Читая классику. Лев Толстой «Война и мир». Том IV

В своих предположения насчёт четвёртого тома я не ошибся: книга читалась довольно легко и относительно быстро. Тому, впрочем, ещё здорово поспособствовали мои командировки, и особенно длительные ожидания в аэропортах. Читал не с таким энтузиазмом, как первые два тома. Порой и вовсе откровенно скучал и желал, чтобы это всё скорее закончилось. Но, в любом случае, было интересно узнать, чем именно всё закончится, а некоторые эпизоды вызвали приятное чувство ностальгии, так как были хорошо знакомы со школы или по фильму Сергея Бондарчука.
Одно плохо: третий том эмоционально опустошил меня настолько, что некоторые грустные, душещипательные и трагические моменты я воспринимал равнодушно. Иными словами, своей беспощадной аналитикой и размышлениями Толстой просто-таки иссушил моё сознание.

Впрочем, и со стороны самого автора не везде было видно сопереживание персонажам произведения. Странная и непонятная смерть Элен Безуховой упомянута настолько вскользь, словно это не одна из самых значимых героинь в романе, а просто эпизодический персонаж на одну-две главы. А Анатоль Курагин? Точно так же ещё в третьем томе кто-то мимоходом сообщил о его смерти, одновременно ошибившись насчёт князя Андрея, преждевременно констатировав его смерть. И у меня были все основания предположить, что Анатоль всё же выжил, став одноногим инвалидом. Однако в четвёртом томе упоминания об Анатоле я так и не дождался.
Но о болезни и смерти Андрея Болконского рассказывается довольно подробно. Трагично, мрачно и депрессивно. О том, что князь Андрей умрёт, я знал ещё давно, наверное даже до того, как в школе начали изучать роман "Война и мир" (тогда я ещё не знал слово "спойлер", но уже познал его гадкую суть). И когда я читал первые два тома, в которых довольно много уделено внимания князю Андрею, то думал, что буду весьма болезненно переживать его смерть. Очень уж симпатичен мне был этот персонаж, в отличие от Пьера Безухова, который поначалу даже раздражал своей неуклюжестью и наивностью. Однако получилось так, что сама смерть Болконского не вызвала особых эмоций, а вот отсутствие этого героя в дальнейшем действительно угнетало. Так обычно и получается с персонажами, которым симпатизируешь, к которым привыкаешь и начинаешь воспринимать как близких... И чем дальше, тем больше я ненавидел Наташу Ростову, которая стала косвенной виновницей трагедии. Ведь неизвестно, поехал ли бы воевать князь Андрей, если бы его помолвка с Наташей всё же состоялась... Всё это оставило очень мрачный и грустный осадок.

Сватовство Николая и Марьи несколько удивило. Я бы ни за что не подумал, что такой сильный и волевой человек как Николай Ростов не выдержит давления пожилых графинь и, выбирая между Соней и княжной Марьей, в итоге сделает выбор в пользу последней. И не сказать, что Николай решил жениться на более богатой невесте сугубо из шкурного интереса, - всё-таки искра между ним и Марией пробежала сразу и были чётко видны их взаимные неподдельные симпатии. Но всё равно неприятно, что на этот выбор в первую очередь повлияло мнение родителей.

Будни Пьера Безухова в плену французов показаны, с одной стороны, мрачновато и без сантиментов, но иногда - через восторженное восприятие Пьера, который, как ни парадоксально, именно в плену познал счастье свободы. Его товарищ по плену Платон Каратаев воплотил в себе образ простого добродушного мужичка-крестьянина, которому искренне симпатизируешь и чья гибель вызывает грусть и отчаяние...

Ну а самыми яркими и живыми мне показались, конечно же, главы про Петю Ростова. В школе я изучал их в рамках отдельного рассказа "Петя Ростов". И, конечно же, эпизоды с участием Пети мне были хорошо знакомы: я их с удовольствием перечитал, но снова переживал и сокрушался по поводу обиднейшей гибели забавного и обаятельного мальчика...

Ещё мне очень понравился и запомнился эпизод в лагере русских солдат, устроивших привал во время погони за французами. Мне он здорово напомнил другое произведение Льва Толстого - "Рубка леса". Очень похожая атмосфера и антураж. Заодно порадовало, что автор не забыл про Рамбаля. Мне как раз интересно было узнать, как сложилась судьба у этого обаятельного и колоритного французского офицера.

Без нудных и томительных рассуждений автора не обошлось и здесь. Не успеешь погоревать о погибших персонажах, как тут же Толстой погружает читателя в свои долгие и неторопливые мысли. По сути, мусолится одна и та же мысль: роль отдельно взятых исторических персонажей ничтожна, всё происходит по каким-то неведомым законам исторического процесса. Какие это законы - неизвестно. И эти мыслями исписана примерно треть тома. Впрочем, предыдущий том состоял из подобных рассуждений почти целиком.

Казалось бы, на этом можно и закончить обсуждение культового произведения Льва Толстого. НО. В последний момент я решил, что эпилог романа заслуживает отдельного обсуждения. Во-первых, потому что сам эпилог почти что размером с отдельный том. Во-вторых, данный эпилог можно даже назвать отдельным произведением, охватывающим несколько лет после основных событий романа. В-третьих, обсуждая эпилог, я заодно напишу свой собственный эпилог. Точнее, заключение к моему отзыву. Всё-таки мыслей и впечатлений накопилось немало, и когда уже есть цельное представление о произведении, то и оценка оного получится более адекватной и справедливой.

Так что, собрав последние остатки воли в кулак... Читаем дальше!

http://cap-kraken.livejournal.com/53487.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , , , , , , ,

Leave a Reply