Helen Macdonald

Июль 5th, 2018

        В начале июня British Council совместно с ЛитХаусом проводил в Мюнхене трехдневный семинар Nature Writing, в котором принимали участие Robert Macfarlane, Nancy Campbell, Horatio Clare, Sarah Hall, Helen Macdonald и Helen Mort. Основная программа была только для непосредственных участников семинара: дискуссии, разные мастерские, разговоры с авторами и какие-то совместные выездные мероприятия. Но на пару «открытых» чтений можно было придти всем желающим, в том числе на встречу с Хелен Макдональд. Собиралась я на нее с твердой уверенностью, что вот сейчас все послушаю, куплю книгу на выходе и сяду читать, а вышла с двойственными чувствами.
        British Council ощущался: впервые на моей памяти разговор был исключительно на английском без перевода на немецкий. Видимо, поэтому и отдельного чтеца приглашать не стали, отрывки читала сама Макдональд. Так как встреча была не в рамках выхода немецкого перевода конкретного произведения, а в рамках семинара, обсуждать должны были сразу две ее книги, «H is for Hawk» и «Falcon». Плюс Макдональд зачитала еще пару стихотворений из своего раннего сборника. Надо сказать, что потеря концентрации при зачитывании вслух прозы – это ничто по сравнению с тем, когда слушаешь поэзию 🙂 Хорошо хоть стихи короткие были.
        На деле Макдональд с модератором все равно большей частью разговаривали про «H is for Hawk», так что я в итоге даже толком не поняла из их обсуждения, что конкретно из себя второе произведение представляет. «H is for Hawk»  – это автобиографическая книга о том, как, пытаясь справиться со смертью отца, писательница решила приручить ястреба, одну из самых трудно приручаемых птиц. Макдональд немного рассказала о самом процессе написания и о том, что она пыталась играть со стилем, меняя его от главы к главе. И много рассказывала про птиц 🙂 Как она с детства мечтала стать сокольничим, как завела своего первого сокола и как у нее складывались отношения с Mabel, тем самым ястребом из заглавия. В английском, как выяснилось, есть довольно много специфических слов вокруг соколов и ястребов, как для внешнего описания, так и для действий. Например, в качестве глагола «пить» в их случае используется «booze». В немецком переводе это практически полностью потерялось за отсутствием соответствующей лексики.
        В целом все было очень интересно. Что мне не понравилось и вызвало те самые неожиданные двойственные чувства, так это сама манера Макдональд рассказывать. Она много шутила, часто правда смешно, но где-то половина шуток и замечаний была как в каком-то плохом и стереотипном ток-шоу. Например, она при ответе чуть ли не на каждый вопрос с улыбкой и подмигиванием вставляла, что это для нее довольно неловкая тема для обсуждения и она вся в смущении. Постоянно какие-то такие вот кивки и заигрывания с аудиторией, которые мне в итоге как-то подпортили впечатления.

https://bukogolik.livejournal.com/129239.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Салман Рушди

Декабрь 7th, 2017

        В пятницу ходила на встречу с Салманом Рушди в рамках Literaturfest’а. Рушди уже приезжал в Мюнхен два года назад с предыдущим романом, но я тогда только обнаружила, что тут бывает книжный фестиваль, билет купить не успела и пошла вместо этого на проходившую одновременно встречу с Элинор Каттон. С той осени, к сожалению, больше не было настолько насыщенного графика интересных мне мероприятий, чтобы даже в один день несколько; в прошлом году ходила всего раз и в этом тоже. С другой стороны, грех жаловаться, когда эта одна встреча с писателем такого уровня.
        Встреча проходила в большом зале Университета, но по ощущениям и Residenztheater не остался бы пустым. Мы пришли за сорок минут, и к этому моменту уже успела выстроиться приличная очередь, и в итоге в зале вообще не было свободных мест, ни внизу, ни на балконе. Наверно, если бы можно бы просто вдоль стен стоять, и там бы все занято было. Модерировала Julika Griem из Университета Гете во Франкфурте-на-Майне, немецкий текст читал актер Axel Milberg. В общем, основательно подготовились 🙂 По времени встреча получилась одной из самых долгих, при этом разговор практически ни разу не вышел за рамки обсуждаемого романа, даже на общие творческие темы, и надо отдать Грим должное, вопросы она задавала хорошие. Писатель вспомнил, что сколько-то лет назад он уже проводил встречу в этом зале, и тогда во время чтения отрывка про издевательства одноклассников над героем кто-то потерял сознание. Так что, пошутил он, ожидания от сегодняшней публики у него высокие 🙂
        Немного на память:
        – «The Golden House» получился несколько нетипичным для Рушди. Действие происходит в Нью-Йорке и в центре повествования богатая семья с тремя сыновьями, а в сюжете есть кроме прочего отчасти детективная линия: Голдены бегут из поначалу неназванной страны от какого-то темного прошлого.
        – Описывая сегодняшние проблемы американского общества, писатель умышленно максимально ушел от Трампа. Голдены переезжают на Манхэттен вскоре после первого избрания Обамы и действие приходится на два его президентских срока.
        – Роман активно сравнивают с «Великим Гэтсби». Сам Рушди видит три возможные параллели: попытка схватить определенный момент американской реальности; отец семейства, как и Гэтсби, заново выдумывает себя, только делает это из страха перед прошлым; рассказчик – сторонний наблюдатель, но здесь он постепенно становится одним из главных действующих лиц.
        – Рассказчик, Рене, вообще фигура любопытная. Это молодой сосед Голденов, мечтающий о карьере кинорежиссера. Писателем его Рушди специально не сделал, иначе бы неизбежно получилась дурная пародия, плюс так роман вышел более кинематографичным, а он очень любит кино. Рене хочет снять фильм про Голденов, к которому сам по ходу романа пишет сценарий, что делает его вдвойне ненадежным рассказчиком.
        Рушди человек очень харизматичный и оставил самое приятное впечатление, беседа вышла интересной, но какой-то химии мне не хватило и купить роман и тут же сесть его читать не захотелось. Тем самым я оставила себя без автографа: в самом начале представлявшая всех сотрудница Литературхауса сказала, что подписывать автор будет только «The Golden House». Народу, конечно, много пришло, но такое на моей памяти в первый раз.

https://bukogolik.livejournal.com/125383.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Клаудио Магрис

Июль 10th, 2017

        В предпоследний день весны была презентация романа Клаудио Магриса «Verfahren eingestellt» (Non luogo a procedere). У писателя, как выяснилось, давние и прочные связи с Германией: он учился во Фрайбургском университете, несколько лет преподавал в Мюнхене, является специалистом по немецкой литературе и прекрасно говорит по-немецки. Сказал, что для него это очень близкий по ощущениям язык, язык познания внешнего мира. Со своей немецкой переводчицей, которая тоже сидела в зале, он явно работает очень плотно и активно. Магрис заодно сразу оговорил, что роль переводчика по его мнению огромна и своими он считает только книги на итальянском. Модерировал встречу Piero Salabè, учившийся у Магриса в аспирантуре. Сотрудница ЛитХауса во вступительном слове пошутила, что вот сейчас будет месть ученика учителю, но не скованный необходимостью перевода писатель говорил много и охотно, и Салабе даже не всегда удавалось вставить редкие вопросы.
        В романе два центральных персонажа: безымянный герой, который с одержимостью собирает оружие и военные экспонаты и открывает затем «Музей войны в целях мира» (своеобразный лабиринт Минотавра в представлении Магриса), и Луиза, которая после гибели коллекционера в пожаре продолжит заниматься экспонатами и разбирать его дневники и записки. Луиза дитя большой любви и сложного культурного наследия: она дочь триестской еврейки и чернокожего американского солдата, участвовавшего в освобождении города. Вторая сюжетная линия, тесно примыкающая к музейной: Ризьера ди Сан Сабба, единственный концентрационный лагерь на территории Италии, про который даже не все жители Триеста знали, и существование которого замалчивалось и после войны.
        Магриса очень интересуют люди, которые жили на самом деле. По ходу встречи он несколько раз цитировал твеновское «Truth is stranger than fiction» и много рассказывал про прототипы своих героев. Да и не только своих, мимоходом и про Базарова рассказал, например. Прямо чувствовалось, насколько сильно его завораживают реальные люди. Прототипом героя романа послужил Диего де Энрикес. Он в самом деле был фанатичным коллекционером военных объектов, принимал участие в освобождении Триеста и мечтал о создании того самого музея, но погиб в подозрительном пожаре. Музей недавно все же открыли: Civico Museo della Guerra per la Pace. Диего, судя по всему, был прелюбопытной личностью; Магриса в нем больше всего заинтересовали истоки этой страсти ко всему военному.
        Реальная Луиза тоже была, только это была светская дама XVIII, кажется, века и вест-индского происхождения, и как именно она связана с Луизой романной, я не до конца поняла. Вообще Магрис столько всего интересного рассказывал и про героев, и про Ризьеру, и про освоождение Триеста, и всякое разное про литературу и жизнь вообще, что запомнить все было совершенно невозможно, а прерываться на записи жалко. По Ризьере он специально собирал информацию, но бумаги большей частью вывезли англичане, и на них до сих пор гриф секретности. Еще он заметил, что сейчас нельзя сесть и написать исторический роман так, как это было во времена того же Толстого. И жизнь, и сам язык литературы так изменились, что «простой» подход больше не годится, приходится искать другие пути.
        Если к следующей книге Магриса тоже пригласят (а этот раз был уже чуть ли не пятым), то с удовольствием пойду еще его послушать. А пока буду надеяться, что «Дунаем» Лимбах не ограничится и этот роман когда-нибудь в обозримом будущем тоже переведут.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...