«Выживатель, Андрей Круз

Беда с обложками-иллюстрациями не миновала и этого автора:

И дело не только в «фотошопе», за который стыдно было бы и школьнику - основная проблема в том, что изображённого на картинке в книге нет. Ну, вот по частям - есть, а вместе - нет. Не летал там «Чинук» над героем с амстаффом. Зачем такое ляпать?

«Вот магазинов маловато, всего четыре пластиковых "пи-мага", да еще две «жестянки» двадцатизарядных, я как бы к войне не готовился, купил для стрельбища. Впрочем, в Испании такие даже на стрельбище запрещены, как ни странно. Покупать можешь, продавать и хранить можешь, а вот пользоваться — ни-ни.
...
И даже когда выбирал страну для того, чтобы "уйти на покой" — выбрал именно Испанию за то, что ее вроде во многом странное и путаное оружейное законодательство разрешает при этом владеть оружием иностранцам, даже "резиденция" не нужна, достаточно иметь постоянный адрес. Вот я и владел.»

Знаю я людей, которые так отнюдь не про патроны думают:

«Груз одних только патронов получался совершенно неподъемным, придется таскать партиями, но патронов много не бывает. Бывает или очень мало, или просто мало, но больше уже не утащить. Эти я утащу, пусть сдохну под ними, но утащу.»

По-моему, термин в кавычках уже стал общепринятым:

«Вскоре новости стали еще страшнее: эпидемия действительно оказалась делом человеческих рук. Поймали нескольких распространителей в разных странах. Естественно, все они оказались исповедующими "религию мира", в основном из числа легальных иммигрантов, а иногда, как в России, из числа местных единоверцев. Распространялась зараза просто — везде, где получалось, на перила и всевозможные поручни наносился бесцветный прозрачный гель без всякого запаха, в котором возбудитель болезни сохранялся долго, давая возможность заразиться великому множеству людей. Люди заражались через контакт, а уже затем зараза начинала передаваться еще и воздушно-капельным путем.»

Про подростков - хорошо:

«— ...И запомни: стрелять надо так, чтобы убить, ты меня понял? — Я посмотрел ему в глаза. — Там, за прицелом, будут не люди, люди в них давно погибли. Там какие-то бешеные твари, которые людей жрут, ты понимаешь?
Ему явно не понравилась такая трактовка слова "люди", но он все же кивнул.
— Если ты задумаешься или облажаешься — меня убьют, ты понимаешь? Просто убьют, это не игры, так что ты должен меня защитить, пойми.
— Я понял, — вздохнул он.
Ага, лекция начинает надоедать. Он лекций не любит, он умный и взрослый и все знает, это вокруг все дебилы, особенно родители, а из родителей особенно я — вообще тупой зануда. И все время со своими лекциями, словно могу его, такого умного, чему-то еще научить.
— Нет, ты не понял. — Я снова посмотрел ему в глаза. — Убьют — это значит без "сэйва" и "рестарта", понял? И тогда вам тоже... всё. Это ты понимаешь? Все погибнут: ты, мама, Сашка, Майк. Все. Поэтому я хочу, чтобы ты сам себе все это объяснил, не я. Сам себе скажи: у меня нет второй попытки, я не могу что-то пообещать и не сделать. Даже если я не хочу убивать психа, я должен это сделать, потому что иначе он убьет кого-то из нас.»

Во-во, оно вполне интернационально:

«Несмотря на ситуацию, чуть не засмеялся. Сколько я таких наших по всему миру встречаю, которые так и не выучили ни единого слова на языке страны проживания, не счесть. Впрочем, этим не только наши отличаются. В моей Эльвирии половина населения была англичанами или ирландцами, и из тех хорошо если десять процентов умели на испанском пива заказать в баре, а так все на родном. Так что это не национальная особенность, это скорее тип людей такой, которым оно вообще не надо, им и так хорошо.»

Вообще, опус оставил странно «сырое» впечатление - как будто писался «на бегу». Сюжет оборван на середине, так что, надеюсь, продолжение будет подобротнее...

http://falcrum.livejournal.com/1763304.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags:

Leave a Reply