КАК НАПИСАТЬ ЗА ГОД 100 КНИГ (3)

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО ЗДЕСЬ http://profe-12.livejournal.com/543761.html

Сегодня сам Б-г велел, не зря в Новом Завете сказано о субботнем, а не воскресном дне. Вот почему с утра пораньше, усердно помолившись в синагоге, я осенил себе святым крестом, после чего с легкой душой и чистым сердцем продолжил свое богоугодное дело на ниве просвещения. Потому сейчас напишу такое, что у кое-кого глаза на лоб полезут, еще до того, как уши отклеятся. Ибо в который раз пред тайнами не только одесского двора прославленный мадридский двор заимеет бледный вид и розовые щечки. Одновременно с этим станет предельно ясно, как я бы сделал несколько книжек всего за пару недель. Причем таких, что за ними бы очередь выстроилась. А быть может и нет. Но только по той причине, что кто-то, по уже имевшему место примеру, выкупил бы у издательства весь тираж. После чего занялся бы самовывозом тиража из полиграфии только для того, чтобы его спалить.

Пишу именно в субботу, когда число посетителей Сети резко снижается, так что совесть моя чиста. По той же причине пишу именно здесь, а не в регулярно трахающем самого себя фейсбуке, куда сбежало множество некогда исключительно ЖЖ-пользователей. К тому же намеренно ставлю пресловутые многобуквов, заранее резко сужая тем самым круг потенциальных читателей. В отличие от...


Когда-то ныне позабытый одесский артист А.Закушняк придумал совершенно новый жанр эстрадного искусства под названием "Вечера интимного чтения". Ничего фривольного, просто читал со сцены фрагменты классических произведений. Нечто подобное устроил и я. Закушняк и его многочисленные последователи не смели мечтать о таком грандиозном успехе у зрителей, которые на самом деле были слушателями. Мои слушатели потухали до такой степени, что пришлось прервать свое сольное выступление, так как от их ржача стала дрожать люстра, а кожа на креслах и диванах могла лопнуть в любой момент. А что такое, я всего лишь только начал зачитывать фрагменты главы из книги известного писателя. Глава эта посвящена встрече со мной в той самой комнате, где этот бенефис не завершился, потому что Серый грохнулся с дивана. Лежа на полу и продолжая давиться от хохота, он попросил вязать "Вечер интимного чтения", так как дальше просто не выдержит.

Вообще-то, кроме собравшихся, друзей у меня очень много. Одному из них я даже позавидовал белой завистью: "С таким человеком дружите". После того, как он доверительно поведал, что я - его лучший друг, живу возле Привоза и у меня дома есть камин. Подобных рассказок вместе с куда менее мажорными одами за меня можно насобирать и в Сети два тома, но... Но кому они интересны? Другое дело - таки да известные писатели или журналисты. Один из них них написал за меня, вредного гада, целое исследование. Почему именно как за вредного гада? Потому что он приехал в Одессу из очень далека, хотел взять у меня интервью, бегал по всему городу, где меня в то время в упор не наблюдалось. Так он совершенно случайно напоролся на девушку, доверительно поведавшую, что она является моим литературным агентом. И что столь интересующий иноземца писатель категорически против таких встреч. Чего она этому литературоведу еще за меня рассказала, так я по его тексту врубился. Открываю тайну: дам среди моих литературных агентов никогда не было. Но вообще-то, если я такой-сякой, на фиг ищешь встречи со мной? Подобно еще одному иностранному писателю, выдавшему, что я никому не нужен и неинтересен. Но если это так, отчего тогда писатель с состоянием блаженного счастия на светлом лике приехал ко мне, причем заранее письменно анонсировав это грядущее событие в кругу почитателей своего таланта?

И вообще, задайте элементарный вопрос всем этим мемуаристам и моим друзьям какие сигареты я курю, а потом вместе дружно посмеемся. Однако, все это не означает, что я зазнался, а потому в меру сил помогаю моим многочисленным биографам познавать малоизвестные факты из жизни того, кто не дает им спокойно жить и учиться думать хотя бы головой.

Сколько бы ушло времени, чтобы просто составить упомянутые гипотетические книги, сказал. Но этого для истинно скандального литературного жанра и проявления к книгам таки да повышенного интереса было бы за мало. А потому у меня ушло бы еще пару недель на то, чтобы после очередного фрагмента чьих-то мемуаров написать, как оно было на самом деле. А главное - указать причины, сподвигшие моих биографов на их творения. Как было сказано, сегодня суббота, так что имейте пример из синагогоидальной жизни. Представляю творческую личность: "Евгений Михайлович Голубовский — известный в городе журналист и коллекционер. В его коллекции — редчайшие книги поэтов Серебряного века и работы художников, которые еще недавно были современниками, просто друзьями, но сегодня уже стали историей одесской живописной школы. За свою журналистскую жизнь Евгений Михайлович встречался со столькими замечательными людьми, что впору писать мемуары. Во Всемирном клубе одесситов Голубовский совмещает должность вице-президента с журналистской и издательской деятельностью. Художественные и фотовыставки в клубе, презентации книг, встречи с интересными людьми, гостями города не раз транслировались по одесским телеканалам. Газета «Всемирные одесские новости» выходит под редакцией Е. Голубовского, а альманах «Дерибасовская-Ришельевская» — его совместное детище с Ф. Кохрихтом и О. Губарем", - это врезка к статье из отсюда.

под названием "Нам не дано предугадать" (http://www.migdal.org.ua/times/72/6455/). И чего там поведал за меня этот известный литературно-культурно-общественный деятель в самом начале своей почти тронной речи? Вот чего: " — Одесский рынок литературы существует. Он не мал. Другое дело — что мы далеко не все хотим брать для своих изданий. И альманах, и моя газета имеют еще и историко-краеведческий аспект: тут свой авторский актив. Если говорить о рынке, то он есть — поэты, прозаики, даже драматурги, но некоторые авторы уже без гонораров категорически отказываются печататься. Например, Валера Смирнов. Он получает большие деньги в каком-нибудь «ЭКСМО» за очередной детектив и разве что в виде благотворительности может дать нам что-нибудь для публикации".

Что просветитель от и до врет - не самое главное. Почему он врет - куда цикавее.

Это вам не абы что, а раритет. Самый первый выпуск альманаха "Дерибасовская-Ришельевская". И в нем есть не только рассказ Валеры Смирнове, но и статья о Валере Смирнове, опубликованная не абы где, а в московском "Книжном обозрении". Зачем понадобился тот Смирнов сему местечковому альманаху понять легко и просто. Когда бы его редактор Феликс Кохрихт ни просил дать что-либо для публикации, ни отказов, ни тем более разговоров за гонорары не было. "Твой альманах - на высоте стола коммунальной кухни", - заметил я Феликсу и тот со мной согласился. Примечательно, что тираж альманаха - 500 экземпляров. Книжка, из которой Феликс взял мой рассказ, в это же время вышла в Одессе тиражом в 20 раз больше.  Наверное, у Жени Голубовского сердце кровью обливалось, но альманаху нужны были пару паровозов, и он их заимел.

Это именно Евгений Голубовский делал и продолжает делать все возможное, чтобы мое имя, не дай Бог, не появилось в прессе. Что же до моих больших гонораров, которые получаю в каком-то "Эксмо", то... То в выходные данные книг читатели обычно не заглядывают. А там иногда встречаются кое-какие сведения. Нате вам часть тех сведений, в том числе - московского происхождения, времен песнопений Голубовского "Мигдалю".

Скажу больше, это Голубовский вовсю старался помогать мадам редактору Парубочей из Киева не только воровать куски моих книжек, а кое-чего и похлеще. Ну да ладно, Парубачая хоть и сама себя именует Шоколадным Глазом, но дама все-таки, в отличие от ходящего в штанах Евгения. Как этот вечный вице-президент Синагоги сотоварищи вместе с российским держателем акций одесско-московского литературного лоходрома м-м Барметовой наняли для меня вот этого бородатого литературного киллера

и что из того в конечном итоге вышло, то было сказано в статье "Дешевые мансы профессора МГУ Николая Богомолова" (http://profe-12.livejournal.com/102558.html) Уже после того, бородатая барметовская шестерка была бита, это не помешало в нарушение всех законов журналистской этики, публикации его опуса в той же "Дерибасовской-Ришельевской" (№ 48).

Теперь цикавое. Приезжаю я в Одессу, и несколько чересчур возмущенных товарищей усиленно делают мне дырку в голове. Оказывается, сам великий Евгений Голубовский, выступая по телевидению, обозначил имена современных одесских писателей, которые достанутся грядущему. Естественно, что мне не было места в том пантеоне славы... Я тогда ответил, ребята, это же его мнение, имеет полное право, а они кипят чайниками: у тебя книги всю дорогу выходят, а в газетах ни строки, по телевизору ни звука. Большое дело, у меня же есть компенсация. Один кореш очередную молодую телку себе завел, дал бабки не только на тиснуть ее книжку, потому за это великое литературное произведение средства массовой информации соловьями залились, а уж Синагога, которой еще и поляну накрыли... Они отчего постоянно презентации устраивают? Там же можно не просто еблом поторговать, но и набить его шаровой закуской-выпивкой, не говоря за иные приятное моменты. Ничего те возбудившиеся товарищи не хавают в колбасных обрезках мировой литературы.

Но хули, надо же сделать пацанам приятное, они так старались, оббегали весь город в поисках книжек тех, кому, в отличие от меня, гарантирована слава в грядущих веках. Так оказалось, что за них никто и не слышал. Кроме того, что у одного их тех писателей когда-то выходила книжка мощным тиражем 200 не тысяч экземпляров. Что лишний раз доказывает правоту Голубовского по поводу одесского литературного рынка. Короче, дали мне товарищи бумажку с фамилиями одесских великих и знаменитых писателей грядущего. Я взял один из томов трехтомника "Легенды Одессы" и подарил его не абы кому. Причем с надписью на титульном листе типа: Жене Голубовскому от автора... сказанное тобой по поводу пофамильно этого, этого, этого, этого и этого грядущего достояния литературной Одессы обязательно сбудется при условии, что кому-то попадется на глаза данный экземляр моей книжки.

Трехтомник вышел не обычным образом. Там текстов не хватало до нужного техреду объема. А меня оно волнует?
Но издательству таки было надо, а потому каждый том предваряло предисловие. А одна из книг, "Картина", вышла еще и была с послесловием. Дело было так: уезжал из Одессы, по дороге заехал в совсем другое издательство, где сидел главным редактором тогда еще приличный, как для этого заведения, А.А. Таубеншлак. Я таки немало сделал для него хорошего, а уже потом Таубеншлаку показалось: слишком мало он на мне зарабатывает вместе со своими подельником Эйдельманом. После чего этот твикс стал и воровать, и фальсифицировать мои книжки. Но до того были годы, когда я сказал Таубеншлаку, чтоб он накатал пару страниц текста и отдал их в издательство. Тот, естественно, согласился с такой радостью на хамуре, что я подумал: вот умеет же он быть благодарным. Отчего на самом деле сиял Таубеншлак стало ясно после выхода "Картины"...

В результате, как оказалось, его послесловие никто и не читал, а техреду буквы до фонаря, ему количество страниц главное, из-за этого Таубеншлак  и блеснул своим литературным талантом. Что никто не читал - козе ясно, там строки загнаны, одновременно дурь и тавтология, начинающаяся на 325 и завершающаяся на 326 странице. А вообще, кто читает эти послесловия, кому они надо?

Но это предисловие даже я прочел. Уже потом. Оказалось, в послесловии к книжке "Картина" Таубеншлак написал: мол, ходят слухи, что автором многочисленных шедевральных произведений является не В.П.Смирнов, а известный всей Одессе Евгений Вороновский. После чего Таубеншлак эти слухи решительно опроверг: "Ну не может Женя Вороновский писать! Попискивал он когда-то в "Вечерних ведомостях" о героических буднях советского народа, но чтоб романы? Ну разве предисловие к очередному шедевру одного из членов мафиозного клана МКО, и только за 100 настоящих долларов США, как своим. А если чужой, не из МКО, то и за 200, и за 300...Но чтобы эта немочь, эта штатная единица, специалист по предисловиям, кадровый ценитель шедевров живописи и литературы написала "Последнюю тень берсерка"...

Статья была подписана Василием Котовым. Когда-то этот самый Василий Котов и в мою сторону намек письменно кинул, мягенький и так, чтоб отмявкаться можно было. А тут всего лишь пару букв перепутал. Вместо ВКО написал МКО. Вот отчего я после этого казуса, чтоб самому чего не напутать, пишу вместо аббревиатуры ВКО просто и предельно ясно - Синагога. И пусть каждый понимает меня в меру своей распущенности, хотя один журналист заметил, что лучше было бы писать Синедрион, порядки у них еще те...

А через несколько лет все было, как в лучших домах Лондона. И почти, как в старинной одесской песне. Хотя это самое издательство "Оптимум", которое не только Одессе приличные люди именуют исключительно пиздательством "Жоптимум", и Синагога ненавидят друг друга еще сильнее, чем все они вместе -  одного Гитлера, но бизнес есть бизнес, это же святое. Прямо-таки пестня: "Ой, мама, я геншалы люблю, за денежки я маму задавлю... Стал "Оптимум" воровать, Синагога - продавать...". До этого Таубеншлак и Эйдельман вели себя прилично.

Они публиковали всякие полезные народу книжки, самого Александра Либина издали на русском языке. А именно -  его знаменитый роман "Убийство в Кунцево". Я ж писал в прошлый раз, что был финансовым консультантом разных одесских издательств. Помню, попросили тогда жоптимумы совета по поводу этого бестселлера, мне за пару минут все стало ясно. Говорю Таубеншлаку: "Что это за заголовок "Убийство на даче Сталина"? Книжек за кровавого тирана уже столько нагородили и новые продолжают выходить. От слова "Сталин" у пациентов скоро начнется косоглазие. Так что надо менять заголовок и обложку - тоже. Тут редактор Таубеншлак приуныл, оказывается книжка уже печатается, а там написан заголовок, как в оригинале у самого Александра Либина. Хорошо, что еще обложку не делали. Звоню Сереже Ситникову, а он же не компьтерщик, настоящий книжный художник. Что такое загибы-форматы-воздух, в отличие от тех компьютерщиков, знает. Говорю ему все технические данные и как именно преподать обложку. Сережа сделал все в лучшем виде: фигура Сталина обозначена на фоне кремлевской стены, девушка в нужном тогда книжном виде с нормальным размером безо всякого силикона, бутылка виски, лужа крови, шприц, пачка "Кэмела", в общем, джентльменский набор для просвещенного книгочея.  Спрашиваю у Таубеншлака: а где кого грохнули? Тот мне начинает аннотацию пересказывать, я его перебил: как называется место, где кто-то кого-то замочил? Кунцево! Говорю Сереже: название заголовка запиши -  "Убийство в Кунцево". Уже потом я узнал совсем не из романа Александра Либина, что, оказывается, в этом Кунцево самого Сталина и замочили. Вот как бывает в истории на самом деле, так что правы нынешние обличители кровавого тирана со шприцом и бутылкой американского пойла.

Ну, а то, что в выходных данных прежнее название осталось, так уже писал: кто туда вообще заглядывает, Либин есть, главный редактор Таубеншлак есть - все при делах. Однако, я же не только за выходные данные писал, а еще как тот "Оптимум" фальшаками пробавляется. Недавно интересовались моим мнением по поводу книжек за румынскую оккупацию Одессы. Так я только увидел где они изданы... Но одно дело, когда Таубеншлак пишет овеянный заокеанской славой роман Либина за то Кунцево, а потом его еще и редактирует, или он же строчит мемуары князя Воронцова, которые кто-то в наше время нашел на питерском чердаке, так это одно. Но когда Либи...тю, Таубешнлак берет мало того, что мою книжку, так еще и разбавляет ее блатным российским жаргоном столетней давности и другой херней - это совсем другое. Не в том понт, что книжка моя, чай, не первая, что  "Оптимум" слямзил, а я не реагировал. В данном случае, не говоря за все прочее, этот пидор имидж Мамы замазал дерьмом. А иссыхающая от любви к Одессе Синагога радостно принялась торговать его повидлом.

Я тогда позвонил замдиректору этого заведения по хозчасти Аркаше Креймеру, Царствие ему Небесное, говорю ему: что ж вы делаете, они мои книжки воруют, а вы их реализовываете. Черт с ним, но разговорник уворованный они таким дрэком разбавили, как за Маму будут думать? Однако, кто такой был Аркаша, чтобы что-то решать? Там же есть начальство и покруче. Но к словам моим оно прислушалось, сам читал надпись на сайте Синагоги под тем самым разговорником: эта книга ни в коей мере не является произведением известного одесского писателя Валерия Смирнова. Вот до чего меня Синагога зауважала, известным назвала, впору им было за это послать ящик шмурдяка, к которому тех лепетутников приучили на их презентациях.

Ну так теперь впору  пояснить за открывающий статью скан. Писатель должен быть скромным, а не "Мой одесский язык", "Моя одесская кухня"... Потому и "Наш Валера".  Любая книга идет в зачет автора-составителя. Помню, когда все были помешаны на иностранных детективах, один деятель едва успевал книжки составлять в виде сборников "Зарубежный детектив". Типа трах-бах: Агата Кристи, Жорж Сименон, Джейс Хедли Чейз - и готово. Весь вопрос кто получал вместо них гонорар. Другой еще круче придумал, та же компания, только самого себя вместо Чейза к Кристи и Сименону добалял. Пек он подобные сборники быстрей блинов на масленницу. Думаю, только заради именно его давно забытых опусов, а не кристи-сименонов и покупали те сборники детективов.

А сО сборником "Наш Валера" дело было в аккурат на 1 апреля не в этом году. Директору одной типографии пофартило, все начинает идти прахом, а ему опять крупный заказ идет... Нет, насчет сборника "Наш Валера" полиграфист молчал, но по поводу моей новой энциклопедии "Установка самострелов и взрывных устройств на приусадебном участке" у него вопрос образовался. Но или мы не одесситы, чтоб ограничиваться "у вас вся спина белая"? Когда хозяин типографии увидел обложку энциклопедии, так у него белым стал фейс. Мы потом оборжались; Вовка рассказывал, как его стращал: думаешь стоит такое печатать или нет, только попробуй отказаться, весь жирный заказ конкурентам уйдет, вас много - нас мало, клиент всегда прав, любой каприз за наши деньги... Фотка, между прочим, что на сборнике "Наш Валера" - настоящая. Как и орден. Его давным-давно на мой день рождения изготовил Сережка. Пардон, профессор, доктор наук Сергей Петров. С  моим орденом в том же день одна из девушков прямо на именинках щелкнулась. Мы ж тоже были молодыми, не то, что в нынешнее время, когда на другие мои именинки несколько лет назад девушку с "Орденом Смирнова" уже не щелкали. Вместо ордена уже щелкали меня в оригинале, и не с девушкой, а с девушками, все культурно-пристойно, на них всех была одежда в виде туфель с каблуками высоты моего положения в литературном мире грядущего.

На этом можно было бы и завершить, если не одно обстоятельство. Еще две-три таких подачи - и новая книжка готова. Вот так легко и просто оно делается. Но я вам лучше в следующий раз расскажу, как сделать книжку за три часа. Которую можно издать не только на русском, но и на английском, немецком, французском, японском и прочих языках. И она продастся гораздо быстрее, чем вы даже можете себе представить.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

http://profe-12.livejournal.com/544329.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , , , ,

Leave a Reply