Mein Kampf: очередной пузырь российской пропаганды.

Апрель 20th, 2018

Комм: Справедливости ради, скандал раздули. Скрин с сайта ibook.lv (20.04.2018). Книга на первом месте в топе самых просматриваемых в течении месяца и недели, что может быть следствием скандала также. Гибридная война, чо.

«Латвияс авизе»: очередной фейк российской пропаганды! В Латвии мало кто читал Mein Kampf
«Переведенная на латышский язык Mein Kampf находится у латвийцев в читательском топе». «Латышей больше интересует книга Адольфа Гитлера, чем книги о Гарри Поттере». «Чего желают латыши» - такие заголовки 2 апреля появились на многих русскоязычных новостных площадках, спешащих рассказать своим читателям «сенсационную» новость. Дело в том, что на этой неделе в списке книжного портала ibook.lv книга Гитлера «Моя борьба» возглавила список самых продаваемых, роман Карины Копмане-Рачко «Разорванное кружево» находится только на втором месте, а книги Джоан Роулинг о Гарри Поттере ушли далеко вниз, пишет в Latvijas Avīze журналист Виестурс Спруде.
(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Краткий курс фелдманизма

Февраль 27th, 2016

http://www.polaris.lv/wp-content/uploads/2015/12/feldmanis-300x231.jpegЯ упоминал недавно в Книги: антиреклама! про гранто-прорыв на русскоязычный книжный рынок Латвии национально-правильной историии Фелдманиса, блейере и других. Вот Вести сподобились как-то откликнуться на новинку. Что в общем-то не помешает книжным русским бызнесменам распологать на полках это и другое подобное г...о.

Версия побежденных, или Краткий курс фелдманизма

Редко встретишь на наших книжных прилавках произведения на русском языке об истории ЛР. Потому на днях я не пожалел 8 евро, чтобы приобрести сочинение Инесиса Фелдманиса «Крушение надежд. Новый взгляд на события Второй мировой войны в Латвии». Тем паче в таком культовом месте, как Музей оккупации, ныне помещаемом в бывшем посольстве США.

Feldmanizm_let_11406214_resize-new_articleРазыскиваются два поколения

Инесис Фелдманис — профессор, действительный член Академии наук и глава комиссии историков при президенте. Маститее не бывает. И уже в предисловии он выходит на философские обобщения:

«Фактически целых два поколения населения следует считать потерянными поколениями, так как они не смогли в полной мере воплотить свои мечты, замыслы и возможности. Они подверглись социалистическому эксперименту, недостойным условиям жизни».

Здесь г–н академик, мягко говоря, полемически заострил.

Не отрицая массовых незаконных репрессий в сталинское время, будет крайним преувеличением назвать потерянным для Латвии время с 1953 по 1991 год. Сотни тысяч людей сделали успешную профессиональную и служебную карьеры, реализовались как личности, вырастили детей и внуков. Да и по числу возведенных особняков Советская Латвия не уступала современной. Разумеется, в интеллектуальной жизни существовал ряд ограничений, но прежде всего это касалось гуманитарной сферы, в технических же науках и внедрении их достижений ЛССР оказалась непревзойденной по сравнению с независимой Латвией.

Да что там — возьмем хотя бы биографию самого г–на Фелдманиса. В 1967–1979 гг. он получал образование на историко–философском факультете и в его аспирантуре; дважды стажировался в МГУ (1980 и 1986 гг.), степень кандидата исторических наук получил в 1984 году, 5 лет преподавал историю в вечерней школе, был ассистентом, старшим преподавателем ЛГУ, доцентом стал в 1986 году. Для 37 лет вполне зачетный результат. Где же тут недостойная жизнь? Поинтересовался бы профессор, сколько процентов его выпускников за 25 независимых лет трудятся по специальности, а не на ирландских складах и фастфудах Англии.

А ключ от бомбы у кого?

Вернемся же к историческим оценкам И. Фелдманиса. Они поистине погружают в параллельную реальность. Признанный еще в 1989 году съездом народных депутатов юридически неправомочным с момента подписания секретный дополнительный протокол к советско–германскому договору о ненападении, оказывается, «даже сегодня подобен бомбе замедленного действия, тиканье которой то усиливается, то ослабевает, но слышно постоянно». «Ситуация, по всей видимости, не изменится, пока современная Россия — правовая преемница Советского Союза — не перестанет бессмысленно отрицать свою историю…»

Стоп, секундочку: а где же сейчас наиболее громко «тикает» пакт Молотова — Риббентропа? Прибалтика, как известно, получила в 1991 году из рук СССР независимость, подтвержденную Россией. Здесь уже давно устранены последствия «дружбы советского диктатора Иосифа Сталина и немецкого лидера Адольфа Гитлера» (цитата по Фелдманису). Кстати, обратим внимание: в трактовке Фелдманиса сей нейтрально–позитивный титул «немецкий лидер» даже не сопровождается эпитетом вроде «тоталитарный». Так кто же подобен бомбе?

Думается, тут прежде всего вопросы к незалежной. Не вернуть ли земли, принадлежавшие до сентября 1939 года Польше, — Львовскую, Луцкую. Волынскую, Тернопольскую, Ивано–Франковскую область? До июня 1940 года в составе Румынии находились Черновицкая и часть Одесской областей. Можно вспомнить, что Закарпатская область была создана и вовсе в январе 1946 года, ранее принадлежала Чехословакии, хотя и Венгрия ею немножко поуправляла. Получается, что всюду Сталин у нас плохой, но что касается территориальных приращений в его бытность диктатором — это уже наше родное. Кстати, за вычетом пакта Молотова — Риббентропа территорией Молдавии можно было бы юридически признать только Приднестровье. Остальное тоже, пардон, румынская земля.

Но полякам Фелдманис бы ничего возвращать не стал: «Внешняя политика Польши существенно повлияла на развитие событий в преддверии Второй мировой войны. Это вынудило Гитлера изменить планы — первый удар нанести на востоке…» Варшава «резко отклонила требования немцев».

Адский пакт: по секрету — всему свету

И. Фелдманис не может не упомянуть, что план Weiss по разгрому Польши вермахт начал готовить еще в начале апреля 1939 года. Однако, как всегда, во всем виноват договор 23 августа: «Будучи военным, разделяющим и уничтожающим пактом, договор от 23 августа не имеет аналогов во всей новейшей истории Европы. Трудно, просто невозможно представить себе более грубый и преступный заговор против мира и суверенитета». Но почему же молчала прогрессивная общественность?

«Ведь ни для правительства США, ни для британских и французских должностных лиц тайный протокол к договору 23 августа не являлся секретом. По иронии судьбы представители другой страны об этом узнали раньше, чем с его текстом ознакомился немецкий фюрер Гитлер. Уже утром 24 августа содержание протокола было известно в посольстве США в Москве. Секретарь посольства Чарльз Болен информацию получил от сотрудника немецкого посольства в Москве Ханса Хервата фон Биттенфельда».

Так что могли, очень даже могли «великие демократии» озвучить невиданное попрание международного права, предупредить прибалтов. А то, видите ли, «руководители внешней политики Латвии в эти роковые дни все–таки находились во власти определенных иллюзий и так до конца и не поняли серьезности положения».

А может, все–таки, пакт и присовокупленный протокол в то время воспринимались среди принимающих решения деятелей Запада как НОРМА? И следовало начаться холодной войне, чтобы принялись размахивать заплесневелыми бумажками из риббентроповского сейфа.

Шеф, все пропало!

Осенью 1939 года СССР разместил в Прибалтике свои базы по двусторонним договорам взаимопомощи. Но правительства трех стран смотрели совсем в другую сторону. Фелдманис без обиняков пишет: «В качестве важнейшей задачи внешней политики стран Балтии было выдвинуто поддержание и укрепление немецкого противостояния Советскому Союзу». А далее и вовсе выдает свою ретроспективную мечту: «Если бы Латвия не согласилась с планом Берлина о переселении балтийских немцев и не способствовала бы его осуществлению, возможно, Германию, принимая так называемый комплекс Бромберга и опекунство над балтийскими немцами, можно было бы спровоцировать на действия, неадекватные с советско–германскими договорами».

В находившемся на польской стороне Бромберге (Быгдоще) 3 сентября 1939 года немецкое население и диверсанты из рейха подняли восстание против поляков, но были жестоко подавлены, число погибших составило несколько тысяч человек и послужило пропаганде Геббельса. Таким образом, немцев Латвии г–н Фелдманис хотел бы использовать как живой щит. Хотя Рига, провоцирующая Берлин, — это сильно.

Да и к чему немцам было впрягаться, когда СССР был «верный союзник нацистской Германии»? В Северной Буковине (столица — Черновцы), кстати, жили 45 тысяч немцев, и, когда СССР занял эту ранее румынскую область, они эвакуировались в Германию с компенсацией за имущество.

Хотя Фелдманис называет коммунизм и нацизм «двумя парадигмами абсолютного зла», он приводит две весьма характерные цитаты о вошедших 1 июля 1941 года в Ригу немцах.

«Бравые немецкие парни с улыбкой принимали приветствия. Их радостные лица и дружественные манеры резко отличались от внешности угрюмых и недоверчивых людей, и в сердца людей вселялась радость. Это были освободители, культурные люди, такие же, как латыши. Военным вручали цветы» (Индулис Кажоциньш, впоследствии офицер на германской службе, отец будущего директора Бюро по защите Сатверсме Яниса Кажоциньша).

«По Риге беззаботно и вальяжно прогуливались хорошо ухоженные люди — элегантные немецкие военные господа, с орденами и кольцами, с перчатками из оленьей кожи в руке… Ох, как эти самодовольные господа отличались от запуганных, измученных людишек, которые только что покинули Ригу!» (Зигмундс Скуиньш, народный писатель Латвийской ССР)

«Это наша историческая память, убеждение многих латышей в том, что в немецкое время они пострадали меньше, чем в русское время, — пишет сам академик Фелдманис. — Недаром многие латыши погибли в легионе, так как в то время считали советских русских своими главными врагами». И еще раз профессором «резко критикуется версия победителей и выдвигается задание искоренить рецидивное влияние…»

Ну что ж, добро пожаловать к лузерам, если там комфортнее. Только на этом пути предстоит очередное крушение надежд.

http://maksim-kot.livejournal.com/760372.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...