«Войдём-войдём в избушку, съедим старика и старушку!»

Август 21st, 2018

В первой части трилогии Т.Поликарповой о детстве и юности Даши Плетневой есть одна примечательная глава. Девочка читает маленькой подружке страшную сказку - сказку, которую боится сама, сказку жестокую, непонятную и притягательную в своей жути.

"Толя уснул, когда привели Асю, и у меня уже было все готово. Я отодвинула от печки стулья, где недавно сидела, и бросила полушубок прямо на пол. А стулья поставила с боков и набросила сверху все тот же мамин халат. Получился очень уютный дом. Таинственный, потому что комната по-прежнему освещалась лишь светлым потолком. В столовой за столом читала бабуся...
- Нет, Ась, - сказала я, - сегодня играть нельзя: Алика Сенкевича нет - это раз. Толька спит - это два. Я расскажу тебе сказку.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Пожалуйте, господа и дамочки, изображаться в полной красе и любой рамочке

Март 29th, 2018

"Алешка с Андрейкой задержались у палаточного навеса старого знакомого - фотографа "пятиминутки" Елизарыча. Своим огромным черным ящиком на треноге он "снимал на карточку под кого хочешь": черкеса или узбека, купца или форменного "господина", боярыню или "цветок в сердце". Цветок делался просто: на шаг от стенки вешалась мешковина с нарисованным сердцем и растущей из него ромашкой. В ромашке - дырка. Желающие - больше девки и молодые бабы - заходили за мешковину и высовывали в дырку лицо. Елизарыч грозно рычал: "Замри! Не мигай." А через несколько минут отдавал снявшейся "ромашку" с выпученными, испуганными глазами. Для "черкесов", "боярынь", "узбеков" и для других тут же на проволоке висели на выбор костюмы и различные уборы - черкеска с газырями, кинжалы, сарафаны и бусы, полосатый халат, чалма, трость с набалдашником, соломенная шляпа и форменная фуражка, рядом стояло большое зеркало, около которого одевались и прихорашивались."


Бутафорское счастье.jpg

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...