Что я прочитал

Г. Матвеев. Семнадцатилетние. Новый директор

Я подхожу к описанию своих впечатлений об этих книгах с некоторой осторожностью, очень уж смешанные у меня чувства. С одной стороны, подходя формально, обе повести вполне укладываются в жанр соцреализма сталинского образца и не просто сталинского, а послевоенного сталинского — самого мёртвого, удушливого, сухого и формального времени в истории нашей страны вообще и в литературе в частности. Книги, написанные (и, что немаловажно, опубликованные, то есть не пишущиеся в стол) в то время чаще всего скучна, т.к. написаны по строгим шаблонам, однообразны и безжизненны.

Повесть «Семнадцатилетние» написана в 1947—1954 годах и описывает события, произошедшие в 1947/1948 учебном году. «Сиквел» её, повесть «Новый директор» написана в 1955-1961 годах (то есть уже во время «оттепели») и рассказывает о событиях, непосредственно предшествующие началу 1955/1956 учебного года (то есть конец лета). Обе повести на школьную тему, обе в первую очередь касаются вопроса, важного и сейчас — должна ли школа только учить или ещё и (или даже в первую очередь) воспитывать. Сразу скажу, что автор считает что да, должна и даже обязана. Однако начну по порядку.

Константин Семенович Горюнов, главный герой обеих книг, был до войны школьным учителем. Он попал на фронт, был ранен, долго восстанавливался, вернулся в родной Ленинград, правда не в старую свою школу (она была уничтожена при бомбежке), а получил назначение в школу для девочек, преподавателем литературы и классным руководителем выпускного класса. Пятнадцать семнадцатилетних девушек с совершенно разными характерами, из разных семей с разными способностями теперь становятся его подопечными.

Надо отметить, что безусловно сильной стороной повести является как раз описание характеров девушек. Они все живые, не шаблонные, настоящие люди. Автор книги под видом практиканта в 1947-м году провел немало времени в школе, по всей видимости, он писал их с натуры.

Что касается самого Горюнова, этакого гения от педагогики (по замыслу автора), с ним всё сложнее. Он считает, что школа должна воспитывать и для этого должен использоваться коллектив, теоретическое наследие Ушинского и практическое — Макаренко. Вообще с Макаренко и Ушинским Горюнов носится примерно так же, как правоверный хасид с писаниями ребе. Они для него непререкаемые авторитеты, цитаты из них он постоянно использует. В короткое время он организует ранее аморфный класс таким образом, что тот превращается в спаянный коллектив с жестким подчинением одной цели (перевоспитание и высокая успеваемость). Даже единственная единоличница, собственно, совсем неплохая девушка, виноватая только в том, что не хочет участвовать в общей деятельности, попадает под этот каток. Учитывая, что она и так отличница, понятно, что наказана она была именно за индивидуализм.

Горюнову довольно быстро удается увлечь своим новаторством остальных учителей и в первую очередь директора школы, здесь автор явно ему подыгрывает. Изначально возникшее сопротивление в учительской среде оказалось сломлено уже через несколько месяцев.

Вторая повесть совсем уже фантастична. Оказывается, Горюнов вынужден был уйти из школы после окончания действия первой книги из-за конфликта с функционерами системы образования, он теперь работает в милиции с несовершеннолетними правонарушителями. Но встречается со старым другом, теперь большим начальником в гороно, который предлагает ему взять руководство новой, экспериментальной школой и даёт полный карт-бланш на любые преобразования.

Горюнов опять же начинает с опоры на ученический коллектив, но идёт уже гораздо дальше в новой должности. Ученики у него должны стать настоящими хозяевами школы, они не просто работают над приведением классов в порядок (нерадивых строителей, похожих на изображенных в мультфильме про Чебурашку, он просто выгоняет), они готовят стадион на месте пустыря, в планах собственная фабрика-кухня и промышленное производство, не трудовое обучение, а именно настоящий труд. Мечты его идут так далеко, что он намеревается даже изменить систему оценок, отменить экзамены и т.п. Сомневающихся, апатичных учителей он перевербовывает с той же легкостью, с какой обращал в свою веру сомневающихся Мухаммед, а совсем неисправимых выбрасывает вон из школы.

Повесть, к сожалению, осталась незаконченной. Собственно, дело не дошло даже до начала учебного года, автор умер, написав, вероятно, не более трети книги.

https://chva.livejournal.com/580611.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags:

Leave a Reply