Книжки. август



1. Н. Гейман «Никогде». Начался август с книжки крайне неудачной. Вообще Гейман бывает очень хорош, но, увы, не здесь — и сюжет, и персонажи были настолько плоски и предсказуемы, что на середине книжки я поняла, что, пусть книжка и легко и быстро читается, но занимать ей свое время мне перед самой собою стыдно.
2. К. Гласс «Будь моей мамой». Под дурацкой сюсюсю-обложкой на самом деле скрывается очень даже страшная (и особенно — тем, что реальная) история попытки взять под опеку девочку, серьезно пострадавшую психически от насилия в семье.
3. С. Арно «Квадрат для покойников». Ленинградская перестроечная фантасмагория — это совершенно отдельный жанр, настолько нелепый, что даже прекрасен. Жулики, неудачники, колдуны и карлики, оживляющие покойников, таскающие по подвалам Ленина, завернутого в ковер, и прочая невероятная ерунда!
4. Е. Михайлова «Я у себя одна, или Веретено Василисы». А вот это, пожалуй, самая важная книга из моего августовского набора, и почему только у меня руки не доходили до нее прежде? Это тексты о женской психодраме, о многих и многих непростых и болезненных вопросах и о женщине вообще. Рассуждения автора ценны сами по себе, а конкретные истории участниц отзываются внутри и воспринимаются очень близко. Мне кажется, после «Веретена» во мне очень многое встало на свои места (благодаря чему и был получен недавний обзор-инсайт).
5. Д. Мэлли «Декларация смерти». Простенькая социальная фантастика про времена, когда люди получили-таки бессмертие и, чтобы избежать перенаселения планеты, запретили себе размножаться. Кто-то-то все же заводит незаконнорожденных детей и тайно воспитывает их в подвалах и на чердаках, но власти находят Лишних и помещают в специальные учреждения, где подавляют их волю и воспитывают из них покорный персонал.
6. О. Сакс «Галлюцинации». Еще одна самая главная книга месяца. Честно рассказавший в первой части о своих временах торча, Сакс стал мне еще ближе. Вот только позавчера умер, ужасно жаль. В целом же — книга о видах галлюцинаций и неврологических причинах их появления, с примерами интересных случаев из практики. И — ура! — после прочтения я смогла кое-что испытать на практике, и гипнагогические миражи с тех пор приходили уже дважды, у меня это буквы, и первый раз буквы были смесью кириллицы и латиницы, а сегодня на рассвете — грузинские.
7. А. Аппельфельд «Катерина». Еврейская проза — еще один дорогой мне жанр (и вообще этот месяц вышел крайне типическим, разве что немного жести недостает, но «Дневники баскетболиста» в август влезли только самым уголком). Это история украинки, работавшей в еврейских семействах и глубоко сроднившейся с их культурой, история тяжелая, страшная и очень трогающая.
8. В. Вересаев «Записки врача». Сенсация! Самая скандальная книга конца XIX века! Не прошло и ста двадцати лет, как она наконец попала ко мне. Книга — совершенно замечательная, написана врачом, решившимся с предельной искренностью рассказать о своем становлении в профессии — как приходилось действовать вслепую, наугад, через собственное отчаяние, боль и гибель пациентов, нищенствовать, переживать ненависть родственников тех, кого не удалось спасти, полностью разочаровываться в медицине — и все равно остаться на этом пути. Сразу после выхода книги на автора набросилось крайне возмущенное недопустимой откровенностью текста медицинское сообщество, и во второй части, дополнившей издание, Вересаев полемизирует со своими противниками.
9. С. Янг «Программа». И еще немного социальной фантастики, простой и увлекательной. Эпидемия суицида среди подростков, «обработчики»-контролеры, выслеживающие тех, кто оказался печален, Программа, стирающая зараженные участки памяти — и попытки вышедших из изолятора восстановить свою личность.
10. Л. Женова «Все еще Элис». История про женщину-ученого, которую поразил ранний Альцгеймер, о постепенном разрушении памяти, распаде личности и том, что остается после. Написана, честно говоря, так себе, но сама тема не могла меня не захватить.
11. А. Петросян «Что можно успеть за 100 дней». Упомянутая Мартой, книжка привлекла меня как планомера, техника работы со своей жизнью, которую описывает автор, и правда довольно любопытна (утренние страницы фрирайтинга, три слоя целеполагания, фокус на интересной жизни и пр.), но я с удовольствием поняла, что мне это всё не нужно 🙂 Практически все перечисленные процессы у меня и так ведутся, пусть и немного в другой форме — но это выработанная мною самой и потому идеальная для меня форма. Лист Хорошего Жизненного плана, без которого я не выхожу из дома; ведение дневника, позволяющее сохранять внимание к своим жизни и чувствам, не терять возможность модерировать восприятие и перепроживать свои дни многократно; периодические проекты "сколько-то дней того-то, сколько-то дней без того-то"; инстаграм и камера на боку, способствующие поиску красоты; практика "хочу!", надо будет о ней как-нибудь подробнее написать, и прочее-прочее, работающих механизмов для жизни мне сейчас достаточно. Хотя упражнение на присутствие «что я чувствую-вижу-слышу» я все же из книжки добыла и, наверное, попробую, посмотрим, какие оно даст плоды. Ну а свою новую стодневку, по иронии судьбы, я начала утром того же дня, вечером которого прочла эту книжку: теперь я пишу стофактов про одного очень интересного человека, по одному в день, как писала и свои, но опубликую только когда все они соберутся.

http://users.livejournal.com/yukka_/909218.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags:

Leave a Reply