И. Отисье. И вдруг никого не стало

«Роман одной их самых героических женщин нашего времени. Изабель Отисье» - так начинается аннотация к «И вдруг никого не стало». А знаете, мало быть «самой героической женщиной», чтобы написать роман. Здесь нужно еще и уметь писать. Не просто красиво выстраивать слова, но и продумывать действие, прописывать характеры, следить за достоверностью происходящего на страницах книги. С этим у Изабель Отисье дела обстоят не самым лучшим образом.
Начатая как книга-выживание, «И вдруг никого не стало» быстро комкает тему выживания семейной пары на необитаемом острове и во второй половине книжки переходит к соплям, к рефлексии, к переживаниям выжившей и уже спасенной главной героини.
Такое впечатление, что для автора именно эта вторая часть романа была главной, настолько плохо она обошлась с первой. А ведь именно тут, на острове и зарыт основной потенциал действительно хорошо задуманного романа. Семейная пара, оказавшись в экстремальных условиях, вынуждена заниматься выживанием. Но вместо взаимной поддержки муж и жена предаются грызне. Гуманизм против эгоизма на фоне необходимости добывания пищи – хорошо поставленный вопрос. Но ответ на него дан неубедительный, скоропалительный и недостоверный.
Прежде всего, само выживание. Автор, на мой взгляд, уделяет мало внимания проблеме. Герои живут на острове месяцы, полгода, наверное. Ну, ладно, можно смириться и принять облегчающий им жизнь подарок автора – заброшенную станцию китобоев с домиками и массой нужных вещей типа инструментов и одеял. Но, скажем, добывание еды… Автор просто пишет: пошли туда-то набили полсотни пингвинов, закоптили, съели. Так вот просто? Да вы в бытовых условиях хоть курицу попробуйте ощипать-разделать. Я уж не говорю: отловить и перетаскать тушки. С охотой, готовкой, строительством автор обычно ограничивается чем-то вроде простого «им было очень тяжело», «они страшно устали» и всё. Так вот просто загубить самое главное, что могло бы быть в книге о выживании – это надо суметь.
Но, конечно, что там выживание? Автора больше всего волнует психология, отношения двух собачащихся героев. Тут тоже не всё гладко. Нет развития ни отношений, ни характеров. Муж и жена сразу подаются как кошка с собакой. С самого начала, с первого дня, еще до катастрофы.
Поскольку в отношениях развивать нечего, автор быстро оставляет и эту тему, перепрыгивая к противопоставлению гуманизма и эгоизма, сочувствия ближнему и чувства самосохранения. Но и здесь этот вопрос относится больше уже ко второй части, когда все, кто должен спастись, спасен. На острове и эта тема дана мельком, походя.
Я не хотел останавливаться на вопросе о видимой глупости обоих граждан, сидящих в нескольких шагах от спасения. Но почему бы и не побурчать? Эту соломинку автор им подкидывает опять же только для своего удобства, а не из неизбежной логики романа или в ходе естественного развития интриги. Летом им к этому спасению почему-то не шлось, но зато когда наступила зима, выпал снег, а герои окончательно ослабели… Да, можно наконец отправиться в путь. И опять же автору абсолютно нет дела до достоверности. Ночевки на снегу? Нет проблем. Ей хочется, чтобы герои дошли – они дойдут. И не важно, как. Чего там на мелочах застревать? Перенесемся усилием авторского воображения сразу в финальную точку, пропустив неинтересные для автора детали. Ну и перенесемся, заодно полностью испортив впечатление от неплохо задуманного сюжета. Нет, не смогла «одна их самых героических женщин нашего времени» Изабель Отисье справиться со своей задумкой. А жаль.

5 из 10

https://vpolkovnikov.livejournal.com/285629.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply