Дженк Сарачоглу, «Мировоззрение Нихаля Атсыза» /Часть 2

A) КТО ТАКИЕ «ИДЕАЛИСТЫ»?

В этой работе я, как это делает и большинство ученых, рассматриваю Движение Идеалистов (Ülkücü) как политическое движение, развивавшееся под руководством Алпарслана Тюркеша. Тюркеш, бывший офицер, стал председателем Республиканской крестьянской национальной партии (Cumhuriyetçi Köylü Millet Partisi, CKMP) в 1965 году и реконструировал эту партии с помощью ультранационалистической и антикоммунистической идеологии с ее Доктриной девяти лучей или Девяти источников света (Dokuz Işık Doktrini)8 и, в конце концов, в 1969 году переименовал ее в Партию националистического движения.9

Хотя обсуждение вопроса о том, было ли формирование Движения ülkücü прямым продуктом преднамеренной попытки турецкого государства противостоять усилению политической борьбы социалистов в Турции,10выходит за рамки темы этой работы, легко можно заметить тот факт, что Движение идеалистов до 1980-х годов изображало «опасности», порождаемые коммунизмом, как смысл своего существования и как важный инструмент для своей организации, мотивации и мобилизации. Под Движением ülkücü, таким образом, понимается политическое движение, которое появилось под фактическим или символическим лидерством Алпарслана Тюркеша и под знаменем национализма и антикоммунизма, и затем продолжало, уже после смерти Алпарслана Тюркеша, сохранять определенные исторически важные особенности идентичности ülkücü, но с некоторыми изменениями, как мы увидим ниже. Однако моя идентификация Движения ülkücü на основании его политической партии и ее лидера не должна вводить нас в заблуждение, чтобы мы не рассматривали особенности этого движения как состоявшие исключительно из официальной политической деятельности этой партии и ее мировоззрения. Движение Идеалистов – это также отличающаяся политическая и социальная культура, как и отличающееся средство для построения социальной идентичности. Эта ситуация появилась в результате различных способов, которые применяла партия для своей популяризации. Партия создала некоторые дополнительные учреждения, такие как Ülkü Ocaklari (Клуб идеалистов), Komunizme Mücadele Dernekleri (Ассоциация для борьбы с коммунизмом), где «Идеалисты» общались друг с другом, развивая и воспроизводя свою собственную идентичность ülkücü, и занимались местной политической борьбой, принимая свои местные повестки дня. Это позволило Партии националистического движения создать и поддерживать «отвердевшую» общественную поддержку с помощью определенной националистической культуры и идентичности.
Как я уже упоминал прежде, у политического и идеологического мировоззрения Движения ülkücü была очень динамичная структура, поскольку его конфигурация менялась в соответствии с социально-экономическими процессами в турецком обществе. На определенном уровне абстракции и игнорируя разновидности внутри самого Движения Идеалистов, можно определить следующие периоды исторического развития Партии националистического движения, анализируя изменяющиеся политические тенденции ülkücüs. Первый период Движения ülkücü - эра между 1965 и 1969 годами, когда партийное руководство ставило на приоритетные места в повестке дня антикоммунизм и турецкий национализм. Период между 1969 и 1980 годами обозначает эру, когда исламские элементы все более и более включались в турецкий национализм и антикоммунизм партии.11 В период между 1980 и 1990 годами Движение ülkücü испытало политический кризис идентичности из-за двух фактов. Во-первых, турецкие левые, увеличивающаяся сила которых была одним из важных оправданий существования Движения Идеалистов, утратили влияние в турецкой политике, и, во-вторых, руководство Движения ülkücü проявило нерешительность в выработке последовательного отношения и практической политики по отношению к успешному военному перевороту 1980 года, который нанес удар также по самым видным кадрам ülkücü и его партийной организации.
Уже во время этого периода «Идеалисты» склонялись к тому, чтобы еще больше усилить в своем мировоззрении уже существующие исламские элементы за счет тюркистских чувств.12 Но период после 1990 года, хотя и не оставил полностью исламистский дискурс, стал свидетелем оживления тюркистских элементов в Движении ülkücü в результате получения независимости тюркскими республиками бывшего Советского Союза и усиления курдского сепаратистского движения.13 Такая периодизация истории Движения ülkücü будет очень полезна для нас, чтобы установить причины меняющейся интенсивности влияния Нихаля Атсыза на «Идеалистов». Эта периодизация будет использована в моем анализе на протяжении всей этой статьи.

B) ПОСТОЯННОЕ ВЛИЯНИЕ НИХАЛЯ АТСЫЗА НА ДВИЖЕНИЕ ИДЕАЛИСТОВ

Учитывая те факты, что политические взгляды Нихаля Атсыза включают радикальный и чистый турецкий расизм, и что Движение ülkücü на дискурсивном уровне отвергало и критиковало идеологию расизма, можно было бы сомневаться относительно существования идеологической и эмоциональной связи между Нихалем Атсызом и «Идеалистами». Это верно, что после 1969 года, когда Движение ülkücü включило исламские элементы в свой турецкий национализм, органическая связь Атсыза с «Идеалистами» была полностью разорвана.14 Однако, это не обязательно означает, что Атсыз прекратил быть важной и вдохновляющей фигурой для «Идеалистов».15 Почти во все периоды существования Движения ülkücü произведения Нихаля Атсыза давали концептуальные и символические импульсы познавательному миру ülkücüs, и он всегда, но с различной интенсивностью, был важным и почитаемым человеком для членов Движения ülkücü.
Стоит лишь проследить общие черты между методами, символами и ритуалами «Идеалистов», и элементами, используемыми в литературных произведениях Нихаля Атсыза, как можно легко увидеть, что Нихаль Атсыз сделал много «вкладов» в стиль действия ülkücü. Это рассуждение действительно может быть подкреплено некоторыми материальными доказательствами. Например, бывший ученый ülkücü Мустафа Чалик, который в 1977 году предпринял эмпирическое исследование среди «элиты MHP в городе Гюмюшхане, состоящей из 144 человек», задавал местным «Идеалистам» вопрос: «Какие авторы или книги больше всего повлияли на вас?» Интересно, что никто из опрошенных не назвал труды Алпарслана Тюркеша.
Хотя наиболее часто называвшимся автором был Недждет Севинч (23 человека назвали его), Нихаль Атсыз следовал сразу за ним (21 человек). Осман Юксель Серденгечти занял третье место (12 голосов)16. Можно легко утверждать, что Недждет Севинч не является удивительным ответом, если мы учтем тот факт, что он был редактором Bizim Anadolu («Наша Анатолия»), официальной газеты Партии националистического движения. В 1977 году эта газета была единственным официальным партийным изданием, которое могло распространяться в селах Анатолии. Поэтому намного более важной и удивительной и, следовательно, более достойной анализа, нежели читабельность Недждета Севинча, является популярность Нихаля Атсыза среди «Идеалистов» в Гюмюшхане, с учетом тех фактов, что в 1977 году уже не было органической связи между Партией националистического движения и Нихалем Атсызом, возможности издания и распостранения были ограничены в Турции 1977 года, и что этот опрос проводился уже после того, как Партия националистического движения в 1970-х годах начала все сильнее подчеркивать исламские элементы в своей идеологии за счет тюркизма, а эта тенденция полностью противоречила взглядам Нихаля Атсыза.17
Есть некоторые другие признаки популярности и важности Нихаля Атсыза среди сообщества ülkücü. Приводимая ниже интерпретация нынешним председателем Партии националистического движения Девлетом Бахчели событий 3 мая 1944 года и судебных процессов о расизме и туранизме в Турции (Irkçılık, Turancılık Davası), когда такие видные фигуры тюркистского движения как Нихаль Атсыз, Риза Нур и Алпарслан Тюркеш были обвинены в распространении расистский и туранистских идей, показывает, что значение Нихаля Атсыза и его престиж среди сообщества ülkücü все еще сильны:

Bilindiği gibi, Türk Milliyetçiliği tarihinde önemli dönüm noktalarından biri olan 3 Mayıs 1944 hadisesinin üzerinden tam 49 yıl geçmiş bulunmaktadır. Ama 3 Mayıs 1944’üdoğuran şartlar ve gelişmeler önemini ve sıcaklığını bugün de korumaktadır.İşte böyle bir dönemde kararlı ve ilkeli bir grup Türk Milliyetçisi aydın, rejimin yarattığı baskıcı ortama rağmen, tehlikeli gidişata “dur” demek için kamuoyuna ve devlet yönetimine uyarılarda bulunmuşlardır. Büyük fikir ve dava adamı rahmetli Nihal Atsız’ın önderlik ettiği ve rahmetli Başbuğumuzun da yer aldığı bu aydın hareketine duyarlı Türk gençliği de destek olmuş; böylelikle Türk Milliyetçiliği, fikir akımı hüviyetinin yanında sosyal bir hareket mahiyeti de kazanmaya başlamıştır. (…) Bu vesileyle, Başbuğumuz Alparslan Türkeş Bey ve kıymetli fikir adamı Nihal Atsız Bey başta olmak üzere zorlu bir dönemde adını tarihe yazdıran bütün dava büyüklerimizi rahmet ve minnetle anıyorum. Ruhları şâd, mekânları cennet olsun18.

Как известно, 49 лет прошло с событий 3 мая 1944 года, одного из наиболее важных поворотных моментов в истории турецкого национализма. Но те условия и события, которые вызвали 3 мая 1944, сохраняют важность и актуальность и сегодня. В то время группа решительных турецких националистов-первопроходцев, вопреки репрессивной атмосфере, созданной режимом, призвала общественность и правительство государства сказать «стоп» опасной ситуации. Турецкую молодежь, принявшую душой это интеллектуальное движение, возглавлял Нихаль Атсыз, покойный отец прекрасной идеи и участник последовавших судебных процессов, и ее поддерживал также наш покойный вождь. Так турецкий национализм начал приобретать природу общественного движения, а также идентичность своих идей. (...) Поэтому мы обязаны и благодарны всем нашим дедушкам, имена которых навсегда вошло в историю этого трудного периода, особенно вождя Алпарслана Тюркеш-бея и выдающегося мыслителя Нихаля Атсыз-бея. Пусть их душа счастливо пребывает на небесах).

Некоторые другие примеры и случаи демонстрируют не только тот факт, что сегодня среди сообщества ülkücü Нихаль Атсыз считается выдающейся личностью, оказавшей огромное воздействие на создание познавательного мира и стиля действий «Идеалистов», но также и тот факт, что сам Нихаль Атсыз стал символом Движения ülkücü. Следующие фразы из популярной газеты ülkücü - подходящий случай, чтобы увидеть, как Нихаль Атсыз стал символической личностью для Движения ülkücü:

Değerli okurlarımız, geçen hafta verdiğimiz Başbuğ Alparslan Türkeş posterine gösterdiğiniz yoğun alâkaya teşekkür ederiz. İlgi ve taleplerinizi dikkate alan yayın kurulumuz bundan böyle.
Türk Milleti’ne hizmeti geçmiş abide şahsiyetlerin posterlerini siz değerli okurlarına armağan etmeyi kararlaştırmıştır. Bu çerçevede gelecek hafta Türk Milliyetçiliği’nin ölümsüz önderlerinden Hüseyin Nihal Atsız’ın 35x50 ebadında bir posterini vereceğiz. Hayatı Türk Milliyetçiliği mücadelesiyle geçmiş bu Ülkü Devi’nin orijnal tablosunu kaçırmayın.19
(Уважаемые читатели, мы хотели бы поблагодарить вас за ваш интерес к плакату вождя Алпарслана Тюркеша, который мы издали на прошлой неделе. С этого времени наше издательство будет учитывать ваши интересы и пожелания.
«Турецкая нация» решила представить вам, уважаемые читатели, плакаты с изображениями выдающихся людей прошлого. В этой связи мы на следующей неделе издадим плакат с изображением Хусейна Нихаля Атсыза, бессмертного лидера турецкого национализма, в формате 35x50 см. Не упустите оригинальное изображение этого человека, всю жизнь боровшегося за идеалы турецкого национализма.)

После этого момента я попытаюсь проанализировать факторы, которые могли создать удобный контекст для возникновения этой ситуации. Я хочу доказать, что семь взаимосвязанных наиболее важных характерных особенностей Движения ülkücü подготовили подходящий контекст для того, чтобы идеи, символы и мифы Нихаля Атсыза смогли повлиять на познавательный мир и стиль действий Движения Идеалистов.

C) СЕМЬ СТРУКТУРНЫХ И НЕИЗМЕННЫХ ХАРАКТЕРНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ДВИЖЕНИЯ ИДЕАЛИСТОВ И МИРОВОЗЗРЕНИЕ НИХАЛЯ АТСЫЗА

1) Тенденция Движения Ülkücü дифференцироваться от существующих политических сил и его маргинальность

Хотя в некоторые исторические периоды кажется трудным дифференцировать Партию националистического движения от правоцентристских партий с точки зрения проводимой политики и используемых политических стратегий, сторонники Партии националистического движения были склонны полагать, что у них есть своя отдельная и отличающаяся политическая идентичность. Большую часть времени партийная элита, таким образом, должна была развивать несколько маргинальную политику и дискурс, чтобы дифференцировать свою партию от политики «статус-кво».20 Эта политика до некоторой степени удовлетворяла у сторонников партии чувство отличности от других и маргинальности.21 Развитие маргинального, экстремистского дискурса было необходимо особенно для получения постоянной политической поддержки от местных представителей среднего класса и держателей небольших капиталов в Центральной Анатолии, которые экономически пострадали от проникновения владельцев крупных капиталов на местные рынки, которые они занимали раньше, и, следовательно, они отчуждались от существующих социоэкономических преобразований турецкого общества.22 Можно утверждать, что после 1990-х годов этот радикализм стал необходимым для того, чтобы привлечь на свою сторону городскую бедноту, которая в значительной степени была отчуждена от существующего общественного строя в результате углубления неравного распределения экономических ресурсов в городах. Однако, поскольку у идеологии правоцентристов в турецкой политике и доминирующей официальной идеологии турецкого государства были концептуально переменчивые и непоследовательные взгляды как результат меняющихся политических и экономических стратегий доминирующих общественных сил в Турции,23 Движение Идеалистов также должно было создать свою политическую позицию и дискурс в соответствии с природой политического дискурса правоцентристов и турецкого государства.24 Эта ситуация была объединена с собственными политическими маневрами Движения ülkücü с целью получения общественной поддержки от турецкого общества. Поэтому, хотя у «Идеалистов» были некоторые постоянные и устойчивые политические элементы и дискурсы в рамках их идеологических взглядов, включение этих устойчивых элементов в некоторые другие переменные идеологические элементы делало политическую перспективу Движения ülkücü колеблющейся и, следовательно, изменчивой и нестабильной. Например, неоднозначные подходы партии к включению ислама и либерализма в турецкий национализм всегда составляли динамику кризиса внутри партии.25 Особенно понимание этой партией исламской политики и формулирование ею отношений между турецким национализмом и мусульманством были очень непостоянны и неясны. Эта неясная природа идеологии Движения ülkücü и, следовательно, неспособность партии создать отдельную и стабильную доктрину «Идеалистов»26 позволяла «Идеалистам» подпитываться самыми разными и даже непоследовательными литературными ресурсами.27 Поэтому несмотря на то, что символы, идеи и дискурсы Нихаля Атсыза не были официально признаны и даже в некоторые периоды отвергались официальной политической линией партии,28 непостоянный и неясный идеологический контекст партии позволял «Идеалистам» сильно вдохновляться Нихалем Атсызом.
Учитывая тенденцию Движения ülkücü быть отличающимся явлением в турецкой политике, можно утверждать, что неизменные тюркистские и даже явно выраженные расистские идеи Нихаля Атсыза, и его радикальный и строгий дискурс предоставил «Идеалистам» необходимый мыслительный материал и символы, чтобы развить свою отдельную, отличительную и маргинальную самоидентификацию.29 Непрерывные конфликты Атсыза с политикой государства и правоцентристов, и его «преступный» и антисистемный характер30 делал Нихаля Атсыза идеальным харизматическим «Идеалистом»31 в глазах тех сторонников Партии националистического движения,32 которые постоянно склонялись к маргинализации.

2) Постоянное присутствие тюркистских элементов в мировоззрении «Идеалистов»

Мы уже упоминали о том, что Движение ülkücü в своей истории не было в состоянии разработать последовательную идеологическую структуру, которая объединяла бы всех ее сторонников и была бы обязательной для них, и мы добавили, что эта ситуация позволяла многим различающимся и даже противоречащим друг другу понятиям медленно просачиваться в познавательный мир «Идеалистов». Однако Движение ülkücü всегда имело тенденцию согласовывать эти новые элементы с уже существующими тюркистскими элементами в своей идеологической структуре. Большую часть времени33 этот способ интерпретации и усвоения этих новых элементов определялся, при окончательном анализе, тюркистскими компонентами в рамках идеологии ülkücü.34 Например, включение исламских элементов в идеологию ülkücü объяснялось тем, что ислам соразмерен с существенными особенностями турок и их вездесущими монотеистическими верованиями. С точки зрения «Идеалистов» ислам был наилучшей системой верований, которая поможет туркам далее развивать и усиливать свои превосходящие качества.35 Поэтому мы можем утверждать, что турецкий национализм и тюркизм всегда были видными и решающими чувствами в рамках Партии националистического движения.36 Но мы должны отметить и то, что формы и интенсивность тюркизма «Идеалистов» были подвержены изменениям в соответствии с социально-экономическими процессами в турецком обществе.37 Хотя партийное руководство всегда заявляло, что его интерпретация тюркизма содержится не в форме турецкого расизма,38 но можно понять, что большую часть времени турецкий национализм Партии националистического движения был приведен до уровня турецкого расизма в дискурсе и практике «Идеалистов». 39 В этом смысле можно утверждать, что соотношение между тюркизмом Нихаля Атсыза, объединенного с явным расизмом,40 и постоянным тюркистским и скрытым расистским дискурсом Движения ülkücü создало удобную обстановку для расистского тюркизма Нихаля, чтобы он мог эффективно воздействовать на дискурс данного правонационалистического движения.

https://bozkurt-turan.livejournal.com/65688.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , ,

Leave a Reply