Два мира. Глава 11. Серафимушка

Серафимушка обходил свои владения.

Светлый восток золотил небо, и лёгкие далёкие облака казались лёгкими лебедиными крыльями.

Что есть жизнь старца, прославленного миром?

Что есть жизнь старца, ушедшего от мира, но оставшегося в миру?

Невидимый, но могущий оказать помощь, где нужна более всего, преодолевающий просторы и миры без касания земли, но всё же ощутимый и деятельный, - таким его мало кто знает.

Серафим заприметил Олега Ратинского уже давно.
Проходя окрест сёл и пашен южных рубежей, он услышал ноты счастья, носящиеся в воздухе.

Аромат их был сладок, как цветочный мёд, и пахли они как кожа младенца, обласканная материнскими поцелуями.

Откуда такое?

Вопрос принёс и ответ - то Олег с дочкой на лугу резвился, запуская змея в воздух.

Столько счастья, столько смеха и веселья и, что редкость, - никаких человеческих пороков на лице отца, счастливого со своей дочерью!

Серафимушка присел недалече и стал смотреть.

Что видел он - то один лишь Боженька и знает.

Но с того дня поселилось в Божьем Серафиме счастье об Олеге и дочке его. Как ни подумает Серафимушка о них - так светлый лучик коснётся лица их, хотя и солнышка может не быть.

Так думает Серафимушка о тех, кто ему приглянулся.

Вот спит Олежка.

Подойдёт Серафимушка, глянет в очи закрытые, и видит - "не готов ещё" ... Так ходил и смотрел Серафимушка.

Жена Олега недобрая, сердце её жёсткое учуяло Серафимушкины хождения и удумало отвадить его.

Стала скандалить, чтобы испортить свет дома, как воздух портят, - так и она скандалами.

Но Серафимушка только улыбнулся её сердца глупого козням, махнул ресницами, - вот уже и страх в ней, и уже жажда самой из дома уйти. Нехорошо это - святого человека в дом не пускать.

Сердце знает, и хоть разум не видит, но там, где Серафимушка ходит, - там глаза сердца всё видят и всё примечают...

Остался Олежа один, горе обострило сердечные токи, и вот однажды Серафимушка подошёл к нему и видит: "готов" .

Коснулся старец лба спящего человека, и очнулся, открыл глаза спящий.

Ум спит - а того не помнит, что естество его ночью с Серафимушкой беседу вело...

Но что есть "Я"?

Ум? Разум? Но что он может, когда и веления земные не углядит, где ж ему о небесных-то понять?

Кто есть тот, кто по небесам ходит с Серафимом, когда ум спит?

Серафимушка взял за руку того, кто был Олегом, кто проснётся и не вспомнит, и повёл лугами сочных трав и полевых цветов туда, где рождаются радуги и где воздух вкуснее родниковой воды, а капли небесных рос рождают мелодии и запахи небесных ароматов. Вот ступили на радугу - а она как дорога, и ведёт над землёю в облака, в лучшие края...

Так ходили, гуляли по радуге-дороге, беседовали... о чём? О том и Олег не упомнил, и Серафим промолчал, а только после той ночи тот, кто проснулся Олегом, не мог уже жить иначе.

Так началась мистическая жизнь Ратинского, не помнящего своих ночей, но творящего чудеса в своих днях.
Продолжение следует...

http://dmitriyraevskiy.livejournal.com/224541.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply