Прилетел первый отзыв на Лабиринте

"Каждый год покупаю пару подобных книжек, чтобы подзарядиться новогодним настроением. Эта книга не разочаровала. Добрая и милая история, до краёв наполненная новогодней атрибутикой.
Немного царапнуло довольно лёгкое отношение автора к супружеской неверности. Ещё непонятно, почему на протяжении всей книги "Иван-Царевич" пишется без дефиса, на обложке и в аннотации ведь правильно написано. Но это мелочи по сравнению с тем, что книга очень, очень новогодняя). Не жалею о покупке".

Подробнее: http://www.labirint.ru/books/559504/

Отрадно, что книга читательнице понравилась. Но вот замечание про легкое отношение к супружеской неверности удивило. У меня только один герой изменил жене, из-за чего накануне Нового года страдает и он сам, и жена с ребенком. Официально заявляю: измены я не одобряю, но это не изменяет того, что они случаются. Когда я писала, переживала за брошенную жену Веру, за их маленького сына Антошку, который впервые будет встречать Новый год без отца. Хотелось спасти эту семью, поэтому главная героиня, Полина, помогает супругам помириться и встретить Новый год вместе. Я считаю, что Олег сам себя наказал изменой, и вынес для себя урок на будущее, так что больше рисковать семейным счастьем не будет, и все у него с женой Верой будет хорошо.

Кусочек главы про Веру.

Вера Щеголькова возвращалась из магазина – битый час она провела в отделе игрушек, выбирая подарок пятилетнего сыну на Новый год. Раньше они с Олегом всегда делали это вместе. Муж обладал прямо-таки уникальным даром угадывать желания сына, и Вере оставалось только согласиться с его выбором. В прошлом году Олег подарил Антошке поезд, и все новогодние каникулы отец с сыном увлеченно играли, проложив рельсы по всей гостиной. Вера тогда ругалась: не пройти, не проехать! А теперь она бы все отдала за то, чтобы вернуть то замечательное время, когда их семья была вместе. Когда Олег еще не увлекся своей коллегой Алиной, а сама Вера не обнаружила компрометирующую переписку мужа на ноутбуке, в которой разлучница игриво подписывалась Зайкой…
Может, зря она тогда вспылила и подала на развод? Знала же, что ее красивый и общительный муж не пропустит ни одной юбки. К тому же, сама Вера после рождения сына округлилась, обросла пышными формами, из миниатюрной дюймовочки превратилась в круглую пышечку и, признаться, запустила себя. А Алина, как рассказали потом их общие знакомые, обладала идеальной фигурой и сама вешалась на шею Олегу. Может, стоило перетерпеть? Ради Антошки, ради того, чтобы сейчас не тащить в одиночку игрушечного робота и искусственную елку в коробке? Когда Олег жил с ними, он каждый год приносил живую ель – высокую, под потолок, дышащую лесом и терпкой смолой. Антошка восторженно вертелся вокруг елки, а Вера для вида ворчала – куда же такую махину разместить и как ее потом выносить? Но елке всегда находилось место в углу гостиной, хоть и приходилось сдвинуть диван к самой двери. Они втроем наряжали ее игрушками, шарами и мишурой, и сердце Веры в такие минуты переполняли счастье и любовь к сыну и мужу… Но в этом году не будет живой елки и веселой суеты вокруг нее. Олег ушел и забрал с собой всю радость предвкушения Нового года. Искусственная елка и искусственный праздник ради Антошки – вот и все, что ее ждет.
Вера остановилась с тяжелыми покупками, чтобы перевести дух. В Новом году буду худеть, пообещала она себе, а то вон уже ходить трудно становится. Олег хоть и делал вид, что в восторге от ее пышных форм, а сам в итоге сбежал к худосочной зайке Алине!
Неожиданно она заметила внедорожник бывшего мужа, припаркованный у обочины. Сменив жену, Олег заодно обновил и автомобиль. Старенькая «Хонда» годилась, чтобы возить жену и сына, но новая любовница требовала роскоши. Наверняка влез в кредит, чтобы купить тачку, угрюмо подумала Вера. Ей ни разу не пришлось прокатиться на новеньком внедорожнике, но Олег приезжал за Антошкой, и она запомнила номер – словно в насмешку, это была дата их развода. 278 – двадцать седьмое августа.
И сейчас черный джип так и сиял, заявляя о благополучии своего хозяина. Все у него хорошо, мрачно подумала Вера, машину моет, в ресторан вон, судя по вывеске напротив, ходит. С Алиночкой своей, с кем же еще? Обида придала сил. Вера подняла покупки и зашагала вперед, мимо празднично светящихся окон дорогого ресторана, за которыми обеспеченные мужчины и красивые, как с обложки, женщины вкушали изысканные деликатесы и запивали их вином в больших пузатых бокалах. По ту сторону стекла ее смерила надменным взором белокурая королевна в норковом жилете, и Вере сделалось неловко за свой потертый пуховик со свалявшимся мехом на опушке, за раскрасневшиеся на морозе щеки и выбившиеся из-под шапки, давно не стриженые волосы. Вера ускорила шаг, заглянула в следующее окно и закипела от злости.
Ее муж целовал кончики пальцев коварной Алине! Вера никогда не видела соперницу, но представляла ее иначе – ярче, стервозней, смелее. Надменная блондинка в норковом жилете больше подходила на роль разлучницы, а с Олегом за одним столиком сидела вполне себе милая девушка с румяными щечками-яблочками и с русыми волосами, скромно убранными в низкий пучок. Такой Белоснежке с легким сердцем доверишь ребенка в детском саду – и не подумаешь, что за миловидным личиком и простодушным взглядом скрывается хитроумная гадина!
На глазах у Веры закипели слезы. Ей стало ужасно обидно за себя, обманутую и оставленную в прошлом жену. А еще за Антошку – который еще не знает, что в этом году не будет живой елки и игр с папой на полу в гостиной.
Ну, зайка, погоди! Вера стиснула пакеты и, горя жаждой мести, ринулась ко входу в ресторан.

Полина проводила разочарованным взглядом спину Ивана Царевича. Лишь только он скрылся из виду, в зал вбежала невысокая кругленькая девушка с большими пакетами в руках. Сощурив глаза, она метнула в Полину испепеляющий взгляд и направилась прямо к их столику.
- Кажется, план не сработал, - удрученно констатировал Щегольков, не подозревая о надвигающейся грозе. – Вина, Зайчик? Ты какое вино предпочитаешь, красное или белое?
- Не стесняйся, Зайчик! – поравнявшись с ними, громко воскликнула девушка с пакетами, с ненавистью глядя на Полину. – Чужого мужа отбила – есть повод отпраздновать!
На них с любопытством оборачивались. Полина была готова сгореть со стыда. Какой позор - бывшая жена Щеголькова приняла ее за любовницу мужа. Оказывается, Олег изменил супруге. И судя по яростному взгляду, которым она сверлила Полину, жена по-прежнему любит непутевого бабника.
- Вера! – оторопел Щегольков. – Ты что тут делаешь?
- Мимо проходила! – Обманутая супруга с грохотом обрушила пакеты на пол. Что-то тревожно звякнуло. – Гляжу: ты своей зайке лапки лобызаешь. Дай, думаю, загляну, поздороваюсь!
- Это не то, что ты думаешь, Вера, - поморщился Олег. – Не привлекай внимания. Сядь, поговорим.
- Не беспокойся, дорогой. Я на минутку! – Бывшая жена молниеносно огляделась. От входа к ней уже спешил охранник, а от бара в ее сторону направлялся официант с пузатым бокалом красного вина. Круглое лицо Веры озарила злорадная улыбка. – Я только поухаживаю за твоей зайкой! Налью ей вина!
И она молниеносным движением выхватила бокал с подноса официанта, а затем плеснула им в Полину. Ее рука дрогнула, а Полина успела уклониться, так что на нее попали только брызги. Основной удар красного вина принял на себя пуховик Полины, висевший на спинке стула.
- Мой пуховик! – ахнула Полина, глядя как на светлой мятной ткани расплывается бордовое пятно. Второй раз за день, и опять по вине Щеголькова!
- Ничего, - довольно сверкнула карими глазами Вера, - Олежек тебе шубу купит. В кредит! Правда, Олежек? Тебе же на зайчика ничего не жалко? Пустите! – Она дернула плечом, на которое положил руку охранник. – Я уже ухожу. – И она с гордым видом подхватила с пола пакеты.
- Оставь, Вера, - Олег поднялся из-за стола, отобрал у нее покупки и толкнул притихшую жену на стул. – Сядь и успокойся. Я пока расплачусь по счету и улажу все, что ты тут учинила. – И Щегольков ушел вместе с официантом к бару, бросив Полину наедине с ревнивой супругой.
- Вы, наверное, не поверите, - осторожно начала Полина, - но мы с Олегом одноклассники. И мы совершенно случайно встретились с ним сегодня утром.
- Не надо держать меня за дуру, Алина! – угрюмо ответила Вера. Сбросив пар, она казалась уставшей и несчастной. - Я видела, как он тебе руки целовал, слышала, как зайчиком называл.
- Меня зовут Полина, Зайчик – моя фамилия. А руки Олег мне целовал, чтобы меня приревновал Иван Царевич…
- Ты мне сказки-то не рассказывай! – устало промолвила Вера. – Так я и поверила – Зайчик, Царевич!
Полина молча достала из сумочки свой паспорт и визитку начальника. Вера недоверчиво взглянула и в изумлении распахнула глаза.

Когда Олег Щегольков вернулся к столику, гроза миновала. Его бывшая жена и Полина Зайчик шептались, как лучшие подружки.
- Прости, что испортила тебе пуховик! – извинялась Вера, пытаясь оттереть влажной салфеткой пятно на пуховике. – Просто так все навалилось… Скоро Новый год, я одна, сбилась с ног в поисках подарка для Антошки… Гляжу – тут вы…
- Ты его все еще любишь? – Полина явно задумала их помирить, и вопрос задала намеренно – увидела, как он приближается к столику.
Олег затаил дыхание – ведь это не он бросил жену, Вера сама его выгнала, узнав об интрижке с Алинкой. Дело было в конце июля, через месяц они официально развелись и всю осень Олег упивался холостяцкой жизнью, свозил любовницу в Египет, да только быстро понял, что двадцатилетней кокетке он не нужен. На дискотеке она, не стесняясь его, строила глазки не только соотечественникам, но и смазливому арабу за стойкой бара. В Москву они вернулись разными самолетами, а Олег понял, что соскучился по жене и сыну, по запаху борща и по разбросанным в гостиной игрушкам Антошки. Он примчался, чтобы помириться с Верой, привез рахат-лукум и ее любимые духи из дьюти-фри. Но Вера едва взглянула на его курортный загар, как все поняла. Они никогда не ездили на море вместе – Антошка был еще мал, но часто мечтали о том, как поедут в отпуск всей семьей.
- Надеюсь, Алину съела акула? – ядовито спросила бывшая супруга, когда он подхватил на руки одетого для прогулки сына. – Смотри не заморозь Антошку! – И захлопнула дверь перед его носом.
Что ж, ему тогда ясно дали понять, что не рады, и Олег больше не предпринимал попыток к примирению. После работы ехал в бар, знакомился с новыми девчонками, на съемную квартиру часто возвращался не один. Но только ни одна не могла занять в его сердце место Веры…
В приближении Нового года Олег захандрил. Впервые за пять лет в его жизни не будет высокой, под потолок, разлапистой елки, которую они всегда украшали вместе с женой и сыном. Впервые Новый год казался не добрым праздником, а горьким напоминанием об утраченном семейном счастье. Его щеки заросли щетиной, а машина – грязью. Сегодняшняя встреча с Полиной была как проблеск солнца. Он уже проехал мимо, когда вдруг узнал в девушке, которую забрызгал, одноклассницу со смешной фамилией Зайчик. Она была так трогательно влюблена в него в школе. А что, если судьба дает ему второй шанс на счастье?
Полинка похорошела после школы, и Олег постарался произвести впечатление – исправил нанесенный им ущерб, довез до работы. К вечеру успел переодеться, побрился, вымыл машину. Только все напрасно – в глазах Полины не было прежней любви, ее сердце было целиком занято другим мужчиной. Бедная Полина всегда влюблялась в тех, кто не обращал на нее внимания. Когда-то он высмеял школьную влюбленность Полины, сейчас захотелось исправить старые ошибки и помочь однокласснице. Он заставил ее рассмеяться, чтобы тот, другой, наконец обратил внимание на Полину. Но план не сработал… Впрочем, может, у судьбы-затейницы был другой план? Чтобы сцену, предназначенную для Ивана, увидела Вера, чтобы у Олега появился шанс на прощение?
Затаив дыхание, он ждал ответа жены, от которого решится его судьба.
- Ведь любишь? – Полина повторила свой вопрос.
- Конечно… - начала Вера, и Олег широко улыбнулся – ура! Значит, будет в этом году разлапистая, под потолок, ель, и игры с сыном на полу гостиной, и поцелуи у окна, за которым взрываются салюты.
…Вера осеклась, заметив Олега. Стоит, улыбается, да он издевается над ней! Ну не дурой ли она себя чуть не выставила? Почти призналась в любви к бывшему мужу, который мало того, что изменил ей, так еще и отвез любовницу на курорт. В то время, как Вера не спала у постели затемпературившего Антошки, Олег плескался со своей зайкой в Красном море. Никогда она ему этого не простит!
– Конечно, нет! – выпалила Вера. – Я тебя, Щегольков, ненавижу!
И схватив пакеты, она понеслась к выходу.

Олег растерянно смотрел вслед жене.
- Что ты стоишь? – Полина толкнула его в бок. – Догоняй ее!
- Но она же сказала…
- Мало ли, что она сказала! Она тебя любит. У вас сын!
Щегольков убежал догонять жену. Хоть бы помирились, загадала Полина и потянулась за испачканным в вине пуховиком. Ради того, чтобы семья воссоединилась, и обновки не жалко!
Когда Полина вышла из ресторана, джип Щеголькова с горящими фарами еще стоял у обочины. Мотор довольно урчал, как сытый кот. В салоне целовались Олег и Вера.
Полина счастливо улыбнулась и зашагала к метро, оставляя позади примирившихся супругов. Пятно на пуховике она отчасти прикрыла сумкой, но прохожие все равно с любопытством пялились на нее, заставляя чувствовать замарашкой.
Вслед донесся автомобильный гудок. Затем черный внедорожник притормозил у обочины, Вера приветливо махнула рукой из окна:
- Полина, мы тебя подвезем!
Не хотелось мешать супругам, но Вера настояла:
- Возражения не принимаются.
И Полина юркнула на заднее сиденье, где уже стояли пакеты с покупками Веры.
- Сначала заедем в торговый центр, сдадим твой пуховик в химчистку, - сказала Вера.
- Второй раз за день – это рекорд! – улыбнулась Полина.
- А потом довезем тебя до дома, - добавила Вера.
Олег только улыбнулся, всем видом показывая, что готов исполнить любое желание жены. Капитаном на этой семейной лодке определенно была Вера. Полина подумала, что именно такая рассудительная и энергичная супруга и нужна легкомысленному Щеголькову. Некоторые мужчины прямо-таки нуждаются в чутком женском руководстве, чтобы не наломать дров.

http://juliana.livejournal.com/458702.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags:

Leave a Reply