Шальные пули два

Продолжаем список "некрасных красных" атаманов. Легендарный кубанский комбриг-анархист И.Кочубей погибает в белом плену, куда попадает прямо из-под пулемётного расстрела красными, объявляющими его вне закона, когда он сквозь зимние пустыни-степи пробивается к ним в тифозном бреду. Мотор Октябрьского переворота в Москве - комполка анархиста Грачёва убивает винтовка якобы неумелого новобранца, когда полк срочно расформировывается властями.
В 2011 торжественно (с театрализованными плясками юных "красных дьяволят") открывают памятник на родине в Луганске будёновскому комдиву (или начдиву (НАЧальнику ДИВизии)) Ал.Пархоменко. По официальной версии он погибает в махновской засаде 1921. Но как раз в 1921 вскоре погибающий его младший брат анархист Артём со своим повстанческим отрядом поднимает донские станицы. В помощь мятежному начальнику красной милиции А.С.Антонову да Н.Махно. Третий брат Пархоменко, самый старший, Иван - воюет за красных. Решающее влияние старшего брата на приход будущего легендарного героя в революцию (да активность там) очень подробно описывается в первом варианте романа Вс.Иванова "Пархоменко" 1939, затем при переизданиях брат-наставник отходит на второй план, почти все свои функции в троице педагогов отдаёт мэтрам, К.Ворошилову да И.Сталину.
Вторая версия гибели начдива - мемуары махновского начштаб В.Белаша в советской тюрьме, где описывается, что батька сам жалеет после того, как из мести за атамана А.Максюту ликвидирует при случайном встрече его убийцу - Ал.Пархоменко, вполне боевого командира. Приговариваемого незадолго до того красным трибуналом (по настоянию своего обычного покровителя-земляка К.Ворошилова) к расстрелу. За массовые грабежи-погромы-реквизиции в комендатируемом им Ростове 1920, когда отмечается личным пьяным дебошем, захватывает "автомашину, принадлежащую командарму-8 Г.Сокольникову, рубанув при этом красноармейца-часового шашкой". От максютовской судьбы командарма-8 спасает лишь отсутствие на месте преступления. Всё достаётся простому красноармейцу. Секретарь РВС Конармии С.Орловский в дневнике: "Трибунал фронта нашёл в лице Пархоменко виновного, с которого можно спросить за все бесчинства, что творились в Ростове после его взятия". Помилование свыше наступает после заступничества большевистской троицы: М.Калинин, С.Орджоникидзе, И.Сталин. Вскоре в одном из интервью Ал.Пархоменко уже хвастает взятием в плен самого Н.Махно (что ложь), а за успехи против махновцев получает орден Красного Знамени (что факт). По третьей, современной версии, начдив Ал.Пархоменко идёт на соединение с младшим братом-мятежником - и его ликвидируют красные.
Даже в официальных источниках большевики не отрицают неоднократные мятежи лучшего чапаевского командира "излишне эмоционального" И.Плясункова, который затем якобы винится, гибнет в бою с другими мятежниками, среди которых некая "банда Чепаева" по чекистским сводкам (скорее всего, то брат самого Василь Иваныча). Ликвидируют красные и трёх других поднимающих мятеж комбригов-комдивов из лучших чапаевских соратников – Ф.Зубарева, А.Сапожкова, Вас.Серова. Как и южнорусских вождей - Г.Абрамова, Ф.Акулова, К.Вакулина, Б.Думенко, И.Захарченко, И.Колесова, В.Логвинова, Ф.К.Миронова, М.Попова, Ф.Попова, Я.Фомина, других неоднократно восстающих красных командиров-казаков, кавалеров орденов Красного Знамени, истинных создателей Первой да Второй Конной армий, неисправимых партизан. По одной версии Ф.К.Миронов убит по личному распоряжению Л.Троцкого, по другой - в пику Л.Троцкому (как фигура в его игре) по заданию Ф.Дзержинского, по третьей - после приказа напуганного казацкими мятежами В.Ленина. Хотя за крымскую победу М.Фрунзе представил командарма к третьему ордену Красного Знамени. В 1927 параллельно с бандой исполнителя Н.Махно в "Дьяволятах" (как бы его ни называли по фамилии) в той же Одессе ликвидируют банду жиганов да белых офицеров под атаманством беглого из-под суда бывшего комэска (КОМандира ЭСКадрона) Первой Конной В.Олифера.
Один из зачинателей Конармии (в троице с С.Будённым да Б.Думенко), легендарной храбрости рубака-орденоносец, комбриг-14 (которого как раз сменяет Ал.Пархоменко), даже комкор (недолго), будёновский любимец Г.Маслак (Маслаков (Мослак (три варианта))) после трёх лет войны за красных затевает антибольшевистский мятеж, недолго участвует в походах Н.Махно, идёт по его просьбе поднимать свои родные кубанско-ставропольские степи во главе то красно-зелёной, то чёрной КПАМ (Кавказской Повстанческой Армии Махновцев), поначалу в троице с атаманами Бровой да Кочубеем (Википедия смело даёт ссылки с этого малоизвестного украинца 1921 на погибающего ещё в 1919 легендарного кубанца, создавая очередную коллажную личность). Гибнет Г.Маслак (как и его атаманы) то ли от сабель идущих сдаваться своих партизан, то ли от чекистских пуль преследователей. Затем окончательно гибнет на страницах клеветнических книжек, в т.ч. выживших бывших соратников.
Да и самого Красного Оленя власти постоянно держат под подозрением (даже К.Ворошилов, кстати, один из зачинателей питерского ЧК). Тревожными телеграммами В.Ленин забрасывает С.Орджоникидзе да М.Тухачевского: "Крайне обеспокоен состоянием наших войск на Кавказском фронте, полным разложением у Будённого". Л.Троцкий прямо (и письменно) ставит С.Будённого в один ряд с красно-зелёными казачьими вожаками-мятежниками. Контролируемое из центра частичное возрождение казачества 30-х на Дону проходит под девизом "ворошиловские всадники". Как дополнение к общероссийским "ворошиловским стрелкам". Лишь бы не "будёновские". Пик повстанческих движений приходится на 1920-1, именно это инспирирует сюжет да пафос "Дьяволят". Первую Конную тогда отсылают в позорно проигранный польский поход, затем всеми мерами маринуют вдали от родных степей, не взирая на возмущение "батьки Семёна" с его атаманами, стараются не допускать до Дона-Кубани-Терека (три реки-оплота южнорусского казачества), пока там не спадает мятежная волна. К.Ворошилов докладывает, что Первая Конная не может справиться с зелёными, ибо "разложилась и сама может напасть на нас". В народе и этого докладчика считают недостаточно красным. В книге историка В.Савченко приводятся тексты дневника неизвестного одесского обывателя 1928: "Циркулировали слухи, что Ворошилов арестован, будто бы за пощёчину, данную им Сталину". После очередной неудачной попытки навести порядок, заминаемой благодаря партийному влиянию Клима Луганского, начальник особого отдела Первой Конной шлёт в ВЧК вопль отчаяния: "В армии бандитизм не изживётся до тех пор, пока существуют такие личности, как Ворошилов". Посланный в Новочеркасск для наведения порядка член Реввоенсовета армии шлёт срочное донесение: "Думенко определённый Махно. Не сегодня, так завтра он постарается повернуть штыки... Он наверняка выступит. Поговаривают о соединении с Будённым". Бывший будёновский комбриг, орденоносный герой Царицына, командир 1-й Донской дивизии мироновского корпуса К.Булаткин 13 сентября 1919 публикует обращение к направленным против мироновцев трём красным командирам, в т.ч. С.Будённому: "Товарищи! Вы идёте на идейного борца революции т.Миронова, как на врага. Вас обманули, и он идёт к вам как ваш боевой сотоварищ на встречу... Да здравствует всемирная революция и её вожди - Будённый, Миронов, Думенко и др." (в принципе, основная ударная тройка указана). Махновский наставник П.Аршинов в мемуарах: "Вёл тайную переписку с махновским штабом и командарм 2-й Конной Миронов, чья кавалерия брала Крым бок о бок с Повстармией. Родной брат командарма с 1919 был в махновщине начштаба 2-го Азовского корпуса. И, по словам Белаша, 2-я Конармия готова была восстать по первому сигналу".
Для многих партизанство – семейное дело. Не считая жён, любовников, мужей - много родных братьев. Будёновскими эскадронами командуют три брата Красного Оленя – Денис, Емельян, Леонид (этот особенно похож внешне на Семёна). Рядом воюют четыре брата комбрига В.Голубовского (затем генерала), три брата комдива И.Апанасенко (затем генерала), три брата начальника разведки А.Ерёменко (будущего маршала), братья Лелюшенко, Овчаренко, Пархоменко, Поповы, Скляровы, Случевские, др. В ядре думенковцев – братья Колпаковы. Ядро кочубеевцев – два брата (из трёх), Иван да Игнат (своего двоюродного брата, белого сотника, берут в плен, угощают ужином с нравоучениями, затем застреливают). Первым отрядом легендарного атамана Д.Зелёного (Терпило), якобы дающего имя всему движению зелёных (по версии В.Савченко), является троица его братьев. Три брата-атамана воюют после смерти зелёно-красного самостийника В.Чучупаки. Три брата-повстанца у Н.Махно. Ю.Тютюник – третий брат в повстанческой семье, ещё до 1917 двое старших отправляются за самостийность в ссылку. У М.Соколовской три брата-атамана да три сестры-мятежницы (плюс отец-бунтовщик). Даже легендарному Ф.К.Миронову придумывают родного брата, командира махновского корпуса с 1919, который попадает и в песни, и в статьи, и в справочники (Википедия, напр.), хотя арестовывают (в 1921, но выпускают) да расстреливают (в 1937) реального родственника – комдива Александра Голикова (зять).

https://odekalss.livejournal.com/3610277.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , , , , ,

Leave a Reply