Книга «Архитектор». Продолжение

Предыдущая часть

Виннийские озера были настоящей жемчужиной. Это были очень большие по протяженности озера, соединенные между собой речками или узкими перемычками. Начинались озера от самых гор и заканчивались далеко в степи. Они поражали своим прекрасным разнообразием.

Было два горных озера - одно большое и одно маленькое. В маленьком озере с кристально чистой водой было два водопада, падающих с высокой отвесной скалы, а большое было идеально круглой формы с дном и берегами, как будто специально замощенными огромными, не меньше метра в диаметре булыжниками, и с несколькими затонувшими тяньшанскими елями - из воды в одном месте торчали почти голые красноватые стволы. Вода в этих двух озерах была ледяной и чистой, зимой превращавшаяся в удивительный голубой лед.

Дальше шла цепь небольших уютных прудов, окруженных то кустарником, то травяными лугами. На берегах этих прудов стояли дачи или располагались сельскохозяйственные поля.
Еще дальше было крупное озеро, окруженное густым лиственным лесом - довольно редкое явление в наших широтах.
А последнее озеро, самое большое, разлилось так широко, что почти не было видно противоположного берега, и так глубоко заползло в степи, что добралось до песков, образуя самые настоящие песчаные пляжи. Вода в последнем озере была солоноватой - солончаки придали озеру морской вкус.

Как раз на озере, окруженном лесом, мой заказчик и хотел построить кемпинг.
Мы приехали туда сразу после обсуждения проекта дома у Вольдемара - я, мой "ассистент" и Вольдемар. Мне необходимо было осмотреть место будущего строительства и обмерить пространства. Задача осложнялась тем, что Вольдемар наотрез отказывался срубать деревья - необходимо было уместить кемпинг на свободном от деревьев пространстве. Когда я спросила о количестве проживающих людей, чтобы приблизительно обозначить размеры кемпинга, заказчик сказал, что точное количество мест он указать не может - но там должно быть место и для пятидесяти человек, и для пятисот, и для пяти тысяч, если вдруг понадобится. Странный подход. Когда я объяснила, что стоимость моей работы привязана к площади строительства, он безмятежно заявил, что деньги - не проблема.

Пашка на этих словах тихонько сжал мой локоть. Я удивилась, думая, что друг так выражает радость за мое будущее финансовое благополучие, но, когда оглянулась на него, увидела тревогу. Я и сама чувствовала себя тревожно рядом с этим странным Вольдемаром, а когда мне пообещали золотые горы, напряглась еще сильнее - бойтесь данайцев дары приносящих, ну и так далее...

- Ингр... Инга, вы все сомотрели? Каков ваш вердикт? - Вольдемар смотрел доброжелательно и ждал ответа. Прошло уже больше двух часов, как мы приехали на место и стали его изучать.
Ко всему предыдущему напряжению добавилось еще и это - он второй раз назвал меня Индрид. Ну, попытался назвать - так меня звал только отец. И только в шутку. И только в том варианте реальности, в котором у меня была сестра...

Я решила, что обдумаю эти странности потом, а пока надо собрать в кучу свой прфоессионализм:
- Я думаю... думаю, раз речь идет о неустановленном количестве проживающих, вам тут понадобится система сборно-разборных модулей небольшого размера из максимально легких, но крепких материалов. Как насчет дюралевых пространственных конструкций?
- Ох... а можно без металла? Природа, там, все такое, вы же понимаете
- Без металла? - это стало для меня проблемой, - мне надо обдумать, если вы не возражаете. А... можно вопрос? Почему вы не можете назвать количество последователей этой... кхм... религии, которые собираются тут проживать?
- Ну... - Вольдемар явно не был готов к этому вопросу, - просто, понимаете, может так случиться, что к нам приедут... гости, например, из соседних общин
- Или вы нашли способ загонять народ табунами в свою секту, - пробурчал Пашка, а я опять обмерла от его какого-то нарочитого агрессивного тона.
- То, что количество последователей нашего движения может увеличиться, я не отрицаю и буду этому очень рад, Юрий (Вольдемар, сделал ударение на этом имени), но мне не нравится, как вы злобно настроены. Мы не делаем ничего противозаконного. Но, кажется, нам пора, - и мы засобирались домой.

Вольдемар отвез нас туда же - к дому моих родителей, высадил и попрощался.

- Паш, ну чего ты его цепляешь? - я была одновременно признательна Пашке за то, что он озвучивал мысли, вертевшиеся у меня на языке, и расстроена, потому что это противостояние мне было совсем не нужно.
- Ну ты же понимаешь, что он подозрительный тип?
- Понимаю...
- Дусь, может, ну его нафиг с его кучей денег?
- Нет, Паш. Мне нужны деньги, ты же понимаешь...
- Давай, я тебе дам? - Пашка не шутил, и я знала, если соглашусь, он тут же перечислит мне сумму, вполне достаточную для безбедного проживания в течение, как минимум, пары месяцев. Но...
- Ты же понимаешь, что я не могу? Мы разговаривали с тобой об этом не раз, - я действительно не могла взять его деньги
- Понимаю, - Пашка не настаивал, знал, что бесполезно, - ладно тогда, я поехал.
- Тебя подвезти? - приехали-то мы сюда на моей машине.
- Да нет, мне тут по делам надо, я вечером к тебе загляну, если ты непротив.
- Ок.

И Пашка уехал. Я постояла возле дома родителей, посмотрела в окна нашей квартиры на четвертом этаже, затем перевела взгляд на Юркины окна в соседнем доме. И остолбенела. Окно его комнаты было октрыто, там снова колыхались занавески и стоял стол...
- Инга.
Я вздрогнула. Вольдемар стоял рядом.
- Я вас напугал? - он вежливо улыбнулся.
- Н-нет. Все в порядке. Это я  от неожиданности. Тихо тут... у вас...
- Да, у нас тут тихо, - подтвердил Вольдемар.
И снова меня напрягла его многозначительность - что озаначало это "у нас"? Он же знает, что это "у него", было когда-то "у меня"...
- Может, пройдем ко мне (и снова странный акцент на слове "ко мне"), обсудим денежные вопросы и заключим договор?
- Хорошо, - я очень не хотела туда идти и вообще была очень напряжена весь день, но, как всегда, сказала себе: "Или ты сделаешь это неприятное дело сейчас, или потом не оберешься вороха проблем" - и пошла.

Мы обсудили с Вольдемаром стоимость и сроки проекта. Точнее, назвать это обсуждением, было глупо. Я назвала сумму, на что Вольдемар ответил:
- Я заплачу вам вдвое больше, только давайте заключим сейчас договор, чтобы ничего не забыть.

Он позвал меня в соседнюю комнату - мою бывшую детскую. На моем старом письменном столе стоял ноут и небольшой принтер. Все ящики стола были выдвинуты, а содержимое ящиков разбросано на моем старом кресле-кровати. Такое впечатление, что кто-то там что-то искал. Вряд ли там что-то можно было найти - разве что мои старые тетрадки и учебники. Я удивилась, что детскую Вольдемар использует в качестве кабинета - почему бы не воспользоваться бывшим кабинетом моего отца? Вот же она - дверь в кабинет - сразу напротив двери в мою комнату. Но задавать вопрос не стала - это теперь его квартира, пусть делает, что хочет. Я вдруг перехватила его взгляд - он смотрел на меня пристально, как будто пытался что-то разглядеть или понять. Я, в который раз за день, внутренне напряглась. Быстрее бы уже закончился этот ад.

- Вот, я распечатал договор в двойном экземпляре, прочитайте и подпишите, - Вольдемар протянул мне два листочка. Да уж, мой стандартный договор был толщиной в одинадцать листов, но Вольдемар, просмотрев его на моем планшете, сказал, что там слишком много лишнего на его взгляд - ему договор нужен только затем, чтобы не забыть, какую сумму он мне останется должен. И вместе с договором протянул в качестве предоплаты половину от суммы договора. Очень приличную сумму, надо сказать.

Я взяла договор, пробежала его глазами - там действительно стояла только сумма, сроки и реквизиты сторон. Подписала первый экземпляр, а когда попыталась достать второй, нечаянно порезалась бумагой. Кровь капнула на оба листа. Вольдемар это заметил и добродушно рассмеялся:
- Ого, мы с вами скрепили договорр кровью!
А мне было совсем не до смеха. Это пугало. А еще больше испугало то, что принтер вдруг "сломался", когда мой заказчик попытался распечатать договор еще раз...

На прощание Вольдемар сказал:
- Как решите проблему материалов, позвоните мне, пожалуйста. Только никакого металла или бетона. А вообще, я понимаю, что вы чувствуете себя не в своей тарелке. Но, поверьте, я действительно знал вашего отца и, когда увидел, что продается его квартира, тут же ее купил. Это прекрасная трехкомнатная квартира, и она навевает мне ностальгические воспоминания о моей молодости, когда, еще до вашего рождения, мы с вашим отцом и матушкой отлично проводили тут время.

Я попращалась и вышла, еле сдерживая желание не нестись прочь, сломя голову.
Квартира моих родителей была четырехкомнатной: гостиная, родительская спальня, детская и отцовский кабинет...

http://july-life.livejournal.com/60530.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , ,

Leave a Reply