Большая игра

Книга такая будет. Публикую отрывок

Мы прибыли на российскую базу ВВС Кант три дня назад, с большим запасом. Взяли джип. Мой спутник удивлялся, почему с таким запасом идем, но все его удивления - закончились, как только он увидел дороги, ведущие из Кыргызстана в Таджикистан. Пересекать их лучше на машине и, не привлекая особого внимания. Наркомафия – отслеживает все российские вертолеты в Таджикистане, так что лучше не привлекать внимания.
Из Канта – дорога идет через перевал, там в это время года нестабильный снег и целые глыбы снега и льда – вываливаются прямо на дорогу. Машины вынуждены лавировать между ними как на слаломе. Пройди перевал – на весь перевал был один – единственный пограничник – мы оказались в Таджикистане и взяли курс Ваханской долиной. Красивое в ней только название – на самом деле это почти безлюдная высокогорная, каменная степь, продуваемая жестокими ледяными ветрами, почти без людей. А там, где они есть – они или возят наркотики или пытаются выжить, вспахивая землю на быках с помощью деревянной сохи. Видеть это в двадцать первом веке на территории бывшего СССР – дико и страшно, но живут тут именно так.
За рулем мы меняемся каждые два часа. Мы – это я и мой напарник… точнее ученик. В учениках у меня подполковник московской Альфы Денис Завгородний, уволенный из ФСБ за невыполнение приказа и дискредитацию звания офицера. Невыполнение заключалось в том, что он самовольно пошел на штурм захваченного террористами аэропорта после того как они нагло, ничего не боясь, на глазах у бойцов – расстреляли заложника. Я в это время – был в аэропорту, пытался остаться в живых. Атаку террористов мы отбили, с минимальными потерями освободили заложников, в благодарность – мне дали часы. Дениса – в благодарность уволили из боевого подразделения и не привлекли к уголовной ответственности. Хотя вполне могли.
Но мне на благодарность начальства плевать. Денису – тоже.
Сам я традиционно не представляюсь, благо в том нет и нужды. Называйте меня… Искандер, что ли. Имя не мое – но оно мне нравится. Я – специалист по странам третьего мира. По радикальному исламу. По убийствам. Специализация таких как я заключается в том, чтобы в нужный момент оказаться у террориста за спиной. В отличие от обычного спецназа – у нас нет ни формы, ни устава, ничего – мы растворяемся в толпе, мы – одни из них. Нас нельзя вычислить, пока один из нас не окажется у кого-то из них за спиной. Именно этому – я и учу аж подполковника, и аж из управления А. Впрочем, в этом нет ничего необычного, многие из Альфы переходят в опера, как только чувствуют, что службу в боевом подразделении антитеррора больше не тянут.
Про нас мало кто знает, наши действия не привлекают внимания, это не удары Калибрами через полконтинента, и не налеты стратегических бомбардировщиков. О наших действиях сообщают только скупые строчки новостей. Военный амир Исламского государства погиб в перестрелке с неизвестной вооруженной группой в окрестностях Ракки. Неизвестный снайпер убил уже третьего высокопоставленного боевика Исламского государства в Ливии за неделю. Обычная, повседневная работа по защите своей страны. Убей – пока не начали убивать тебя. Или – самый эффективный способ защититься от убийства – это убить убийцу, как правильно подметил полковник милиции Даниил Корецкий…
Сейчас мы в Средней Азии. Наше мягкое подбрюшье. Наши действия здесь – призваны тушить пожар до того как пламя религиозной войны – взметнется до небес. Ведь Средняя Азия – по сути мало чем отличается от Ближнего Востока, а тот же Кыргызстан к примеру – почти точная копия Афганистана. Похоже до степени карикатурности: то же разделение страны на две части, горная система и длинный тоннель через нее (в Афганистана Саланг, в Кырзыстане Тоо-Ашу), то же разделение страны на «правильных киргизов» и «неправильных киргизов» - причем каждая сторона считает неправильным киргизом другую. Два «крыла» – союзы племен. То же понимание национализма, те же наркотики и даже та же самая любимая игра – козлодрание. Потом как-нибудь расскажу, что это такое. А раз Кыргызстан так похож на Афганистан, то и повторить судьбу Афганистана он может на-раз. И всем на это плевать, а кое-кто даже очень заинтересован в том, чтобы банды из Афганистана обрушились на наше Поволжье и Урал. Но нам – не плевать, и потому – мы здесь. Вмешиваемся в суверенные дела иностранного государства…
Дорога хорошая – для Средней Азии так и просто отличная. Правда, никто не знает, какой она будет через десять лет после того, как по ней покатаются тяжелые грузовики. Дорогу строит Китай, за свои деньги, и строится она для того, чтобы дать Китаю доступ к многочисленным месторождениям руд в горах. Средняя Азия – это кладовая полезных ископаемых, и мы сто лет клали жизни на то, чтобы облагородить ее, цивилизовать, построить города. А вот сливки – похоже, будут снимать китайцы. Но жизнь – она вообще, штука несправедливая…
Из Кыргызстана – мы переходим (точнее, переезжаем) в Таджикистан. Страну, которая в девяносто первом – девяносто четвертом годах потеряла в кровавой гражданской войне больше жителей в процентном соотношении, чем любая другая страна в двадцатом веке. Войну – прекратил полковник Квачков (который сейчас сидит) и его легендарная пятнадцатая бригада спецназ, выведенная после Афганистана в Чирчик. Именно спецназовцы – спланировали и осуществили спецоперацию в Ромитском ущелье, самое крупное вертолетное десантирование после Пандшера. Не дав тем самым вовчикам (ваххабитам) закрепиться на местности и создать свой, таджикский Пандшер и дождаться талибов. Если бы не это – то НАТО сейчас долбало бы не только по Афганистану, но и по Таджикистану.
Но с тех пор много чего изменилось, и подвиг русских десантников и спецназовцев – уже никто не помнит. Душанбе сегодня – это зелень, высотки, которые строят турки для «новых таджиков» тире наркомафиози и приезжих из Афганистана, которые спешат обзавестись квартирой в пока еще спокойной соседней стране, французские туристы (именно французские – почему то их больше чем остальных и намного) и восточные красавицы (девушка, вы с какой деревни, простите…) в джинсах, топиках и с непременной банкой яги в руках**. Про шариат никто не задумывается. Зайдет сюда Исламское государство – то-то покуражатся…
В районе цемзавода останавливаю джип – мой контактер терпеливо ждет меня на старой Волге-универсал. Это не его машина – машина отца, который живет в городе. Сам он – возит богатых туристов в горы и потому приобрел подержанный Ланд Круизер – часть денег ссудил ему я, без процентов. Валиулла благодарен, отдает понемногу, как может. Еще он понимает, что сегодняшнее спокойствие, напоминающее заросший тиной пруд – обманчиво, как и все на Востоке. И российские паспорта для него и его большой семьи, выданные по ходатайству ГРУ в обход законных процедур – а семья у него большая – могут очень пригодиться…
Волга мигает фарами.
- Это кто?
- Друг. Сиди пока…
Завгородний – еще неопытен в этих делах. Много говорит. Задает слишком много вопросов. Не понимает, что в нашем деле нельзя задавать вопрос, если не знаешь ответ.
Но ничего, научится…
Валиулла, мой местный агент и друг - улыбается.
- Салам, брат. Как жизнь…
- Хорошо, брат как у тебя?
Вместо ответа, Валиулла достает деньги. Они свернуты в скаток, почему то на Востоке все делают именно так. Я пересчитываю купюры
- Смотрю, разбогател…
- Туристов много. Сейчас, как рубль упал, у нас манат тоже упал, туристов еще больше. Недавно двух тут француженок возил…
Валиулла цокает языком, я закатываю глаза.
- Сам не женился?
- Нет.
- Нашу брать будешь?
Валиулла – типичный сын своего народа, для него мужик без семьи – не мужик, нарушение всем норм бытия. Здесь второй вопрос, после «как тебя зовут?» и перед «куда идешь?» - сколько у тебя детей. Поэтому – моя холостяцкая жизнь ему капитально непонятна, и он старается мне помочь, как может, предлагая найти жену здесь и зажить нормальной жизнью. Построить дом, нарожать детей.
Может, он в чем-то и прав…
- Друг, проехали. Ты же знаешь…
- Вай, нехорошо, без семьи, без детей.
- Лучше мне скажи, дорога на Бадахшан свободна? Не хулиганят там? Что слышно?
- Да как сказать…
Горный Бадахшан, где я был не раз и куда направляюсь снова – это или кусок Афганистана в Таджикистане или наоборот – северный Афганистан включает в себя часть большого Таджикистана. Граница между Афганистаном и Таджикистаном – это часть Большой Игры между Великобританией и Россией, сделки более чем столетней давности. Она разделила некогда единое пространство, на котором жили непокорные племена, подчиняющиеся только своим вождям и религиозным лидерам – пирам. Собственно, произошедшее ничем не отличается от восточной границы Афганистана, где линией Дюранда разделены между двумя странами пуштунские племена. Разница лишь в том, что нам удалось цивилизовать свою Зону племен, а вот англичанам – нет. Местные жители до сих пор благодарны русским: сам слышал на самой границе, как люди говорили: если бы не русские, сейчас бы жили как вон те, ездили бы на ослах, и топились кизяками. И даже местные наркомафиози разбогатев – строят не дом в деревне, а едут в Душанбе, покупают там новый джип и квартиру в одной из высоток. Но капля камень точит. Уже вошло в жизнь первое поколение, которое не училось в советской школе, которое понятия не имеет о законе Ома, но заучило до дыр биографию «отца нации». Подрастает второе, которое уже учило не биографию отца нации, а строки из Корана и книг аль-Ваххаба. Уже свалил в Исламское государство командир местного ОМОН, который проходил подготовку и у нас и в США, и из Сирии – заявил о том, что скоро будет революция и всем кяфирам сделают секир-башка. А теперь его еще избрали военным амиром Исламского государства. Последствия решений девяносто первого года – еще не наступили, ответ за эти годы разрухи в сортирах и головах – перед судом истории нам еще предстоит держать…
Обнявшись, расходимся по машинам. Я прячу во внутренний карман деньги.
Денис присвистывает
- Что?
- Я думал, это мы агентам платим.
Я подмигиваю
- Уметь надо. И не агентам, а источникам, агент это другое, учи терминологию***. Поехали.

На дороге в Горный Бадахшан стоят посты. Местный ОМОН – раскатывает на китайских Хаммерах, щеголяет чешской формой и чешскими же пулеметами Взор-59 – они переданы безвозмездно в рамках какой-то там помощи Евросоюза. Но если смотреть на вещи здраво, в случае прорыва ИГ через границу – половина личного состава перейдет на сторону ИГ, а вторая половина – хорошо, если удержит аэропорт для приема частей российских ВДВ.
Проезд без досмотра стоит пятьсот рублей. Рубли здесь принимают с тем же почтением что и доллары, рублем можно расплатиться на базаре, за рубли – купить дом. Десятая часть страны – в России на заработках.
За постом – горы, горы, серпантин и кишлаки, все отличие от афганских только в том, что они электрифицированы, видны нитки проводов, ЛЭП идет параллельно дороге. Время тут застыло, двадцать первый век где-то очень далеко и чабан, пасущий овец – смотрит в небо, где идущий в Афганистан тяжелый транспортник – оставляет за собой пушистую стежку следов…

Рынок. Бетонный домик, тут что-то конторы, длинные ряды торговых мест, покрытые где шифером где профнастилом. Вторая часть рынка – это просто стоящие табуном машины, в основном китайские и старые советские Зилки, с них торгуют овцами, козами, курами, ворованным рисом в мешках ЮНИСЕФ, какими-то китайскими суповыми пакетами, про которые слышно, что там одна химия. Те, кто приходит из Афганистана – располагаются поодаль, торгуют прямо с земли – у большинства из них постоянного места тут нет, но их и не прогоняют, как прогнали бы у нас.
Стукаю по груди – там плита скрытого кэрриера, шестой класс. Там же – заткнуты магазины. В сумке – пидорке – семнадцатизарядная копия Зиг-Зауэра 226 под патрон ТТ. Раньше у меня была пакистанская копия, но теперь я купил китайскую, под тот же патрон. Она качественнее и магазин вмещает на три патрона больше. Всего магазинов у меня девять, один в пистолете и восемь – рассованы по разным местам. На четыре часа скоротечного боя, как говаривал один сирийский рафик*****. Еще один пистолет, чешский ВАСП в кобуру в рукаве и две гранаты РГД-5 – по карманам. В обоих пистолетах патрон дослан в патронник.
Ну, Аллаху Акбар.
- Все, я двинулся.
- Мои действия?
- Оставайся в машине. Сделай рожу попроще, не выходи. Только если стрельба начнется. Тогда выходи, конечно.
- Где примерно вы будете?
- Думаю, вон в той стороне.
Денис подчиняется. Ему тяжело, конечно. Он привык к армейским порядкам, ему трудно смириться с мыслью, что хотя он и подполковник, для меня он никто, курсант. Пройдет немало времени, прежде чем он научится делать намаз, носить арабскую одежду и говорить на нескольких языках. Он и сейчас многое умеет. Но его сегодняшние умения в Игре – ничего не значат…
Я – закрываю машину, делаю два шага – и с головой погружаюсь в атмосферу азиатского рынка. Я был здесь несколько лет назад, торговался за комплект одежды пуштуна, перед тем как нелегально перейти афганскую границу…
Афган…
Афган здесь везде. Афган – это ослики вместо машин, это старики с бородами, живыми любознательными глазами в плоских пуштунских шапочках – они привычно сидят на корточках и могут так сидеть целый день. Афганские торговцы – привезли на продажу бараньи шкуры и изделия из них, мясо, травы, военную форму и ботинки, из-под полы – оружие и героин. Отсюда – они повезут посуду, велосипеды, тачки, лопаты, кое-какую одежду. Все как всегда. Все как и сто лет назад, на границе империй.
Кроме гражданских афганцев – встречаются и военные. Их легко отличить по форме – афганская военная форма, отлично подходит для гор. Еще у них коротко подстриженные, окладистые бороды и противосолнечные очки. Автоматов у них нет, автоматы они оставляют в машинах – но пистолет у каждого в кобуре. В Афганистане нельзя без оружия. Здесь они сопровождают своих командиров, пока те встречаются с местными и договариваются о продаже конфискованных партий наркотиков.
Сэ ля ви
Этот базар – может быть экзотикой, но не для меня, мне здесь все близко все знакомо. Я могу поторговаться за ту козу или вон за те ботинки. Я могу сесть вместе со стариками и степенно поговорить с ними за беспредел на дорогах или цены на афганский героин у разных оптовиков. Я все это знаю, и меня примут за своего, по крайней мере, на первых порах. Но мне не нужно знать за беспредел на дорогах и ценах на героин. Я пришел на встречу с агентом. Точнее, с курьером, которого он пришлет.

http://werewolf0001.livejournal.com/3512889.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags:

Leave a Reply