После некоторого перерыва…

После некоторого перерыва, связанного со сменой работы, я снова понемногу начал читать книги.
Раньше я читал в метро, а теперь в среднем в день проезжаю только один перегон между станциями, тут уж не особенно почитаешь.
А в автобусе я ныне перечитываю социальные сети, заблокированные на новой работе.

Геннадий Прашкевич «Записки промышленного шпиона».
В советское время в фантастике был популярен поджанр, когда действие переносилось в зарубежную страну, сюжетно это были фантастические детективы или боевики с обязательной социальной критикой капиталистического строя. В поджанре создавались прекрасные произведения – мне, к примеру, очень нравились «Пять президентов» Павла Багряка (под этим псевдонимом работала группа товарищей) и «Полная переделка» Зиновия Юрьева. А уж как здесь Стругацкие оттоптались («Хищные вещи века», «Пикник на обочине» и так далее). Как правило, чем меньше философии и рассуждений об ужасах жизни было в этих книгах, тем они лучше получались (хотя не без исключений, вот хоть те же Стругацкие). Когда описываемый в книгах звериный капитализм пришёл и на нашу улицу, поджанр естественным образом захирел.

В журнале «Уральский следопыт» в семидесятых годах были опубликованы два прекрасных, запоминающихся рассказа «Шпион в Юрском периоде» и «Шпион против компьютера». Их автор видел эти рассказы как кусочки цикла, объединённого в цельную книгу всё того же поджанра, создаваемую уже почти в наши дни, что выглядит некоторым анахронизмом. И потому, что тогда эти рассказы мне понравились, сейчас я эту книгу прочитал.
Ну, на мой взгляд, то, что было когда-то опубликовано в «Уральском следопыте», так и осталось в этой книге лучшим. Большой самостоятельной ценности в ней не очень. Интересна она будет тем, кто когда-то читал «Уральский следопыт». Так, на мой вкус, не имеет самостоятельной ценности третья часть трилогии Бомарше (завершающая историю, начатую в «Севильском цирульнике» и «Женитьбе Фигаро»). Кому интересно «просто так», без предыстории, знать, что Керубино убит на полях сражений, но перед смертью успел сделать ребёнка графине Розине, а у Фигаро и Сюзанны тоже рождается ребёнок, но от графа Альмавивы?
В «Записках промышленного шпиона» многие умерли. Даже специальное место в книге посвящено перечислению жертв (приписываемых главному герою для пробуждения его совести).

Пол Галлико «Посейдон».
Когда-то я спрашивал в ЖЖ, не помнит ли кто-нибудь автора чудесного рассказа, опубликованного много лет назад в журнале «Наука и жизнь» про боксёров прошлого и настоящего. Тогда мне не ответили, а недавно вдруг, годы спустя, кто-то незнакомый написал – это рассказ «Римский парень» Пола Галлико. Так оно и было. Я рассказ с удовольствием перечитал, потом прочитал ещё его несколько рассказов, потом взялся за этот роман. Сразу скажу, что рассказы достаточно хороши, а роман не удался. Герои в нём картонные и хорошему он не учит. Дрянь роман, не читайте. По роману сняли в своё время довольно известный фильм: там корабль в океане переворачивается кверху пузом и группа разнородных товарищей через весь перевёрнутый корабль продвигаются к его днищу, ставшему крышей.
В «Посейдоне» почти все умерли.

Конни Уиллис «Книга Страшного суда».
Книга специфическая, но хорошо написанная. В ней героиня отправляется в прошлое Средневековье и попадает в Англию времён Великой Чумы. В книге умерли все от слова «совсем». В некоторых временных промежутках, а в некоторых умерли не все и, что добавляет здорового оптимизма, даже есть желание, чтобы некоторые из тех, кто не умерли, умерли бы тоже. Книгу можно даже порекомендовать прочитать – ещё раз с оговоркой, что она на любителя.

Итого – две книги про «попаданцев» (включая промышленного шпиона в Юрском периоде) и одна про кораблекрушение.

https://chetvergvecher.livejournal.com/1511483.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply