Новый роман «Апокалипсис». Главы 11-12


ГЛАВА 11

Последующие час или два Артур помнил смутно. Возможно, его воспоминания были вообще ложными, наведенными: одурманенный психотропным препаратом мозг в эти минуты или часы вышел из-под контроля Макдоннелла.
Ему сделали инъекцию какого-то снадобья. Баронет быстро ощутил на себе его действие... Стены этого небольшого подвального помещения, размерами десять на шесть ярдов, сначала как бы отодвинулись – словно они были передвижной театральной декорацией, которую принялись быстро сдвигать. Затем поменяли цвет на мутно-серый. А потом и вовсе исчезли.
Похитители развязали свою жертву – на время. Макдоннелла подняли со стула; с него сорвали одежду. В подвале выключили свет.

Из серой призрачной дымки показалась черная рука, в ней зажат какой-то продолговатый предмет. Некто принялся водить вдоль обнаженного мужского тела этим предметом, издающим слабое свечение. Выглядело это так, словно эти люди при помощи прибора, инфракрасного или люминесцентного источника, ищут какую-то пометку, символ, татуировку или даже надпись. Что-то, что могло бы быть некогда нанесено, надписано или вытатуировано на коже седьмого баронета Макдоннелла.
Перламутровые блики стали постепенно тускнеть. Взвихрились роем оранжевые искорки, уходя вместе с пузырьками воздуха к поверхности. И тоже вскоре погасли. Над головой сомкнулась толща воды. Артур Макдоннелл вновь, как это было однажды с ним в раннем детстве, стремительно погружался в омут.

Очнулся он в тот момент, когда кто-то, удерживая сзади, под мышки, выволок его из воды на пологий травянистый берег реки Клайд.
-Ты кто? – долетел до него женский голос. – Назови свое имя!
- Меня зовут Артур...
- Ты сын баронета Макдоннелла?
- Да.
- Тебе что, жить надоело?
- Нет.
- Тогда зачем ты так себя ведешь?
- Как?
- Ты должен слушаться старших! И не совершать безумных поступков! Ты меня понял, Артур Макдоннелл?
- Д-да.
- Так ты будешь меня слушаться?
- Да.

Наконец Артур увидел воочию того человека, о котором иногда думал в прошедшие годы. Особенно – в детстве.
Родители, кстати, никогда в его присутствии не поднимали эту тему. О том, что отпрыск сэра Малкольма едва не утонул прекрасным летним днем в протекающей близ родовой деревни клана Макдоннеллов реке, говорить в их семье было как-то не принято. Самому Артуру, когда он, будучи уже взрослым парнем, гостил у шотландских родственников, удалось о том давнем случае вызнать немногое. Сын егеря, парень на два или три года старше его, – друг детства, если так можно сказать о мальчишке, который то лез драться, то втягивал Артура в сомнительные предприятия - теперь уже сам помощник егеря, сказал, что его спасла местная девушка. Но имени или фамилии ее не смог – или не захотел - назвать даже этот проныра.
Так вот: Артур, наконец, может лицезреть ту особу, - так он думал – которая его спасла, когда он мальчишкой тонул в реке Клайд.

Девушке лет двадцать или немногим больше. Она нагая: то ли загорала на берегу, в кустарнике, в укромном месте, то ли разделась прежде, чем зайти в воду – чтобы не замочить одежду.
У нее молочного цвета кожа; волосы медно-рыжие, почти до пояса. Широкие крутые бедра; сильные ноги чуть расставлены, в треугольнике паха курчавится нежная поросль.
Чуть наклонившись гибким станом, она, наматывая на кулак свою рыжую гриву, принялась отжимать воду из волос... В такт этим ее движениям подрагивают крепкие полушария грудей. Поймав на себе любопытствующий взгляд, девушка погрозилась пальцем.
- Ты уже подсматривал раньше за девушками? – спросила она.
- Несколько раз, - сказал Артур.
- А поподробнее?
– Джеф, сын егеря водит иногда меня на реку.
Девушка взяла черный плащ, – он словно соткался из воздуха – и набросила его себе на плечи.
- Так ты, значит, любопытный? Тебе нравится вызнавать чужие секреты?
- Не знаю...
- А за отцом ты когда-нибудь подсматривал? Или подслушивал?
- Когда?
- Например, когда он с документами работает. Когда разбирает свои записи или письма.
- Отец при мне не говорит о делах. И он не так уж часто бывает дома.
- Сэр Малкольм разговаривает с твоей матерью о своих тайнах и секретах?
- Каких тайнах?
- Твой отец, Артур, что-нибудь рассказывал своей супруге, твоей маме, о второй части Книги Откровения? Или любому другому в твоем присутствии?
- Имеется в виду последняя книга Нового Завета?
- Умный мальчик...
- Так называемое Откровение Иоанна Богослова?
- Именно об этом и спрашиваю.
- Нет, я не слышал разговоров на эту тему.

Девушка подошла еще ближе. Полы плаща на мгновение разошлись; на белой коже контрастно выделяется крест – он какой-то странной, неканонической формы, со скрещенными мечами вместо распятия. Последовал новый вопрос:
- Артур, где твой отец хранит «Апокриф»?
- Что это такое?
- Это небольшого объема старинный манускрипт.
- Я не понимаю.
- В нем наряду с текстом содержатся иллюстрации.
- Не знаю... Отец никогда об этом мне не рассказывал.
- А про «Источник» рассказывал?
- Нет, никогда мы об этом не говорили... Я с отцом много лет не виделся.
- Ты ведь уже разобрал и каталогизировал домашнюю библиотеку?
- В ней сохранилось не так уж много книг... Когда-то их было намного больше.
- Какие самые древние книги или письменные источники хранятся сейчас в вашей личной библиотеке?
- Второй половины семнадцатого века.
- На «Койне» или на древнеарамейском что-нибудь есть?
- Вся литература только на английском и на гэльском.
- Когда ты виделся в последний раз с профессором Джоном Кендаллом?
- Не знаком с этим джентльменом.
- К тебе обращались люди из секты «Святого Джона»?
- Не слышал о такой секте.
Особа в темном плаще - ее голос стал вдруг низким, хрипловатым, мужским - сказала, обращаясь к кому-то, чье присутствие Артуром сейчас лишь смутно угадывалось:
- Он и в правду ничего не знает.
- Введи ему «антидот», Мэтью, - распорядился старший.

Г Л А В А 12

Придя в чувство, Артур обнаружил себя на прежнем месте – в подвале, в компании людей в черных одеяниях. На нем из одежды только трусы, да еще ботинки на ногах. Он по-прежнему привязан переброшенной через грудь и под мышки веревкой к стулу, на руках у него защелкнуты наручники.
Послышался звук рингтона. Старший достал из кармана куртки сотовый. Посмотрев на экран, он поднес трубку к уху.
- Слушаю... Так... Понял. Выезжаем.

«Питер» сунул смартфон обратно в карман. Некоторое время он стоял неподвижно, о чем-то размышляя. Наконец, ровным, лишенным оттенков голосом произнес:
- Мэтью, останешься здесь, закончишь дело.
Подойдя вплотную к сообщнику, он что-то сказал тому на ухо. Затем, уже громче, распорядился:
- Если не скажет, где спрятан «Апокриф» - убей его.
- Без отпущения грехов?
- Если не захочет исповедаться – забей, как животное... Тело вывезешь на свалку.

*****

http://sobolev-sv.livejournal.com/824845.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , , ,

Leave a Reply