«Архитектор». 11

Предыдущая часть


Когда Маруся была совсем маленькая и только научилась говорить, она радостно кричала с балкона:
- Мама, мама, там Рулька пошел! Рулька! - так она называла Юрку
В него были влюблены все девочки с окрестных дворов, включая меня - это был высокий красивый темноволосый и синеглазый мальчишка, всегда веселый и беззаботный. Мы всем двором весело ржали, когда он подзывал своего здоровенного пса:
- Тиша, кис-кис-кис!
И Тиша - здоровенный черный терьер - мчался к хозяину, радостно подбрасывая мохнатые лапы, и со всего маху тыкался в него своей большой прямоугольной башкой.
Спутя несколько лет Тиша заболел, его пришлось усыпить, и с тех пор Юра перестал быть веселым мальчишкой. Он стал немного циничным, немного злым и иногда печальным подростком.

В моих тринадцатилетних глазах это отсутствие веселья и доброты казалось чем-то возвышенным - он стал рыцарем печального образа.

Я постоянно думала о нем, рисовала в голове прекрасные картины: вот он приходит ко мне, стучится в нашу обитую дермантином дверь, встает на одно колено на коврик около двери и поет мне серенаду; или мы играем в казаки-разбойники, он казак, я разбойница, он отыскивает меня, ловит, а потом, не выдержав, отпускает, сраженный моей красотой; или я иду в бассейн, там тону (после семи лет плаванья, да), а он меня спасает, выносит из бассейна на руках.

Я все время ловила маленькие знаки внимания в свой адрес - мне казалось, что в выбивалах он старается попасть мячом по мне, потому что неравнодушен, что когда сметеся, то смеется именно для меня, что когда расстроен, то расстроен тем, что я опять гордо прошла мимо, не обратив на него никакого внимания. Тысячи маленьких придуманных знаков внимания с его стороны я аккуратно складывала в свою шкатулочку ценных воспоминаний.

Но однажды до меня дошло, что он совсем меня не любит. Когда мы пошли всем двором в кино, он тихо, как ему казалось, сказал нашим общим друзьям:
- Вы только быстрее садитесь по бокам от меня, а то опять Инга-дура примостится рядом и будет таращиться на меня весь сеанс, - и они втроем засмеялись.
Я их услышала, и мне стало стыдно, так стыдно, что я убежала из кинотеатра. Прибежала домой и ревела от унижения долго-долго. А потом пришла с работы мама. Я, конечно, рассказала ей, что случилось, а  она ответила:
- Он просто тебя не любит, не обращай на него внимания.
Я поняла, что начать его презирать - это единственное, что я могла, единственное, что позволит мне выживать рядом с ним. И  своем воображении я свалила все шишки на него: это не я к нему липла и так достала своим взглядом недоенной коровушки, что вызвала настоящее отвращение - это он обманул, поманил и бросил, и вообще все они бессердечные. Я помню, как в то время постоянно слушала песню "Плачет девушка в автомате" и упивалась  жалостью к себе. Потратила я на этот траур половину лета.

А потом из моей жизни исчезла Маруся и я начала учиться в гимназии, где познакомилась с Пашкой. Мне стало немного не до Юрки. Пока он опять не напомнил мне о своем существовании своим презрительным хмыканьем в сторону моего одногруппника. Тогда жизнь снова заиграла красками - мне казалось, за мое сердце сражаются двое - милый мягкий и робкий некрасивый Пашка и огненный взрослый (на целый год старше!) хулиганистый красавец с острым языком Юрка. И как мучителен был мой выбор! Простить Юрку? Приблизить Пашку? Потратила аж целых сорок минут, пока ворочалась в кровати, не в силах заснуть. Я выбрала, конечно, красивого Юрку. И стала приходить домой одна, чтобы она заметил, и вышел, и подошел ко мне, и рассказал, что любит! Но он чего-то не подходил и не подходил. Я уже стала уставать, думая, ну как ему, такому идиоту еще намекнуть, что я освободила свое сердце только для него. Хотела уже, как Татьяна Ларина, писать письмо в стихах. Но папа как раз спросил, куда подевался Пашка, и обозвал меня дурой. С тех пор я задвинула Юрку на задний план на целых пять лет. Я почти совсем про него забыла - только здоровалась во дворе, как со всеми. Становилось уже не до игр, все мы подросли, я закончила гимназию, поступила в институт, очень близко дружила с Пашкой. И хотя он не подавал признаков влюбленности, я все-таки предпочитала общаться именно с ним - с ним я чувствовала себюя спокойно и мне было с ним интересно. И я всегда знала, о чем могу с ним поговорить, а вот с Юркой - нет, я даже не представляла, о чем  с ним разговаривать. К тому же Пашка давал списывать. А потом мы нашли Рика.

После встречи с Риком мы постоянно обсуждали, что случилось и как это произошло. И вот однажды, во время бурного обсуждения, Юрка заступил  мне дорогу. Я буквально натолкнулась на него.
- Красотка, ты что, теперь с  этим ботаном навечно?
Я посмотрела на него и ответила:
- А что, есть какие-то другие предложения?
- Нет, - презрительно, как всегда, фыркнул Юрка.
- Ну и до свиданья, - я спокойно обошла его и пошла дальше.

Пашка после этого маленького разговора с Юркой как-то отодвинулся, перестал приходить ко мне домой, в институе общался со мной ровно, как со всеми, но ни слова упрека мне не сказал. Я не понимала, в  чем моя вина, почему он отдалился, и списала все на влюбленность и ревность. Стала в ответ обходить его, гордо задрав нос, потому что думала, что если так уж влюблен - прибежит, никуда не денется.

А Юрка - не то что пять лет назад - стал замечать, что я хожу домой одна. Пару раз перегородил дорогу с дурацкими вопросами, потом как-то целый вечер горланил песни под гитару возле моего подъезда, а однажды приволок мне целый веник роз из ботанического сада. И тогда я, наконец, позволила себе обратить на него внимание. Я думала, что он просто такой невоспитанный, дикарь, тем более пережил травму, когда умер его пес, и что если я  позволю ему со мной гулять, он изменится, станет более мягким, вежливым и воспитанным. Да и как не стать? Я образованная утонченная девушка, красивая, спортивная, стройная, начитанная. Я встречала настоящие чудеса в жизни! Я просто бриллиант, и он захочет равняться на меня.

А Юрка вел себя со мной ничуть не более нежно, был ничуть не более вежливым, чем вначале. От книжек отмахивался, как  от ерунды. А на мою попытку рассказать, как мы с Пашкой нашли дракона, зло поднял меня на смех. Я подумала, что он просто ревнует, вот и мстит мне. Зато, когда он обнимал меня при всех и громко говорил:
- Смотрите, какая у меня девочка! - и обращался ко мне, - да, моя красотка?
Я радостно кивала и мое сердце заходилось от нежности и гордости. И я сразу верила, что вот она, настоящая любовь. А как же иначе? Почему же у меня тогда сердце так колотится?

Спустя полгода наших с Юркой отношений я совсем забыла Пашку, забила на наши приключения и почти забросила институт. А ведь шел четвертый курс - время, когда нам было нужно пройти практику. Пашка к тому времени уже несколько лет работал на одном из городских телеканалов, у него вопрос с практикой был решен, а нас, всех, кто еще не нашел работу, скопом отправили в школы - учить детей русской литературе и языку.
Учить я не хотела - меня бесили ученики, учителя, методички, проверки тетрадей, грамматические ошибки и полное нежелелание детей читать книги.

Я приходила домой, швыряла тяжелую сумку с тетрадками и убегала на свидания с Юркой. Родители пытались меня вразумить, заставить учиться. Но я устроила им истерику, что они не проследили за тем, чтобы я пошла учиться в технический вуз, мне казалось, они сами махнули на меня рукой, а теперь вот пытаются пихать меня на нелюбимую работу каким-то там учителем! А я не хочу никого учить! Я хочу любить своего прекрасного Юрку! Тем более, что я все чаще замечала, что он отстраняется. То я не могла ему дозвониться, то он не приходил на свидания, которые сам же и назначил. А еще он перестал меня обнимать на глазах у всех и все чаще просто бросал в мою сторону что-то равнодушное. Когда я в слезах пыталась допытаться, что случилось, он говорил, что ему некогда - у него последний курс, учебы по горло. Однако, я  часто видела, как он выпрыгивал прямо из окна своей спальни, когда друзья звали его попить пива или бильярд. В таком режиме мы протянули еще год. Я чувствовала что отношения ухудшаются, но не могла понять, что же мне теперь делать.

Я уже боялась звонить ему, чтобы не нарваться на ленивое "А, это ты", перестала его о чем-то просить, стала ревновать его ко всем вокруг, потому что всем вокруг он уделял больше внимания, тепла и дуржелюбия, чем мне. Ноя  все еще находилась в статусе его девушки, и это давало мне призрачную надежду, что все наладится. И вот однажды из окна я увидела его с девушкой. И разрыдалась от горя и злости - почему-то на нее. Мне казалось, она выкрала сердце моего Юрки, как мерзкая беспринципная воровка! Мой прекрасный Юрка перестал быть моим.

А ночью мне приснился кошмар. Какие-то темные сущности, похожие то ли на привидения, если сделать их черными, то ли на больщие полупрозоачные кляксы летали вокруг моей кровати и глухо и зловеще шептали: "Illuminati! Illuminati! Da nobis illuminati!".

http://july-life.livejournal.com/61781.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , ,

Leave a Reply