К позорному столбу старого матершыннега, или Молодым не понять — или понять

Июнь 21st, 2018

«Впечатлена. Не тем, как написано, написано литературно средне, скорее написано разговорным языком, много мата, который может частично и оправдан, но все таки режет взгляд (за это и сняла ползвездочки). В первую очередь, книга для старшего поколения, книга-воспоминание об эпохе последних лет СССР. (…) В главе про пионерский лагерь, смеялась чуть ли не в голос, вспоминая себя и наши дискотеки и «королевские ночи» с зубной пастой. (…) Все очень узнаваемо, прям как выключатель включился, книга поднимает якорьки памяти. »

(Пишет автор картинки):

«Слушайте, ну книга — красота, я уже начала приседать на уши и брать клятву, что её обязательно почитают. . Ничего не могу с собой поделать, она моя новая любовь! Я просто смакую и не хочу конца. Мне осталось 2 листа и я оттягиваю прощание. Это такое мощное возвращение в моё детство, в 90-е. Хотя я застала их ребёнком и родители всячески оберегали, но кое — что и я помню. (…) Книга настолько настоящая, живая, качественная! Что отзывается в сердце. Её невозможно просто проглотить, её можно только пережить, почувствовать! Дорогие друзья, пожалуйста, обратите на неё внимание! Она того стоит, правда — правда!

Хочу вас предупредить, что в ней присутствует мат! Но он настолько ограничен. То есть он там где нужно и он не портит книгу, а придаёт полноту и силу. Даже не могу поверить, что я это пишу! Но это специфика 90-х. Это время по-другому вряд ли вообще можно описать…»

«Роман очень хорош. Но эта книга очень специфическая. Рассчитана на определенную читательскую аудиторию. В первую очередь понравится тем, чьё взросление пришлось на 80 годы XX века. И кто жил в провинции. (…) Мне — интересно. Даже производственные и социальные моменты увлекли. Но вот остальным читателям? Я вот пробовал почитать советские книги про 50-60 годы. «Высота» Е. Воробьева, «Журбины» В. Кочетова — тоже про быт обычных людей, про их работу, отношения. Мне — скучно. Экранизации — можно посмотреть, но чтение этих романов ничего в душе не затронуло. Для меня та эпоха — далека как жизнь аборигенов Австралии в XVIII веке. Так, наверное, и с «Городом Брежневым». Книга, в основном, про подростков, но нынешнем мальчишкам, как мне кажется,она будет неинтересна. И более старшее поколение она не впечатлит. Ведь сильная сторона этого произведения не сюжет, а именно атмосфера той жизни.»

«Как любовь Стивена Кинга к Америке выражалась в мелочах повседневной жизни, так у Шамиля любовь и ностальгия выражается в деталях того времени. По героям, поступкам, времени есть общее с ранними книгами Анатолия Днистрового и Андрея Кокотюхи (Зоопарк), но єто на любителя.»

«А книга очень хорошая. Лучше подобных вещей Лимонова или там Козлова. Жизненнее что ли.»

«О точности Идиатуллина в деталях много писали; я заметила замечательную точность в языковой теме. Русско-татарская семья,вокруг которой разворачивается история: папа-татарин -двуязычный, русская мама не знает родного языка мужа и его семьи, их сын тоже не знает татарского, со своим дедушкой — отцом отца — общаться не может. Люди меняют свои татарские имена на русские, называют себя русским именем. Это очень сравнимо с моим опытом (при большой разнице в исходной ситуации): мама-еврейка из Москвы — совсем не знает идиш, папа — еврей из Черновиц — был, в общем, двуязычный, я, естественно, идиш не знаю, а папины родители были не вполне свободны в русском языке. Мне казалось, я мало о чем могу с ними говорить.Маминого отца звали Моисей Залманович, а называли — и он себя называл — Михаил Зиновьевич.»

«Отличный роман. Он возвращает в русскую литературу самый продуктивный метод — метод критического реализма. Причем большая просьба не путать этот стиль с осточертевшим «антисовком» — с его штампами на тему о том, как-плох-был-советский-союз-как-ужасно-в-нем всем-жилось. «Город Брежнев» дает подробную и многогранную картину жизни в СССР, объединяя жанры «Романа взросления», детектива, боевика, мелодрамы и классического советского производственного романа. (…) Эту книгу стоит читать и рожденным в СССР (вроде меня), и молодым ребятам — для понимания того, откуда взялась наша современная жизнь. Знание корней никогда не повредит. Хотя в моем родном Киеве 80-х жизнь сильно отличалась от описанной в романе, все равно общие признаки выведены четко.»

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }

https://zurkeshe.livejournal.com/618242.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Нетвиты 2018/4

Февраль 8th, 2018

Он упал и светится

Маск, а я ВАЗ знаю.

OK Google как спастись если сорвался с кры

В связи с неблагоприятными погодными условиями МЧС рекомендует москвичам отказаться от личного транспорта в пользу мэрии.

Шарм через все лицо.

Сын шутку придумал:

Типичная ситуация в феврале 2018.

Заходит мужик в магазин лопат и спрашивает: «Биткоины к оплате принимаете?»

Герой триллера «Библиотечный коллектор» ведет обычную жизнь санитара джунглей читательского абонемента: звонит с угрозами просрочникам, блокирует строительной пеной двери злодеям, порвавшим страницу, поджигает балконы вандалам, разламывающим клееный корешок. Однажды он узнает в очередном клиенте свою первую любовь, слепую девочку, не вернувшую ему первоиздание «Воспламеняющей взглядом». Теперь она зрячая красавица, читающая только Донцову, Мойес и Дж.Грина со смартфона, но продолжающая воровать из фондов уникальные книги Петухова, Деревянко и Шиловой. Бибколлектор выходит на тропу войны и мести.

Терминал: Ссудный день.

Ред Хот Свинка Пеппа.

Арундати Рой, в девичестве Резепкина (к сообщению о студентах, путающих знаменитую индийскую писательницу с российским автором Олегом Роем).

Инокомыслящие у власти (к новости о речи президента со словами «Хочу всем вновь постриженным инокам российской науки сегодня пожелать удачи и дальнейших успехов»).

Эта земля была няшей, пока мы не увязли в борьбе.

Совсем я, похоже, от моды отстал. Сейчас что, уже не положено за спойлеры канделябром?

Солидный портал публикует рецензию маститого критика на громкий (отличный) роман. Портал слегка извиняется за отход от обыкновения избегать отзывы на худлит — ну, бывает. Критик завершает рецензию нелестным для романа заключением (ожидаемо лобовым и вульгарным) — ну, нормально.

Но сначала критик, пообещавший «по возможности краткое, но необходимое изложение сюжета», добросовестно и нудно пересказывает всю — абсолютно — фабулу романа. Поглавно и поротно. И это, по-моему, подляна, бред и Пятая симфония в пересвисте Рабиновича.

Пересвист непременно пригодится профессиональным читателям с легкостию в голове необычайной. До сих пор они, всё про роман поняв на сороковой странице и радостно бросив, гвоздили автора за чернуху-бытовуху и отсутствие сюжета. Теперь вот, спасибо критику, узнают, что сюжет таки есть, и будут гвоздить за вычурность (и чернушность-бытовушность) последнего.

Рад за них, в общем. Но канделябр далеко не убирал бы.

Ссылка (тем, кто «Петровых» не читал, но собирается, ходить не советую).

Задумчиво и с некоторым спойлером (кто не читал «ГБ», но собирается, лучше дальше не смотреть — либо сразу переходить к фоткам)

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Город как отсутствие

Декабрь 11th, 2017

«Город Брежнев» кончился в»Озоне», «Буквоеде» и в интернет-магазине «Читай-города», а в «Лабиринте» его и не было никогда. На складах издательства тираж иссяк пару месяцев как. Товарные остатки размазаны по оффлайн-магазинам и малораскрученным онлайн-площадкам страны. «Азбука» готовит допечатку.

С одной стороны — скромный тираж в 3 тысячи экземпляров (у меня френдов в соцсетях, наверное, почти столько) не мог разойтись больше полугода, несмотря на роскошное издание и невысокую цену (от 390 рублей за 700-страничный том в супере). С другой — в текущей ситуации это, говорят, очень достойный результат (да-да, при всеобщем взаимном френдшипе и 200 млн читающих на русском потребителей).

В любом случае, дожил до такого, может, и до переизданий доживу.

Забавно.

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }

https://zurkeshe.livejournal.com/607496.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мне нравится БГ, а мне наоборот

Декабрь 6th, 2017

Вчера замотался, сегодня радоваюс:

Роман «Город Брежнев» занял третье место в читательском голосовании Национальной литературной премии «Большая книга».

Первые два места взяли жэзээловские Ленин с Катаевым. Народу нравятся фамилии в названиях и старые недобрые времена.

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }

https://zurkeshe.livejournal.com/607229.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

«Большая книга» бесплатно

Ноябрь 20th, 2017

Последнее татарское предупреждение, товарищи.

Меньше месяца осталось до объявления итогов «Большой книги» и еще меньше — до завершения традиционного аттракциона невиданной щедрости, в рамках которого любой желающий может свободно и бесплатно прочитать все (ну, почти все) книги, вышедшие в финал премии. Еще любой желающий может лайкнуть полюбившуюся книгу, что скажется на результатах народного голосования, — и изучить текущий расклад упомянутого голосования.

В любом случае, в конце ноября-начале декабря девять текстов-финалистов БК снова станут платными. И встретить это событие надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые недели.

Бесплатная полка «Большой книги» на Букмейте

Бесплатная полка «Большой книги» на Литресе

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }

https://zurkeshe.livejournal.com/605385.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

«Но это зло не так большой руки»

Октябрь 5th, 2017

О, «ГБ» остро критикуют с двух сторон света. Ну как остро — как уж могут.

Харьковский аноним, явно ниасиливший примерно 650 стр. из наличных 704, компенсировал это дело включением собственной фантазии: «Упомянутую полуправду читателю, путающему Брежнева с Андроповым, следуя жанровой разнарядке, доносит положительный главный герой из отряда «Юный литейщик» — тот, который не встает, когда вожатый кричит «встать». А уж разрушают его домашний мир — товарищи, как всегда, знающие больше, чем диктор в телевизоре, и у которых отцы не только воевали, но и сидели.»

Метод проф. Р.С.Каца живет и побеждает, ура. Но есть на Костю Сапрыкина и другие методы.

Тагильчанин Александр Кузьменков отрабатывает хлеб штатного ниспровергателя и указателя на голых королей по-честному: он прочитал все 704 страницы и еще полстолько сверху — про книжку и про автора. И проникся искренним отвращением к книжке, автору, его пятой графе и каждой выведенной им буковке: «У Идиатуллина есть все писательские задатки. Взять хоть пятую графу: ну просто идеальна для российского литератора. И должность — лучше не придумаешь: шеф регионального бюро «Коммерсанта». Знамо, всяк издатель счастлив будет порадеть такому человечку. Единственная проблема: писать Шамиль Шаукатович совершенно не умеет. Но это зло не так большой руки: писатель — не тот, кто пишет, а тот, кого читают. «Город Брежнев» гарантированно прочтут — тому порукой номинация на «Большую книгу». Кстати, уже прочли и встретили дежурным малиновым благовестом, — но об этом в свой черед.»

Кароч, зовите меня Зло не так большой руки. А я пошел делать здравые высказывания с многоточием.

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }

https://zurkeshe.livejournal.com/601351.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

«Погружение как на десять метров с аквалангом в кристально-чистое море»

Октябрь 3rd, 2017

Осенняя порция выжимок из отзывов о ГБ

Стартовая картинка из Инстаграма zhem4uzhinka: «Мне так понравился «Город Брежнев», что даже насобирала ему осенних листочков для кадра. Отличный многогранный роман о взрослении и об эпохе 80-х, такой, сюжет которому сама жизнь писала»

Журнал «ПроЧтение»:

Идиатуллин не просто хорошо актерствует, он еще и режиссирует свой роман. Дневниковые исповеди Артура перемежаются с обычным романным повествованием, где речь идет о других героях. Автор тасует сцены как колоду карт — быстро и хитро, почти по-шулерски. Читатель только узнает о событии со слов одного из героев, но тут глава заканчивается недоговоренностью или кульминацией. Идиатуллин хитрит, изворачивается, уходит в сторону, не отпускает. Книга затягивает: банально хочется узнать, что произойдет дальше.

Великий БВИ в абаканской газете «Шанс»

Вообще-то все это, наверное, архетипы спиралей развития нашей страны – и разборки типа «А ты с какого раена?», и какие-то странные войны то во Вьетнаме, то в Афганистане, то в Сирии, и производственные неурядицы. Во всяком случае, это явления не конкретно 1983 года, аналоги можно найти и раньше, и позже во времени. Достоинство книги Идиатуллина в том, что написано обо всем честно, без приукрашивания и без сползания в чернуху. И это хорошее напоминание о реалиях недавнего прошлого, которые хорошо бы освежить в памяти тем, кто мечтает о возврате в СССР.

Совсем внезапная реплика Павла Басинского в «Российской газете»:

Хотите вспомнить свое нежное детство 80-х годов? Роман «Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина. (Во-от. А говорили грязь и музей, такоже жестокость и безысходность советских людей)

Первый лауреат литературной премии «Лицей» Кристина Гептинг:

Достоверная, искусная и честная история советского отрочества. Уверена, что интересна она будет не только ровесникам автора (тем, кому сейчас 40-50). По крайней мере, в моей семье она понравилась очень разновозрастной аудитории. Как, впрочем, всегда и бывает, когда прикасаешься к настоящей литературе.

Редактор раздела «Лайфстайл» портала RuBase Полина:

Автор рисует будни детей маленького индустриального городка, в котором [жилой] комплекс забивает стрелки другому комплексу, очарованность вожатыми лагеря, увлечение запрещенным карате и группой «Дип папл», бессмысленное вступление в Комсомол, и все это — на фоне сильной идеалогии, в которую продолжают верить подростки на закате Советского Союза. Войдет в мой топ книг о взрослении, наряду с «Щеглом» Донны Тарт, «Маленькой жизнью» Ханьи Янагихары и Not That Kind Of Girl Лены Данэм.

И вот любопытное: уважаемый критик отказывает «ГБ» в художественности с двух трибун подряд

С телевизионной

Все это, конечно, даже трудно иногда воспринимать как собственно художественную литературу – ну, просто потому, что это реалии 80-х годов, довольно внимательно описанные.

С радиовещательной

Мир, хорошо знакомый и изображенный хорошо знакомыми средствами, тоже, кстати, идущими от эпохи 80-х. И, может быть, поэтому он производит такое тягостное впечатление: потому что, несмотря на все попытки противопоставить советскому мраку что-то хорошее, честное, человечное, простое и ясное, вопреки всему в этом мраке выросшее, обреченность добра в этом мире становится очевидной. Действительно, трудно найти верную опору там, где изначально расшатано всякое понятие о верности, трудно обрести смысл там, где все основано на бессмысленности и лжи. Роман и становится больше таким социологическим, а не художественным свидетельством.

Отбивочная картинка из Инстаграма lunnaya_umka: «Пожалуй, подходящий выбор для дороги в родной город. Роман о взрослении подростка в 80-е годы, и мне эта история нравится»

Мой-почти-однофамилец (будем так друг друга официально именовать), автор классного твердофантастического романа «Роза и червь» Роберт Ибатуллин прочитал «ГБ». Даю часть весьма любопытного отзыва картиночкой, пушто он реально завершается развернутым спойлером. А кто уже прочитал «ГБ» либо не читал и не собирается, тот сам пускай ищет ЖЖ Фортунатуса, уа ха ха.

Дальше отзывы из соцсетей, блогов, библиотек и онлайн-площадок, на которых до ноября можно бесплатно читать всех финалистов премии «Большая книга». (далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Патологическая слабость подчинения гуманному месту ®

Июль 12th, 2017

Тем временем завершился прием работ на конкурс "Фанткритик". Опубликованы 27 текстов (анонимных пока), три из них утаптывают мое яшмовое творчество.

Во-первых (я уже хвастался, но опять не удержусь), это душевная похвальная рецензия на "Это просто игру":
("Лично мне кажется очень важным этот момент. Один на один, всего лишь вдвоем, герои вряд ли смогли бы решить подброшенную им виртуальностью головоломку. Но, в отличие от большинства подростковых текстов, герои «Это просто игры» не гордые волки-одиночки, а друзья среди друзей. Они ищут и находят поддержку в семьях. Они ищут и находят помощь у ровесников — сначала у близких друзей, потом и массовую, у большого сообщества. Ведь просить и получать помощь — не значит ничего не делать самому. И Настя, и Максим успевают за неполные трое суток своротить горы, совершить по нескольку невозможностей — потому что каждый из них не имеет права сдаться, каждый борется за что-то больше, чем собственная жизнь.")

Во-вторых, безудержно сердитая рецензия на "Город Брежнев":
("Предыдущие книги Идиатуллина, в частности «Убыр» и «За старшего», имели патологическую слабость: в них все было подчинено так называемому гуманному месту, язве русской литературы. В «Городе Брежневе» гуманное место становится еще и общим местом. Все те нравственные ситуации выбора, в которых оказываются герои, усредненно-дистилированные, взятые словно бы не из жизни, а из советского учебника нравственного воспитания. Еще до нравственного выбора героя известно, что он поступит, как полагается советскому (или «советскому», если мы говорим о модели реальности) человеку. Гуманность упаковывается в уже готовые схемы для экспонирования все в том же музее. Артур (да и другие герои тоже) периодически вслух или про себя проговаривает моральные установки: «Родина. Ну, Родину мы все любим, и вопроса, отдам ли я за нее жизнь, вообще нет. Подразумевается, что отдам, и любой отдаст, и никто нас даже не спросит. Потому что это Родина. Так положено». Это речь мальчика? Советского мальчика? Или это «игра» в речь советского мальчика? А если «игра», то тогда и мораль становится «моралью».")

Ну и тщеславно отмечу деловитое упоминание «СССР™» в очень интересной статье о "красной утопии":
("Показателен «СССРтм» Ш. Идиатуллина – описывается некий социальный эксперимент, персонажи пытаются организовать научно-техническую революцию в буквально «свободной коммунистической зоне». Но эксперимент подавляется внешними силами. Почему? Он воспроизводит образ единичного промышленного скачка, который идёт в рамках локального проекта. И такие единичные скачки без громадной военной мощи – уязвимы. Их затаптывают конкуренты. Хорошо ещё, что в романе всё кончилось не как в Парагвае в XIX-го века, с истребление большей части мужского населения.")

Указания на то, что "ГБ" и "СССР™" таки не фантастика, а "ЭПИ" написал некой пронырливой старик Измайлов, мы с негодованием отметем как неподготовленные. И будем фантастически хорошеть.

http://zurkeshe.livejournal.com/595586.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

«Это означает, что Левиафан умер»

Июль 10th, 2017

"Поздний застой. Цой курит у дверей кочегарки. Слово «йогурт» значит примерно то же, что «жаботикаба». Стеклянные бутылки сдают в молочный. Всё вроде бы и неплохо, но…
Один и тот же прием, который Идиатуллин проводит раз за разом на каждой сюжетной нитке романа, беспощадно выявляет суть происходящего. Герои нащупывают норму и логику социальных взаимодействий внутри какой-то части мира – той, где они живут; встраиваются в эту - чаще всего, вполне для них приемлемую – норму; согласовываются между собой и уже было начинают рассчитывать на спокойную работу и хотя бы промежуточный хэппи-энд – как в ситуацию на всех парах вламывается оснащенный более сильными кодами актор совершенно иной нормы и разносит в клочки только-только налаженное согласование. На каждом уровне. Школьные курсы самообороны, заводская система снабжения, воровской договорняк, профсоюзная работа, права работающей женщины, производство военной техники и комсомольский активизм. Ни одна из исполняемых в романе норм не является сквозной, понятной для всех участников происходящего. Ни одну согласованную участниками деятельность не удается довести до заранее поставленной цели. Хотя нет, вру – героям один раз за текст удается успешно налепить и поесть пельменей. Всё.
Нет, это не революция. В революции каждый участник более-менее представляет нормы восприятия и поведения другого. Те, кто вешает буржуя на фонаре, отлично представляют себе буржуя, а те, кто с винтовками разгоняют самосуд, чтобы сослать буржуя за Можай или расстрелять его по распоряжению тройки – отлично понимают вешальщиков. В революции люди могут быть носителями разных норм – но каждая норма сама по себе имеет внутреннюю логику и каждый носитель, часто непроизвольно, маркирует свою принадлежность к ней. В реальности города Брежнева каждый носитель какой-либо нормы вызывает у других тяжелейшее недоумение. Практически все персонажи друг другу инопланетяне. Если бы дело ограничивалось несмешиванием демонстрационной и практической норм (о чем писали уже очень многие советологи), было бы куда легче. Да оно и было легче. Раньше. Но теперь даже демонстрационная норма противоречива внутри себя (гордимся ли мы воинами-интернационалистами? Какой заказ важнее – военный или экспортный?), а что из себя представляет практическая норма, вообще страшно сказать. По большому счету, она сведена к биологической – «кто боится, тот и не прав». Толстенький трусливый мальчик требует у вооруженной кодлы «чирик» - и получает. Просто потому, что слишком устал и перепсиховал, чтобы испугаться. А они знают достаточно, чтобы бояться. И аналоги этой коллизии – то там, то тут – вспыхивают на крупных партийных заседаниях, в конфликтах силовых ведомств, в спорах начальников с подчиненными. Где-то тут рождается будущая «борзость» девяностых годов – разучись бояться, гони, пока дышишь.
Макросоциальный объект, который живущие в нем люди привыкли воспринимать как целеполагающий, направленный и в достаточной степени предсказуемый, на глазах теряет связность. Задаваемые им функциональные роли превращаются то в тени, то в изнанки самих себя. Кто здесь отважный комсомолец, вожатый для ребят; кого на самом деле бережет милиция; кто герой, кто шпион, а кто контрразведчик (ни тех, ни других реально не существует, да что толку) – разобраться решительно невозможно. Маркеры этики, доселе четко выдававшие принадлежность к тому или иному объединению людей, не обозначают фактически ничего, поскольку в координатах самого носителя он может все еще быть честным служакой, убивая или воруя; а может быть нищим изгоем, фактически поднявшись до ответственных позиций в большом производстве. И в тот момент, когда очередной герой осознает, что нет вокруг него никакого на самом деле, кроме доступного на зуб и на ощупь, и никаких взаимных обязательств, кроме личных – это означает, что на этой небольшой территории Левиафан умер."

Журнал "Новый мир" выложил в открытый доступ совершенно колоссальную статью Анны Михеевой про умирающих Левиафанов, производственный роман и "Город Брежнев".

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }

http://zurkeshe.livejournal.com/595005.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Роман «Город Брежнев» вош…

Май 29th, 2017

Роман "Город Брежнев" вошел в Список финалистов премии "Большая книга"

(с) Елена Усачева

{Вы можете прокомментировать этот пост здесь или в блоге }

http://zurkeshe.livejournal.com/591180.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...