало хорошим тоном выступать в парламенте на французском, причем большинство депутатов французским владели плохо и выступали на чудовищном волапюке, который они считали французским. В свою очередь, англоговорящие жители Канады сначала терпели, но потом – их сопротивление начало нарастать и нарастать. Кто-то говорил о том, что надо присоединиться снова к Англии, несмотря на то что в Англии их не очень то и ждали, Англия сама присоединилась к Европейскому союзу, находящемуся под контролем Франции и Германии. Но большинство – склонялись к тому, чтобы обраться к САСШ. С САСШ - многие переехали, многие были связаны бизнесом, САСШ создавала рабочие места, туда уходила изготовленная в Канаде продукция. САСШ – отмалчивалась, у нас на тот момент были свои проблемы и нам было не до Канады.
В две тысячи четвертом году – произошло резкое обострение противостояния по линии франкоканадцы – англоканадцы и католики – протестанты. С 1995 по 2004 годы – Канадой правил Жан Этьен, канадец французского происхождения, избранный на не совсем честных выборах, и прославившийся как политический манипулятор и нечистый на руку политик. Так получилось, что первый раз он был избран голосами франко-канадцев, а второй раз – голосами англо-канадцев, которым он пообещал прекратить насильственное распространение французского языка и католицизма – но обещания своего не сдержал. За время своего правления – Этьен фактически разграбил страну, поборы, взятки и гражданское противостояние – заставляло все больше людей сворачивать бизнес и перебираться в САСШ или в Европу.
На выборах 2004 года – англо-канадцы выставили Томаса Харпера, франко-канадцы – Гранта Арбура, банкира и известного популиста, впервые выдвинувшего лозунг «Канада должна вступить в Европейский союз». Во втором туре выборов – победу одержал Харпер, после чего – в Оттаве и Монреале начались массовые беспорядки и митинги, требующие признать победителем выборов Арбура. Из ЕС – прибыли высокие комиссары, причем французского происхождения, оказавшие давление на Канаду, в частности угрожая ввести против нее санкции. В нарушение только недавно принятой Конституции страны были проведены перевыборы, победу на которых одержал Арбур. Харпер – ушел в оппозицию, получил поддержку Республиканской партии САСШ и ушел в жесткую оппозицию, после чего Канада и ЕС заявили о незаконном вмешательстве в дела Канады. Однако – связанные с республиканцами крупные бизнесмены надавили на Канаду угрожая массовым закрытием производств – после чего был подписан Акт национального примирения. Согласно ему – Харпер признавал победу Арбура в незаконном третьем туре президентских выборов – и получал взамен должность премьер-министра страны с расширенными полномочиями. Тандем Харпер – Арбур просуществовал недолго, Харпер сам ушел в отставку, не желая нести ответственность за положение в стране и прежде всего, в ее экономике. Арбур же – ничего не добился на европейском направлении, но при нем положение Канады ухудшилось еще больше. В 2009 году – Арбур получил пять процентов голосов, а во второй тур – вышли Харпер и его преемник на посту премьер-министра Канады, франко-канадка Диана Лемье. С минимальным перевесом голосов – Харпер выиграл эти выборы, которые по отзывам многих стали самыми честными за всю историю независимой Канады. Однако Харпер, вернувшись во власть – вместо того, чтобы сделать то, что от него ждали его избиратели – укрепить связи с САСШ и сделать английский язык вторым государственным – начал заигрывать с франко-канадцами и заявил, что место Канады – в Европейском содружестве наций. Английский так и не был сделан вторым государственным, вместо этого был принят половинчатый закон, согласно которым провинции Канады имели право вводить английский язык в качестве местного языка. Одновременно с этим – продолжалась франкизация канадских школ, в том числе и в англоговорящих провинциях. Сам же Харпер – оказался достойным наследником Этьена в плане коррупции и из-за своей жадности вступил в конфликт практически со всеми бизнес-группами Канады.
Надвигался две тысячи четырнадцатый год…

* Напарник
** Индийский субконтинент принадлежал Великобритании до 1991 года, индийские мусульмане – это пакистанцы
*** Новосибирск
**** В нашем мире први партизан. В этом мире – не было Югославии, а было СХС – королевство сербов, хорватов и словенцев
***** мексиканцы
****** Чикаго стоит на Великих озерах
******* Роман Гнат (Гнатышин) – генерал-губернатор Канады с 1991 по 1995 год. Этнический Украинец
******** Гильотину
********* Для чего я это пишу – а это почти все правда. Первое – чтобы показать, что политика русификации территории современной Украины не была ни чем-то из ряда вон выходящим ни особо жестоким. Второе – чтобы показать, как подобные вещи решаются в цивилизованном мире и насколько дико то, что сейчас творят украинцы

http://werewolf0001.livejournal.com/2755294.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , ,

Leave a Reply