Шатов. Кириллов. Пётр. РАМТ, 1 июня 2016

"...бывают с вами, Шатов, — минуты вечной гармонии?"

В этот раз наши ребята сделали зал. Когда опустела сцена и зажглись лампы для поклонов и актёры, наверное, ждали аплодисментов, чтобы выйти к нам, зрители сидели не дыша. Потом кое-кто начал неуверенно переглядываться - мол, что ли, хлопать? Потом подняли руки, не решаясь нарушить тишину. И потом уже, когда через нас прошло послевкусие спектакля, кто-то смелый негромко хлопнул раз, другой (как бы не кто-то из технической команды это был). С другой стороны отозвались - и мы очнулись и встретили ребят как полагается.

КИРИЛЛОВ
Каждый раз, на каждый спектакль я иду с желанием уж на этот-то раз уцепить логику Кириллова, каждый раз в последней сцене чувствую радость - ура, я поняла! А полчаса спустя я опять Верховенский - ну да, вы мне что-то такое говорили, но я опять не понял, почему вы-то - Бог? И почему своеволие - это именно лишить себя жизни? Ну, последнее, насколько я помню, самый-самый страшный грех в рамках православия и именно поэтому является высшим проявлением своей воли. Но пересказать концепцию целиком, от первого до последнего шага, включая логические переходы, я всё равно не могу. Как будто Максим Керин заставил меня пережить те самые пять секунд полной гармонии и понимания всего вокруг, а потом я вернулась в исходное состояние.

И всё-таки я думаю, что идея Кириллова не является предэпилептической галлюцинацией (кстати, это состояние Достоевский мог описать со знанием дела). Споры с Богом и религией характерны для второй половины девятнадцатого века, как минимум, в русской классике их полно, а что нам непонятен ход мыслей героя - так мы просто не читали того же, что и он. Возможно, конечно, Алексей Кириллов продолжает внутренний монолог писателя, на это указывает отсылка к Раскольникову ("...я бы на вашем месте, чтобы показать своеволие, убил кого-нибудь другого, а не себя"), и тогда, чтобы постичь его логику, нужно внимательно перечитать не один роман, а ещё три, написанных до него. Но Достоевский писал не в вакууме, а в окружении какой-то современной ему философии (и нет, это был не Ницше, первые труды которого напечатаны через несколько лет после "Бесов"; более того, Википедия вообще пишет об обратном влиянии), и мне страшно интересно, что же это такое было.

ДЕТАЛИ
- неожиданно серьёзный и мрачный Верховенский, такой замученный-презамученный организацией нужных ему событий, когда люди вокруг вечно делают что-то не то, несут чушь, не дают обещаний и всячески нервируют. И ещё я первый раз увидела, что ему после убийства очень плохо, и он с усилием берёт себя в руки, чтобы выжать из Кириллова письмо.
- Максим гораздо лучше отжимается по сравнению с началом апреля. Вот ещё перестанет опускать вниз голову и будет совсем красавчик (позвоночник при отжиманиях по идее должен быть ровным по всей длине).
- самый здравомыслящий человек во всей этой компании - Иван Шатов. Эпизод с падучей обожаю в том числе за то, что Шатов, который, кажется, не в себе от волнения, хорошо слышит и анализирует слова Кириллова.
- Хотя нет. Шатов это здравомыслие плюс этика. У Верховенского только здравомыслие, у Кириллова только этика:)
- Прекрасный эпизод для тех, кто знаком с театральными ролями Максима Керина (и нет, это не про маленькую сцену и ущемление мизинцев):
"...Лучше всего считать теперь себя за Колумба, а на меня смотреть как на мышь и мной не обижаться.
- - Я не хочу смотреть на тебя как на мышь.
- Это что же, комплимент? ..."

Нет, Пётр Степанович, вы далеко не Элджернон.

- Машка, как обычно, потребовавшая от меня пересказа спектакля (ага, Бесов, коротенечко, в двух словах, второкласснице) и заявившая, что конец плохой: "Мам, удачи тому актёру, который опять кусает мизинчики... и пусть в следующий раз отгрызёт тому плохому всю руку!"

Что же, пойду опять осенью, надеюсь, получится.

http://cat-tie.livejournal.com/727964.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , ,

Leave a Reply