Цена нелюбви

Вчера вечером дочитала книгу "Цена нелюбви", настоятельно рекомендую её всем, кто любит задавать себе сложные вопросы, а в частности тем, кто планирует (и уже имеет) детей. Это прекрасно, хоть и немного затянуто на мой вкус.
10/10

Книга представляет из себя рассуждения матери, чей сын совершил массовое убийство одноклассников в своей школе: американка армянского происхождения Ева вспоминает и заново оценивает своё материнство, начиная с мыслей о зачатии ребёнка, заканчивая днём, когда разрушилась её жизнь и пытается понять долю своей собственной вины в произошедшем. Красоту повествования не особо портит даже отвратительный перевод, хотя остаётся лишь догадываться как роскошно звучит эта история в оригинале.

Отдельно хочется упомянуть описание героиней американцев и американской культуры в целом, нигде я не встречала мнения так точно отражающего моё собственное. Не знаю совпадает ли оно с авторским, но почему-то кажется, что да. Если кого-нибудь будет искренне интересовать почему я никогда не хотела бы жить в штатах, буду цитировать Еву.

В целом, книга столь неоднозначная, задаёт столько вопросов на которые нет ответов, что читать её, обдумывать, размышлять, вертя озвученные вопросы с разных сторон - настоящее наслаждение. Я не изменила давнее мнение: детей нужно рожать лишь тогда, когда ты хочешь детей, а не тогда, когда решаешь таким способом какие-то свои внутренние проблемы или угождаешь родственникам и обществу. Банальность, которая звучит так пресно и сыро, что многие не берут её в расчёт. Однако, ребёнок действительно не обязан осчастливить родителей, родившись идеальной "игрушкой", он может быть сложным, неуправляемым, даже раздражающим, и родители не имеют право быть к этому "не готовыми". Они могут переоценивать свои силы, готовясь стать родителями, но изначально они должны хотя бы думать, что готовы принять и дать всё нужное тому человеку, который родится у них, каким бы он ни был.

Мне сложно осуждать Еву, потому что она во многом похожа на меня, многие её мысли и сомнения мне близки и знакомы. Но как мать она, безусловно, полный ноль. Нигде в книге я не увидела её попытки понять своего ребёнка, найти к нему подход. Родив сына и ничего к нему не почувствовав, с первых секунд испытав разочарование в своём материнстве, она будто выполняла программу из инструкции по применению: ребёнку надо улыбаться, гладить его не менее трёх раз в день, называть его "мой милый", играть с ним в мячик и обучать счёту. Кевин её притворство, разумеется, видел и, будучи ребёнком умным, апатичным и агрессивным одновременно, реагировал в доступной ему и его возрасту манере. Он ждал от матери искренности, любых честных поступков, пусть бы даже их последствием стала сломанная рука, за то настоящих.

Отец Кевина вроде бы любил, но так как сын постоянно притворялся, то любил он не его, а некий образ сына, картинку из рекламы счастливой семьи. Сочувствовать Франклину мне сложно, хоть в целом он ни в чём и не виноват, но, во-первых, он оказался начисто лишён хоть какой-то родительской интуиции, погрузившись в собственные иллюзии, во-вторых, был абсолютно глух к жене. Тот случай, когда простота хуже воровства.

Как не парадоксально, более всего мне жаль Кевина. Ребёнок, который первую половину книги вызывает стойкое раздражение, к концу вдруг открылся мне в ином свете. С начала я считала, что притворяется он только перед отцом, разыгрывая с ним энтузиазм и обычное детское веселье, а с матерью он таков, каков есть: спокоен, злобен и чёрств. А потом понимаешь, что и равнодушие - маска, индивидуально для "мамси". И к моменту, когда рассказ достигает его несовершеннолетия, становится нестерпимо грустно от осознания, что этот ребёнок никогда нормально, по-человечески не жил, не испытывал таких простых, понятных позитивных эмоций, доступных по умолчанию практически любому ребёнку. Понятно, что он родился сложным сразу, изначально, как маленький скорпион с наполненным ядом жалом. Но я действительно верю, что этот ребёнок мог бы иметь другое детство, другую судьбу, если бы к нему отнеслись с вниманием, с интересом, с уважением. На моменте, где он заступается за мать на интервью и упоминается единственное фото в его камере - её - уже почти хочется плакать.

Я против вольностей перевода и искренне недоумеваю (в очередной раз) какое право имели переводчики назвать книгу "We Need to Talk About Kevin", как "Цена нелюбви", как минимум, потому что название заранее задаёт оценку, навязывает строго определённый выбор. Но всё-таки в данном случае, я не буду сильно возмущаться, потому что дочитав, в голове крутилась одна мысль: "каждый ребёнок заслуживает быть любимым".
Спасибо автору этого беспросветного ужаса хотя бы за такое завершение.

http://night-light-tss.livejournal.com/98980.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply