Морена

Женщина – всегда уязвима. Всегда. Но еще более уязвима женщина, занимающаяся мужской работой – подобной той, которую выполняла она. Конечно, есть исключения подобные Синтии Ротрок, но обычно мужчины бывают сильнее и намного, и там, где все решает грубая сила – это важно.
Но у женщин есть огромное преимущество. И она умела это использовать. Даже слабость женщины – это ее сила…
Тот, кто держал ее – вдруг почувствовал, что она больше не сопротивляется.
- Послушай… - сказала она – ты понимаешь по-русски. Понимаешь, да?
- И чо?
- У этого лоха папаша – нефтяной шейх. Если его украдут, он за сына лимонов двадцать отвалит, не считая. Понимаешь? Мы можем подняться…
Подняться – типичная тема для жителей СНГ, практически универсальная отмычка человеческих душ. Подняться – означает разбогатеть быстро, и чаще всего неправедно, сорвать куш, получить легкие деньги – во всех смыслах. Это уже давно национальная идея, что в России, что в Украине, что в любой другой постсоветской стране – подняться. Обесценены честь, верность, ничего не стоит честный труд, тот, кто годами честно трудится – тот лох. Этим постсоветское пространство кардинально отличается от Европы, от США, сохранивших протестантский менталитет, определяющий спасение через честность и труд.
У нас же – все хотят разом и много. Ради того чтобы подняться – лгут, предают, воруют, становятся раком и на колени. Подняться не стыдно, тот, кто поднялся – становится кумиром, предметом для изучения и подражания. Предложи человеку – и он твой.
И этот купился.
- Веня! Слышь! Сюда иди!
- Чо?
- Иди, говорю, сюда. Тут тема.
Больше он не сказать, ни сделать ничего не успел.
Она ударила его носком туфли по подъему стопы – из всех сил, как только могла. И, пользуясь замешательством и болью – выскользнула из захвата. Георгий учил ее – не пытайся драться, все равно ничего не получится. Ошеломи или испугай противника – а потом либо беги, либо убивай.
А он даже не понял что произошло. Вот она – в его руках, вот – вспышка боли, неожиданная и страшная. А вот – ее нет. Просто нет – руки держат пустоту.
- А… с…а!
- Где она?!
- Не знаю,… уй, б…
Второй украинец с пистолетом начал осматриваться – но у него не было с собой фонарика – критическая ошибка.
А ей надо было к передней двери машины – пистолет у нее был под сидением. В этот момент – зазвонил телефон, лежащий в машине
- Че там…
- Это в машине!
- Фары включи! Дорогу надо осветить!
Второй украинец сунулся за руль. Свет – высветил дорогу, свет был яркий и они от перепада света ослепли. На мгновение – но этого ей хватило. Она знала, где пистолет. Уронила его под ноги в последний момент, рассчитав, что не заметят – и правильно рассчитала. При внезапном нападении с двух сторон – она вряд ли бы успела.
- Вот она!
Поздно! Темноту разорвали вспышки выстрелов – и тот, кто ее держал, повалился у багажника как подрубленный.
Она перевернулась, перенося огонь на второго. Резко гавкнул Макаров – и тут же загрохотал Вальтер…

Больно не было. Это было первое ее ранение, если не считать избиений много лет назад – и она не знала, как это бывает. Если ранение не тяжелое, то его обычно не чувствуешь, особенно если только что вышел победителем из схватки.
Она поднялась с земли… он учил ее – никогда не оставляй противника за спиной, если не уверена что он мертв. Надо проверить. Телефон в одной руке, а в другой – пистолет. Яркий, фотографический свет высветил лежащего на дороге у багажника мужика… в ярком свете кровь казалась почти черной… вся левая часть лица в крови. Готов?
Она прицелилась и выстрелила. Брызнула кровь, моментально поглощаемая сухой как порох землей. Теперь – точно готов.
Второй – у этого не было залито кровью лицо – она выстрелила дважды, пошатнувшись от резкой отдачи, но не выпустила из руки пистолет. Тоже готов. И она поняла, даже не проверяя документов – что это они. Менты, с которыми она была знакома лучше чем ей бы того хотелось. Особая порода людей… злобные как крысы, трусливые с сильными и наглые со слабыми…
Совсем не такие, как люди там… те, кто мог пригласить незнакомую и почти не владеющую испанским синьориту разделить с ними домашний обед… совсем не такие как Георгий – надежный, добрый и сильный. Эти – ничего не заслуживали кроме пули в лицо.
Убить плохого человека – это хорошо
Прошлое, казалось надежно похороненное – возвращалось. На могильном холме без креста, проклятом и забытом – шевелилась земля, ее трясло то ли от холода, то ли от ненависти.
Оружие, средства выживания, документы, деньги, ключи, пища, вода…
Она обшарила карманы убитых, забрала все что могла – но когда попыталась разогнуться, поняла, что не может. Блузка была порвана, кровь медленно капала на землю, сбиваясь в сухие шарики.
Только сейчас – она вспомнила, что еще есть и молодой шейх… он явно не рассчитывал на такую ночь. Выпрямившись – свободной рукой, пришлось опереться о дверь машины – она обошла машину. Шейх – мог сто раз сбежать, у нее не было бы сил искать его в темноте – но он был здесь. Она высветила его мобильным телефоном и он то ли заскулил то ли заплакал. Его трясло от ужаса.
- Пожалуйста…
- Где у тебя аптечка…
Молодой шейх не ответил, его била крупная дрожь.

Аптечку она не нашла. Как смогла, остановила кровь, сделав тампон из жгута, пришлось пользоваться подручными средствами. Когда она вернулась – шейх как раз набрался храбрости для попытки побега, несильным ударом по лицу она привела его к повиновению
- Некуда бежать. Поможешь мне и останешься цел.
- Ты что, из МОССАДа?
МОССАД – внушал арабам суеверный ужас
- Много болтаешь. Видишь, этих двоих? Ты сильный. Сбрось их с дороги. Ногами. Нельзя их тут оставлять…
- Я…
Она навела на него пистолет. Светало, над морем – уже занималась заря.
- Быстро! Побежишь, выстрелю в ногу.
Шейх выполнил то, что она велела.
- Иди сюда – она сделала движение пистолетом.
Шейх подошел. От ужаса – он уже ничего не соображал
- Лезь назад, в машину. Ложись на сидение. Накройся пледом, и молчи …

Запасной вариант – вилла в пригородах. Она добралась до нее, как только над заливом Святого Георгия – окончательно взошло солнце.
Она нажала на клаксон: три – один – три. Ответа нет.
- Ну, давай же… - процедила она
Три-один-три. Три-один-три.
Ворота распахнулись
Внутри – вилла, типично арабский двор. Джип, еще один джип, неуместная здесь машина такси. Несколько мужчин – черные очки, бороды. У двоих автоматы. Похожи то ли на бойцов Хезбаллы, то ли на отряд наркомафии…
Она выбралась из-за руля Бентли. Мужчины смотрели на нее. Солнце – несмотря на то что только что взошло – било наотмашь с типично ближневосточной яростью.
- Я от Ангела… - проговорила она, чувствуя, как путается сознание.
- Ты привезла?
- Да…
Голова закружилась, она пошатнулась, схватилась за дверцу. Мужчины бросились к ней
- Эй, эй! Что с тобой?
- У нее кровь.
Голоса доносились как будто издалека…
- Несите ее в дом… Лена ее осмотрит.
Наступило благословенное забытье – кто-то выключил свет.

- Я сделала все что могла. Обработала рану и вколола тебе витаминный коктейль и антибиотик. Это должно помочь. Хорошо, что пуля прошла вскользь, но шутить с этим все равно нельзя. Песок, пот… недалеко и до заражения
В отряде Кидон – ликвидаторов Моссада – был собственный медик, девушка. Худенькая, высокая, одного с ней возраста, с пышной гривой каштановых волос. Они говорили между собой на русском.
- Тебе надо отлежаться. Два – три дня. С огнестрельной раной нельзя передвигаться.
- Я должна покинуть страну. Меня будут искать.
Девушка нахмурилась, но кивнула.
- Хорошо. Вот еще антибиотик. Через шесть часов надо сделать еще один укол. Ты сможешь сделать укол сама?
- Да.
- Я дам тебе свою блузку. Она маловата, но должна налезть. И она темная, если проступит кровь, сильно видно не будет.
С трудом – она переоделась, встала с койки. Боль осталась, но была какой-то тянущей… как после вырванного зуба.
- Порядок? – типично израильское «беседер»
- Да.
Израильтянка шагнула вперед и обняла ее
- Будь осторожна.
- И ты тоже.
- Йонни отвезет тебя в аэропорт, но внутрь не пойдет. Не попадись. Если будут спрашивать что с тобой, скажи что отравилась. Удачи.
- И тебе.
Израильтянка отступила на шаг, внимательно оглядела ее
- Откуда у тебя такой акцент? Ты говоришь по-русски, так же как и я. Мои родители совершили алию из Одессы. Ты не из Одессы?
Одесса…
Она отрицательно покачала головой
- Нет. Я издалека…

http://werewolf0001.livejournal.com/3597192.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags:

Leave a Reply