О змеях, драконах и людях

Робин Хобб. Сага о живых кораблях (подцикл "Мира Элдерлингов" ).

Волшебный корабль (10/10)
Безумный корабль (10/10)
Корабль судьбы (9/10)

Как говорил герой одного анекдота, посмотрев сто с лишним серий известного сериала: "Хочу в Санта-Барбару! Я там уже всех знаю!".

А если серьезно, я бы не хотела самолично попасть во вселенную Элдерлингов (больно уж у них там все сурово), но тоже могу сказать, что я там почти всех знаю - и все благодаря таланту автора знакомить нас со своими героями. За их поступками, надеждами и целями без труда просматривается определенный характер. И наоборот: из характера вытекают те поступки, которые они совершают, и выбор, который они делают. Среди героев Робин Хобб почти нет таких, которых можно было бы отнести к исключительно положительным или отрицательным персонажам - все живые, все ошибаются, на каждого есть за что рассердиться. И при этом каждый остается цельной личностью - даже те, кто продолжает искать себя (а таких в этой части трилогии чуть ли не каждый второй). Вообще, сквозной темой этого подцикла можно считать тему расставания со своими планами, мечтами, иллюзиями - весьма болезненного расставания - и нахождения своего места в очень сложной и крайне опасной реальности. Так или иначе приходится меняться всем героям этой саги, которых тут не один и не два (и даже не десять). Описывать такие трансформации - сложная задача для автора, и Робин Хобб, на мой взгляд, блестяще с ней справилась.

Вселенная та же, что и в сагах о Фитце и Шуте, даже пересекаются некоторые персонажи (кто именно, не скажу, ибо это будет спойлер, который я сама словила из-за нелинейного освоения цикла - впрочем, я совсем не жалею). Меняется манера повествования. Если в книгах о Фитце рассказчиком является Фитц (и мы видим все события его глазами), то в "Живых кораблях" POV постоянно меняется. С учетом обилия персонажей (и объема книг), читателю приходится потрудиться, чтобы не потерять нить повествования.

Дочитав третью часть саги, я сказала себе: "Выдыхай, бобер!". Что-то эта книга далась мне тяжелее других восьми уже прочитанных. И это при том, что из-за своего нелинейного движения по таймлайну "Саги об Элдерлинга", о живых кораблях я читала, уже зная судьбу и истинную сущность некоторых ключевых героев этого подцикла.

Казалось бы, девятый томик-"кирпич", пора бы уже привыкнуть к определенному ритму, с которым накапливается, развивается и, наконец, разряжается напряжение в романах Робин Хобб. Не скажу, чтобы к кому-то из героев "Живых кораблей" я привязалась больше, чем к Фитцу или Шуту (ну, за одним единственным исключением).

Была в этой книге одна глава, которую я, впервые за все мое знакомство с этим циклом, читала зажмурившись по диагонали, с одной стороны боясь пропустить что-нибудь важное, а с другой стремясь поскорее оставить ее позади. И в кои то веки я согласилась с автором, когда она решила устранить одного из ключевых героев в большей степени для того, чтобы он не развалил всё, что так старательно строилось до того момента. Нередки случаи, когда автор-демиург убивает того или иного персонажа, потому что банально не знает, что с ним дальше делать: либо действие с его участием заходит в тупик, либо драма превращается в фарс - в любом случае читатель видит это не хуже автора (даже если сам автор это усердно скрывает). В "Корабле судьбы" Хобб могла бы оставить устраненного персонажа в живых, но тогда бы это получилась совсем другая история - органично и естественно всё скатилось бы в черное-черное фэнтези. Я подчеркиваю: трансформация не была бы искусственной, как, скажем, "научная фантастика вдруг превращается в фэнтези" - это было бы именно "эпическое фэнтези превращается в эпическое темное фэнтези".

На протяжении трех книг весьма харизматичный персонаж, несмотря на все свои недостатки, успевает завоевать если не любовь, то уважение как других персонажей, так и читателя. А потом он совершает поступок, который, в принципе, укладывается в уже нарисованный характер, но читатель отчетливо видит, что этот герой перешел черту, за которой уважать его нельзя уже никак, что бы он потом не сделал (и как бы не объяснялся его поступок). И внутри повествования у некоторых близких ему людей уже маячит перед внутренним взором та самая черта. Еще немного и... И автор убивает его - но не ради читателя (тут уже ничего не исправишь), а ради тех участников описываемых событий, которые еще колеблются и сомневаются (а таких на тот момент еще довольно много). Можно ли было обойтись без того фатального эпизода? Если оглянуться на все события, которые были до него, то вряд ли - поступок был жутким, но вполне вхарактерным, никаких "внезапно у него снесло крышу" и прочих роялей в кустах.

Только с одним персонажем (с одним за девять книг!), на мой взгляд, Робин Хобб все-таки прокололась. Я имею в виду избалованного до неприличия сатрапа и его неожиданные проблески благоразумия ближе к концу третьей книги - вот они, эти проблески, и были как раз совсем вне характера.

Впереди еще "Хроники Дождевых чащоб" и финальная "Трилогия о Фитце и Шуте", но пока я делаю перерыв, чтобы перевести дыхание. 🙂

https://zverek-alyona.livejournal.com/1309201.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,

Leave a Reply