3 механизированный корпус ( 1 формирования) — история гибели.

Так как сайт Евгения Дрига почил в бозе и на Мехкорпусах теперь  так просто не проконсультироваться, сохраняю его материалы у себя.
К теме "Рассеняйского КВ"  нет нет, кто то да обращается.
На фотографии кстати он и есть. Сайт iam_krasnoyarsk по клику на картинку.

3 механизированный корпус

Формирование:

Формирование корпуса началось в июне 1940 г. в Западном Особом военном округе. С созданием Прибалтийского военного округа формирование корпуса было возложено на него - управление корпуса с корпусными частями и 84-я моторизованную дивизию в г. Вильно, 2-я танковую дивизию в г. Янов, 5-я танковую дивизию в гг. Прены, Алитус.
Управление и корпусные части формировалось на базе управления и соответствующих частей 24-го стрелкового корпуса, мотоциклетный полк - на базе 123-го кавполка 7-й кавдивизии.
2-я танковая дивизия создавалась на базе 7-й кавалерийской дивизии. Танковые полки - из танкового батальона 21-й ттбр, танкового полка 7-й кд, танковых батальонов стрелковых дивизий.
5-я танковая дивизия формировалась на базе 2-й легкотанковой бригады. Кроме того на укомплектование дивизии прибыли танковый батальон 21-й ттбр из Минска, танковый батальон 121-й сд. В гаубичный артиллерийский и мотострелковый полки переформированы 507-й гап и 344-й сп 84-й стрелковой дивизии.
В моторизованную была переформирована 84-я стрелковая дивизия имени Тульского пролетариата, выделив два полка на укомплектование 5-й танковой дивизии. Ее танковый полк создавался из танковых батальонов 84, 113, 143-й сд. Сама дивизия ведет свою историю с 1923 г., когда в Туле была сформирована 84-я территориальная дивизия. В 1939 г. была вновь развернута на базе 41-го (бывшего 250-го) стрелкового полка "старой" 84-й стрелковой дивизии (к этому времени кадровой). В 1939-40 гг. дивизия участвовала в советско-финляндской войне и в присоединении Прибалтики.
Формирование корпуса было связано с рядом трудностей. Во-первых, особенно остро ощущался недостаток казарм и жилых помещений для командного состава, в первую очередь в Вильнюсе. Во-вторых, формирование корпуса производилось не из подготовленных в техническом отношении и оснащенных частей (кроме 2-й лтбр), а из самых разных и разрозненных подразделений: отдельных танковых батальонов, саперных рот, кавалерийский частей и т.д.
Генерал Еременко очень грамотно поставил учебу соединений, провел сколачивание подразделений. На декабрьском 1940 года совещании высшего командного состава, при подведении итогов прошедшего учебного года 3-й механизированный корпус занял первое место среди подобных соединений.
В декабре 1940 года Еременко убыл в Москву, командиром корпуса стал теперь уже генерал-майор А.В. Куркин. Одновременно из корпуса убыл генерал-майор Кривошеин, командиром 2-й танковой дивизии стал генерал-майор Солянкин, а 5-й танковой дивизии - полковник Ф.Ф.Федоров, находившийся в Москве на Курсах усовершенствования командного состава. До его прибытия в дивизию, до мая 1941 года, исполняющим обязанности комдива был полковник П.А. Ротмистров.
К июню 1941 года соединения корпуса занимались напряженной боевой подготовкой, находясь на полигонах, стрельбищах, летних лагерях.

Дислокация:

2-я танковая дивизия - Укмерге.
5-я танковая дивизия - южный военный городок Алитуса; гап, озад, пмб - северный военный городок; МСП - Прены.
84-я моторизованная дивизия - Вильнюс.
18 июня все части корпуса были подняты по тревоге и выведены из мест постоянной дислокации. Соединения расположились: 2-я танковая дивизия с 18 июня находилась в районе станции Гайжюны, Рукле, 5-я танковая дивизия в нескольких километрах южнее Алитуса, а 84-я моторизованная дивизия в лесах района Кяйшадорис (на берегу притока реки Вилия), причем 21.6.41. в дивизии вышел приказ о запрете жечь костры по ночам. Управление корпуса располагалось в Каунасе.
21 июня 1941 г. в Каунас прибыл командующий ПрибОВО генерал-полковник Ф. И. Кузнецов. Он предупредил командование корпуса о возможном в скором времени нападении Германии. Было приказано под видом следования на учения выводить части корпуса из военных городков в близлежащие леса и приводить в полную боевую готовность. Однако собрать корпус на одном направлении Кузнецов не разрешил - немцы могли накрыть части на марше.
Во все дивизии были срочно направлены ответственные работники штаба и политотдела корпуса. Им предстояло оказать помощь командованию в выводе частей и соединений в районы их сосредоточения, в подготовке к обороне этих районов, оборудовании командных и наблюдательных пунктов, организации связи и полевой разведки.
Управление 3-го механизированного корпуса во главе с генералом А. В. Куркиным убыло в Кейданы (Кедайняй), севернее Каунаса. Туда же перешел 1-й мотоциклетный полк корпусного подчинения.
Из штаба 11-й армии сообщили: 5-я танковая дивизия, оставаясь на самостоятельном алитусском направлении, подчинялась непосредственно командующему 11-й армией.
Принятые меры безопасности позволили избежать возможных больших потерь при первых налетах немецких люфтваффе на места постоянной дислокации войск. Например, в 10 часов 45 минут противник нанес сильный авиаудар по району прежнего расположения 2-й танковой дивизии. Бомбы легли на пустое место. Дивизия потерь не имела. Не удалось сразу немецким авиаторам обнаружить и 84-ю моторизованную дивизию: первый сильный авианалет она испытала только рано утром 23 июня.

Боевые действия 2-й танковой дивизии

В 16 часов 22 июня командиры подразделений 2-й танковой дивизии получили первый боевой приказ о сосредоточении в районе Расейняй для удара по прорвавшемуся противнику. Спустя час полки дивизии выступили в поход. С наступлением темноты, подошли к Ионаве. Авангардный 4-й танковый полк встал из-за сильного потока беженцев на автомашинах и повозках. Шедший за ним 3-й танковый полк изменил маршрут следования: перейдя мост через реку Нярис, проследовал на Ионава-Расейняй-Тильзит. Дивизия продвигалась проселочными дорогами. При движении колонн пользование радиостанциями строжайше запрещалось. Марш и сосредоточение дивизии в темное время суток, без потерь от авиации противника, хорошо организованный командованием дивизии, приводился в послевоенных учебниках в пример.
В середине дня 22 июня командование 11-й армии вывело 84-ю моторизованную дивизию из подчинения командира 3-го мк и в дальнейшем это соединение в корпус так и не вернулось. Управление 3-го мк, располагая к исходу дня одним лишь мотоциклетным полком, в ночь на 23 июня перешло в расположение своей единственной танковой дивизии. Тогда же штаб корпуса посетил начальник АБТ управления фронта полковник П. П. Полубояров, поставивший задачу корпусу на 23 июня наступать в западном направлении до дороги Таураге-Шяуляй и далее в юго-западном направлении на Тильзит. Наступление следовало начать в 12 часов дня.
Встретив, противника на западном берегу реки Дубисса, 2-я танковая дивизия начала разворачивать в боевой порядок 2-й мотострелковый полк, который должен был прикрыть сосредоточение обоих танковых полков. С утра 23 июня завязались бои. 3-й и 4-й танковые полки, подтягивали отставшую технику и приводились в порядок после длительного и тяжелого марша. Вскоре левый фланг дивизии был обойден танками противника. На опасный участок были посланы 6 танков 3-го тп, которые отбросили немцев, подбив у них 2 танка и обратив 7 в бегство. (Судя по описанию этого боя это были танки КВ).
2-я танковая дивизия начала наступление в полдень короткими ударами. Продвинувшись на 3-4 километра, действовавшие в первом эшелоне танковые полки остановились, ожидая подхода мотопехоты. Ширина наступления дивизии не превышала 10 километров, что обусловило высокую плотность танков в первой линии, как вспоминал в Военно-историческом журнале один из участников тех событий, танки шли так плотно, что почти каждый выпущенный снаряд из немецких противотанковых пушек достигал своей цели. [2]
Особенно тяжелый бой у Скаудвиле с подходившими подкреплениями немцев - 114 моторизованным полком, усиленным двумя артиллерийскими дивизионами и около сотней танков - вылился во встречное сражение. Продвижение вперед застопорилось. Даже танки КВ, беспрепятственно проходившие через боевые порядки немецкой пехоты, гусеницами давя артиллерийские позиции противника, давя и тараня танки чехословацкого производства, не смогли исправить положения. После подхода 2-го мотострелкового полка с танковой ротой и его закрепления на занятом рубеже, понесшие потери танковые полки были отведены в исходный район. Всего за день 2-я танковая дивизия 6 раз предпринимала атаки.
По донесению генерала Солянкина в штаб корпуса, части дивизии за день боя разгромили 100-й моторизованный полк, уничтожив при этом до 40 танков и 40 противотанковых орудий противника. Потери дивизии были большими. (По некоторым данным номер этого полка 114-й моторизованный, и потерял он вовсе не 40 танков, а гораздо меньше, по крайней мере безвозвратно).
24 июня в соответствии с приказом командующего фронтом дивизия вновь пыталась атаковать противника, однако вскоре бои приняли характер отражения усиливавшегося давления противника на боевые порядки 2-й танковой дивизии. К исходу дня дивизия, испытывая перебои в снабжении горючим и боеприпасами, начала "пятиться" назад. Командир корпуса в 19 часов 30 минут 24 июня доносил командующим 8-й армией и Северо-западным фронтом: "На протяжении всех боевых действий нет нашей авиации. Противник все время бомбит. Прошу действия Скаудвиле прикрыть".

Двухдневные не прекращавшиеся бои стоили 3-му механизированному корпусу потерей 80 % первоначальной материальной части.
В течение 24 июня 2-я танковая дивизия продолжала отражать атаки превосходивших сил противника, но к исходу дня начала пятиться назад в связи с тем, что кончилось горючее и на исходе были снаряды.
Штаб корпуса потерял связь со штабом 11-й армии и не знал, что происходит на фронте. Противник овладел Каунасом и частью сил устремился к Вильнюсу, а главными силами 56-го моторизованного корпуса вышел в район Ионавы, отсекая 11-ю армию от 8-й.
Командующий 11-й армией генерал-лейтенант В. И. Морозов попытался восстановить положение, бросив на Ионаву 84-ю мотострелковую дивизию. Но в ожесточенном бою это соединение уже значительно обескровленное в боях под Каунасом, вновь понесло тяжелые потери и разрозненными подразделениями откатилось в расположение отступавших частей 16-го стрелкового корпуса.
Таким образом, наступая на параллельных даугавпилском и шяуляйском направлениях, противник обошел с флангов и окружил 2-ю танковую дивизию.
26 июня группа немецких танков с десантом автоматчиков на броне совершила внезапное нападение с тыла на штаб дивизии и управление 3-го мехкорпуса, располагавшего одним мотоциклетным полком. В завязавшемся жестоком бою погибли многие бойцы и командиры, в том числе и командир дивизии генерал-майор танковых войск Е. Н. Солянкин.
Бой продолжался до заката солнца. В сумерках все, кто остался в живых, отошли в глубину леса, а затем в расположение частей 2-й танковой дивизии, имевшей не более десятка боевых машин, да и то с пустыми баками. Значительная часть боевых машин была потеряна в бою под Скаудвиле или выведена из строя самими танкистами после того, как они израсходовали горючее и расстреляли все снаряды.

Генерал Куркин приказал привести в полную негодность танки, оставшиеся без горючего предварительно сняв с них пулеметы, распределить по подразделениям стрелковое вооружение, патроны и гранаты, принять меры по перевозке тяжелораненных и больных.
Около двух месяцев продвигалась группа через леса Белоруссии и северной Брянщины на восток, обходя ночами города, деревни и села, занятые крупными гарнизонами противника, уничтожая немецкие тыловые подразделения, колонны автомашин с боеприпасами и различным снаряжением. Танкисты вышли к линии фронта в военной форме, имея при себе личное оружие и документы.
После выходы из окружения из танкистов группы генерала Куркина были сформированы и направлены на заводы за новой техникой танковые экипажи. Они составили ядро 8-й танковой бригады, командиром которой стал П. А. Ротмистров.

5-я танковая дивизия

5-я танковая дивизия была выведена из подчинения командира 3-го механизированного корпуса фактически еще до начала войны, 21 июня 1941 года устным распоряжением командующего округом. Приказным документальным порядком, это зафиксировалось лишь в приказе командующего в 9 часов 30 минут 22 июня. 5-я танковая передавалась в непосредственное подчинение командующего 11-й армией. Дивизия после выхода из мест постоянной дислокации должна была развернуться на фронте свыше 30 километров от Друскининкая до Алитуса вдоль восточного берега реки Неман. На предмостное укрепление у Алитуса, куда отошли подразделения 126-й стрелковой дивизии, комдив-5 направил всего лишь один мотострелковый батальон усиленный артиллерией 5-го мотострелкового полка. Позже, по мере готовности, в разное время туда подошли и другие подразделения дивизии, в том числе 2-й танковый батальон 9-го танкового полка и отдельный зенитно-артиллерийский дивизион. Уже к полудню 22 июня эти части были втянуты в танковый бой с прорвавшимися к Алитусу 7-й и 20-й танковыми дивизиями противника. Ему быстро удалось прорваться к важнейшим мостам через Неман и захватить их в целостности и сохранности. Взрыв мостов, назначенный советским командованием на 14.00., произвести не успели. Одна из взрывных команд целиком попала в плен. Тем не менее, бои в городе продолжались весь день и прекратились лишь с подходом немецкой мотопехоты и артиллерии. С наступлением темноты остатки защитников Алитуса переправились на восточный берег Немана.
Не имея информации о прорыве немцев через Неман, в оперсводке штаба Северо-западного фронта от 22.00. 22.6.41. указывалось, что 5-я танковая дивизия к исходу первого дня войны готовила оборону переправ в Алитусе.
Дивизия не смогла ввести на алитусском направлении все свои силы. В ночь на 23 июня в 2-2.30 противник высадил в тылу дивизии тактический парашютный десант численностью до 660 человек. Десантникам удалось захватить аэродром Ораны и охранявшие его 7 бронемашин и 4 орудия ПТО, принадлежавшие 184-й стрелковой дивизии 29-го литовского корпуса. Ввиду ненадежности литовцев из этой дивизии, советское командование начало принимать меры по немедленному отводу соединения в глубокий тыл. Ликвидацию немецкого десанта возложили на 10-й танковый полк 5-й танковой дивизии. Уже к 7 часам утра 23 июня десант был частью уничтожен, частью рассеян, однако почти половина танковых сил соединения оказались в стороне от развернувшегося в тот день сражения.
Основные силы 5-й танковой дивизии к утру 23 июня оказались зажатыми с двух сторон наступающими немецкими клиньями. С юга это соединение обошла 7-я танковая дивизия, с фронта действовала 20-я танковая дивизия группы Гота. 23 июня произошла первая танковая битва Великой Отечественной войны. В крайне невыгодных условиях боя советская дивизия потеряла по разным оценкам от 70 до 90 танков, в то время как немецкие безвозвратные(!) потери составили всего 11 танков (по немецким источникам), из них 4 - по-видимому, Т-IV. Сведения Ротмистрова о якобы уничтоженных в том бою 170 танках, бронетранспортерах противника являются десятикратным преувеличением.
Тем не менее, об ожесточенности боя свидетельствует донесение одного из командиров полка немецкой 7-й танковой дивизии, в котором он докладывал, что в районе Алитуса "произошел исключительно тяжелый бой".
23 июня, советское командование, не имея достоверной информации о положении на алитусском направлении, приказало 5-й танковой дивизии очистить район Кейданяя, после чего быть готовой "короткими ударами очищать правый берег Немана в районе Каунаса от частей противника".

Тяжелые невосполнимые потери, многократное превосходство противника вынудили командование дивизии начать быстрый отход. Фактически, соединение потеряло боеспособность и судя по всему и целостность. Часть танковых подразделений (не менее 15 Т-34 и 14 Т-26 из состава 10-го танкового полка) к исходу 23 июня откатились в полосу 37-й стрелковой дивизии 21-го ск Западного фронта. В дальнейшем, они составили сводный танковый батальон при контрударе 24-й стрелковой дивизии 26-27 июня на Ошмяны. Последние 3 танка Т-34 из этого подразделения были потеряны 3 июля при прорыве окружения у Радошковичей.
В середине дня 24 июня полковник Ф.Ф. Федоров прибыл на командный пункт 13-й армии, развернутый в Молодечно. Как вспоминает С.П. Иванов свою встречу с комдивом-5 в тот день: Федоров сильно переживал за неудачные действия своего соединения. "Это непоправимая беда, - сокрушался танкист, - и мне придется расплачиваться за нее головой". [3]
Из рапорта командира танковой дивизии командарму 13-й армии следовало, что к 12 часам 30 минутам 24 июня остатки 5-й дивизии удерживали восточную и южную окраины Вильнюса, имея большие потери по предыдущим боям убитыми и ранеными - до 70 %, танков до 150 штук, орудий - 15 штук и колесных машин до 50 %. Комдив получил приказ немедленно возвращаться в боевые порядки дивизии и прочно удерживать занимаемые позиции.
Несмотря на приказ, остатки дивизии откатывалась с такой скоростью, что уже к исходу 24 июня отряд в составе 15 танков, 20 бронемашин и 9 орудий во главе с комдивом Ф. Ф. Федоровым, оказался в окрестностях Молодечно.
Этот отряд 5-й танковой дивизии стал первым боевым войском 13-й армии, которое до 24 июня ничего кроме управления не имела.
В тот же день командарм-13 генерал Филатов приказал свести все боевые машины 5-й тд в боевую группу под командованием полковника И.Т. Беркова и совместно с курсантским батальоном Вильнюсского пехотного училища и 84-м полком НКВД нанести удар по танковой колонне противника продвигающегося на Молодечно от Ошмян. Атака состоялась утром 25 июня.
Было подбито не менее пяти немецких танков и десяток автомашин. Отряд едва избежал окружения и был вынужден отойти.
В оперативной сводке ╧7 штаба Западного фронта от 25.6.41. остатки 5-й танковой дивизии (3 танка, 12 бронемашин и 40 автомашин) указаны в 5 километрах юго-восточнее Молодечно.
В официальной истории 13-й армии 5-я танковая дивизия в составе этого объединения числилась с 25 июня по 18 июля 1941 года, хотя последние упоминания об этом соединении относятся именно к 25 июня.
В журнале боевых действий 13-й армии в записях от 29 июня встречается запись о танковом полке 7-й танковой дивизии, находившегося в 5 километрах юго-западнее Воложин в лесу. Вероятнее всего в журнале ошибка и речь идет именно об остатках 5-й танковой дивизии, так как никаких других танковых соединений в районе Воложина в начале войны не было. Эта ошибка была растиражирована в ряде приказов и распоряжений штаба Западного фронта. Так, например, командиру 21-го стрелкового корпуса предлагалось достать дизельное топливо для этого полка и увязать с ним последующие действия. Исходя из предположения, что полк все же существовал, и принадлежал именно 5-й танковой дивизии - можно сделать вывод, что остатки этого соединения в конце июня 1941 оказались в глубоком тылу противника, где, по-видимому, были уничтожены.

Действия 84-й моторизованной дивизии

84-я моторизованная дивизия к середине 22 июня была выведена из подчинения командира 3-го мехкорпуса. Вечером того же дня, дивизия, выполняя приказ командующего 11-й армией, выступила походом из района лесов у Кайшадориса в сторону Каунаса. Двигались на автомашинах по проселочным дорогам вокруг Каунаса с очень низкой скоростью. К исходу дня дивизия развернулась по реке Невяжис от Лабуново до впадения реки в Неман, прикрыв Каунас с северо-востока. Рубеж начали готовить в инженерном отношении.
Часть сил 201-го мотострелкового полка и 1 батальон 41-го мотострелкового полка к 22 июня несли гарнизонную службу в Вильнюсе. Начальник гарнизона города полковник Истомин (командир 9-й дивизии НКВД) позволил этим частям убыть к своей дивизии только после прибытия в Вильнюс пехотного училища во второй половине дня.
23 июня командир дивизии выслал разведку на танках к западу от занимаемого рубежа. Было выяснено, что со стороны Юрбурга через Арегалу на Ионаву движутся колонны танков и автомашин противника. Из этого следовало, что дивизия не имевшая соседей, была обойдена справа.
К вечеру 23 июня дивизия покинула рубеж обороны и колоннами направилась на Ионаву. На марше 41-й мотострелковый полк подвергся обстрелу артиллерией и понес потери.
Под Ионавой дивизия была развернута в боевой порядок. 41-й мотострелковый полк в один из дней июня в 6часов 30 минут утра, после крайне слабой артиллерийской подготовки, без поддержки танков, перешел в наступление на Ионаву. Стрелковые цепи едва поднявшись попали под губительный артиллерийский огонь противника. Полк понес потери. Командир полка Ивановский растерялся и трижды пытался поднять людей в атаку, вместо того чтобы отвести часть обратно и организовать наступление заново. Отдельные подразделения полка обратились в бегство. Ивановский лично их останавливал.
Днем прибыл начальник штаба дивизии полковник Терещенко и приказал прекратить атаку. Он сообщил, что противник обошел дивизию справа и полку грозит окружение. Полк начал отход к реке Вилия. На переправе через реку скопились сотни автомашин и десятки орудий. Большая часть из них была здесь же и брошена. Днем 26 июня на помощь 33-й стрелковой дивизии штурмовавшей Ионаву был придан 46-й танковый полк 84-й моторизованной дивизии. Первую атаку полка возглавил лично командир полка Есин П.Н. Ему первому удалось прорваться на своем танке к мосту через реку Вилию. Однако, танки попали под сильный противотанковый огонь противника и вынуждены были отойти в исходное положение. Вторая атака полка возглавлялась начальником штаба - подполковником А.В. Зазимко.
В группе генерала Акимова С.Д. под Даугавпилсом помимо прочих частей были остатки двух полков 84-й моторизованной дивизии под командованием заместителя командира дивизии полковника Г.А.Белоусова, насчитывавшие около 3-х тысяч человек с 6-ю орудиями.
16 июля 1941 г. 84-я моторизованная дивизия была преобразована в стрелковую.

Литература:
1. Ротмистров П. А. Стальная гвардия. - М.: Воениздат, 1984.
2. Военно-исторический журнал, 1974. № 6.
3. Иванов С. П. Штаб армейский, штаб фронтовой. - М.: Воениздат, 1990.
4. 1941 год - уроки и выводы. М. Воениздат. 1992. Генеральный штаб объединенных вооруженных сил СНГ.
5. Коломиец М., Мощанский И. Многобашенные танки РККА Т-28, Т-29. Фронтовая иллюстрация. ╧4. 2000.
6. Еременко А. И. В начале войны. - М.: Наука, 1965.
7. Полубояров П. П. "Крепче брони". //На Северо-Западном фронте. 1941-1943. М. Наука. 1969.
8. РГВА, ф. 35014, оп. 1, д. 13; РГВА, ф. 35014, оп. 1, д. 51.
9. ЦАМО, ф. 38, оп. 11373, д. 67.
10. Коломиец М., Свирин М. Т-26: Машины на его базе. Фронтовая иллюстрация, № 4, 2003.

http://rostislavddd.livejournal.com/221382.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , , , , , , , , , , , ,

Leave a Reply