О книгах

На днях так стыдно было.
Я всё время в состоянии спринтера, которому на финише обещают подарить в личное пользование до конца своих дней остров. Он бежит очень быстро, как будто у него нет коленей. Я также перемещаюсь из пункта А в пункт Б, если Дарья остаётся с кем-то.

Тут так сложилось, что Дарья, мама и я провели в поликлиннике битый час и отстояли в очереди из людей кому "только спросить", "на секундочку", "отдать карту" и "без записи". Во время стояния в очереди Даша по мне ползала как улитка Спанч Боба. Медленно, не пропуская ни единого волоса у меня на голове и выпуклых частей тила, типа нос. Пока моя мама одевала Дарью в 3 комбенезона, 3 пары варежек и 3 пары носков, Дарья пыталась сесть, встать, уползти, лечь, поорать, поковырять, посмеяться, посмотреть телевизор, упасть, перевернуться с живота на спину, перевернуться со спины на живот, погулить, потрогать пеленальный столик, пустить слюну и поплакать. Обычые житейские хлопоты восьмимесячного человека. В общем, я бросила маму воевать с варежками и Дашей, потому что у нас тут арктическое нашествие и без них не вариант, и стартовала к машине.

Бегу, значит, колени назад, ноги колесом, на носу растёт сосуля. Вдруг подлетает ко мне человек с микрофоном, свет, камеры, мотор, фанаты. Почему-то я подумала, что блюдо дня - это платные парковки. Вот тут-то общественность узнает глас народа в моём лице. Тут-то я не пожалею наших сити-менеджеров, мэров и других чиновников. Пройдусь глаголом по гнилой системе. Призову людей встать на защиту прав автомобилистов. Но видимо платные парковки уже скучны и неактуальны в этом сезоне. Поэтому человек с микрофоном задает вопрос, от которого я впадаю в ступор:
"Назовите три последние прочитанные книги"

Как говорит моя подруга, обезьянка в моей голове начала хлопать тарелками уже при слове "прочитанные". Я хлопаю ресницами и мысленно взлетаю, говорю "Ээээээ", "Нуууууу", "Тааааак". Корреспондент тычет мне микрофон в лицо, видимо хочет получше расслышать "Эээээ" из моих уст. Может я заикаюсь и хочу произнести Эрнест Хемменгуэй. Я судорожно пытаюсь вспомнить ну хоть что-нибудь из Пушкина или Толстого,  но понимаю, что пауза переросла из мхатовской в тупую, и смущаюсь еще больше. Тут я думаю, что Даша уже наверно вспотела в трёх варежках, а мама наверно уже спряталась под стол. Говорю ребятам: "Вы знаете, я в декрете, извините" и скрипю по морозу по своим делам.

Мне бы не было так обидно, если бы я действительно не читала. Ну, типа, олд скул, книгами стол подпираю. Нет, я читаю постоянно. Даше с моим молоком должен был передасться Кафка и Саган. Первые слова - не "мама", а "друг мой, Гораций".
В общем, если увидите меня на ютьюбе, знайте, это не я, это обезьянка и пролактин.

http://plucheriya.livejournal.com/18169.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply