Налево пойдёшь — коня потеряешь

37.

История Грузова, рассказанная им самим.

Юра Грузов учился в обычной школе, в рабочем районе подмосковного Серпухова. После девятого класса многие одноклассники Юрия ушли получать образование в ПТУ и техникумы, и в классе осталось 24 человека, причём только шестеро мальчишек. Из девчонок выделялась Виола Колотилова – жгучая брюнетка, неглупая, бойкая и более чем симпатичная, она была старостой их класса и заводилой, причём не только в официальных мероприятиях. Родители у Виолы были простыми людьми: отец работал на заводе, мать трудилась там же, в конторе. Видимо, они изначально предполагали для дочери какую-то другую, более красивую жизнь, чем их собственная, что сказалось на выборе имени для дочери. Странное сочетание имени и фамилии было предметом насмешек в средней школе – но потом девочка выросла и сумела заставить окружающих себя уважать, а многих парней безоглядно влюбляла в себя.
Юра был исключением, и потому вызвал у Виолы особый интерес. Причём весьма осознанный: на выпускном вечере Виола практически соблазнила одноклассника и ушла с ним. Юра сопротивляться не стал, а завистливые взгляды менее удачливых воздыхателей Виолы только подогрели его самолюбие. В отличие от одноклассницы, для него это был первый сексуальный опыт, и нужно сказать, что он оказался удачным. Они провели вместе последующие пару недель – благо, лето выдалось замечательным: ходили в кино, катались на лодке, просто бродили по окрестностям; и, конечно же, занимались сексом  при каждом удобном моменте.
В школе Юра учился хорошо, и это стало одним из обстоятельств, определивших его дальнейшую жизнь. После победы на городской математической олимпиаде Юру вызвали к директору. Директрисса, как только он вошёл в кабинет, встала из-за стола и со словами «Ну, не буду вам мешать», покинула кабинет, оставив мальчика с человеком в хорошо скроенном сером костюме. Человек в костюме представился Александром Тимофеевичем и спросил Юру, где он планирует учиться после школы. Особенных планов у юноши не было, о чём о не преминул сообщить визитёру. Тогда тот, с торжественной улыбкой, сказал, что Юрины успехи были замечены (многозначительная пауза), и что, если он, конечно, не возражает, ему предлагается попробовать поступить в Высшую школу КГБ. Мальчик, воспитанный на фильмах про чекистов, без раздумий согласился.
Поступать нужно было уже в июле. Расставание с Виолой прошло внезапно и безболезненно. Юра уехал в столицу и успешно влился в ряды курсантов школы. Незадолго до выпуска он приехал в родной Серпухов на вечер встречи выпускников, где вновь встретил Виолу. Девушка расцвела; выяснилось, что она также уехала учиться в столицу, где познакомилась со своим будущим мужем. На третьем курсе она перевелась на заочное отделение и уехала вместе со своим избранником к его родителям в Саратов, где они поженились; без сомнения, фамилия Геворкян подходила ей значительно больше той, что была дана при рождении.
В стране вовсю бушевала перестройка. Вчерашние спекулянты постепенно превращались в бизнесменов; избранник Виолы проявил деловую хватку и открыл в городе сеть автосервисов. К тому памятному (так и оставшемуся единственным) вечеру встречи выпускников она подарила мужу дочь, а он ей – салон красоты. Одним словом, жизнь удалась.
Следующая их встреча произошла только через 13 лет, в конце 90-х. Юрий к тому моменту уже ушёл из Конторы, и трудился в детективном агентстве. Он приехал в Серпухов навестить родителей, и встретил одноклассницу супермаркете; разговорились, решили продолжить общение в кафе.
Виола рассказала, что с мужем они жили, что называется, душа в душу. Бизнес тоже развивался успешно, и в начале девяностых Виола владела уже целой сетью салонов красоты в Саратове. Но, увы, методы, с помощью которых бизнесмены в то время решали спорные вопросы, не отличались гуманностью и законностью. Муж Виолы был застрелен при невыясненных обстоятельствах, а всё его имущество, посредством мутных схем, перешло к его партнёру по бизнесу. Виола подозревала, что он и стоит за убийством мужа, но ничего не могла доказать. У молодой вдовы остались только записанные на неё салоны красоты. Вести дела без мужа оказалось намного сложнее; в итоге Виола продала бизнес и вернулась к матери. Вырученных денег хватило на то, чтобы купить в Серпухове салон красоты и небольшую «двушку» - благо, ипотеку тогда ещё не придумали и цены были разумные.
На следующий день они поужинали вместе и закончили вечер в постели. Их встречи стали регулярными, и через пару месяцев Виола предложила Юрию переехать к ней. По сути, изменилось немногое: большую часть времени Юрий проводил в столице, приезжая в Серпухов на выходные. Иногда они проводили время вдвоём, но чаще – втроём, с дочерью Виолы Маргаритой, которая уверенно превращалась из ребёнка в девушку.
И тут возникла проблема. Поначалу Юрий думал, что ему кажется, но, чем чаще, тем больше его сомнения превращались в уверенность: Маргарита сознательно провоцировала его. Девушка ходила по дому в лёгком халатике, который мог «внезапно» распахнуться, могла задеть его попой, протискиваясь мимо именно тогда, когда он стоял в дверном проёме, залезть на диван с ногами, оголив бёдра. Для Юрия ситуация была совершенно дикой; он хотел поговорить об этом с Виолой, но даже не представлял, как начать разговор. Маргарита вела себя всё более вызвающе. Однажды Юрий зашёл в ванную комнату; девушка принимала душ. Повернувшись к Юрию, она с невинной улыбкой попросила его потереть ей спинку. Он вышел из ванной комнаты с твёрдым намерением покончить с этой ситуацией. Как ему показалось, наилучшим выходом будет разойтись с Виолой.
Вечером они пошли в ресторан, где Юрий сказал подруге о своём намерении расстаться. «Это из-за неё?» - полуутверждающе спросила Виола. «Из-за кого? У меня, кроме тебя, никого нет, если что», ответил Юрий. «Я знаю. Я про Ритку. Я же не слепая, и вижу, что она к тебе относится явно не как к отцу, и даже не как к отчиму». Юрий не знал, что ответить. Виоле тоже было явно непросто. «А знаешь, что я думаю? Может быть, тебе… ну… ответить ей?» «В смысле, ответить?» «Ну, в прямом смысле. Ты прекрасно меня понял». «Ты в своём уме? Она же ещё ребёнок!» «Девочки сейчас рано взрослеют. Я в её возрасте уже имела…ммм… некоторый опыт. Понимаю, для тебя это звучит неожиданно, но подумай сам: возможно, лучше её первым мужчиной станешь ты, чем какой-нибудь пьяный подросток или что похуже. Ты, по крайней мере, точно не сделаешь ей ничего плохого»…

http://daemon77.livejournal.com/720972.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply