Номах два

Март 11th, 2018

Для интернет-канала "Хемингуэй позвонит" И.Малышев рассказывает про свою книгу "Номах. Искры большого пожара": "Может быть, в этом смысле я продолжаю писать детскую литературу. В нашем детстве Махно был персонажем, которого официальная власть не любила, но который на бытовом уровне многим был очень симпатичен. Дети же по природе своей анархисты... Потом, когда после распада СССР про него появились книги, я стал читать и познакомился с реальными фактами. Все эти знания словно капали внутри в какую-то чашу, в определённый момент она переполнилась, и когда я закончил очередную детскую книгу, у меня появилось желание написать про гражданскую войну. Достаточно быстро понял, что мне хочется написать именно про Махно, потому что мне это интересно... Это было одно из редких мгновений человеческой истории, когда история была чистым полем, на котором действуют несколько противоборствующих сторон, и из этого могло получиться всё, что угодно. Люди сами решали, как они будут жить дальше, по каким идеалам и принципам. Поскольку я идеалист, мне это было очень созвучно. Для меня это был завораживающий момент творимой истории. Я не говорю, что оправдываю своего героя, я не готов оправдать жертвы, которые были принесены во имя идеалов анархизма, коммунизма, капитализма или демократии. Но взгляды Махно мне близки, и поэтому я, скорее, на его стороне... Я сделал это, чтоб передать, каким ужасом является гражданская война... пытался задействовать в романе все болевые точки и нервные центры той войны. Во-первых, это сны "о чём-то большем", о том, как прекрасно мы можем устроить нашу жизнь. Во-вторых, поэзия: тогда было время дикой спонтанной поэтичности, когда стихи начинали писать обычные люди "от сохи". Словно разошлись некие тектонические плиты, оттуда вырвалась поэтическая лава и пошла через всех: от созданных для поэзии Маяковского, Есенина и Багрицкого, до людей необразованных, не понимающих ничего в стихотворстве, но внезапно осознавших красоту рифм. В-третьих, конечно же, любовь, потому что революция делается молодыми. А четвертая болевая точка — это жестокость... Есенин никогда не скрывал, что ему был очень симпатичен Махно. Но в жизни они не встречались. Мне показалось, что это какое-то упущение, и я решил: раз уж у меня свобода творчества, то я им такую встречу устрою... Многие махновские рейды происходили на территории Донбасса. Поэтому когда читаешь хронику боевых операций армии Махно, то там встречаются до боли знакомые названия, вроде Славянска, Дебальцево. Так что вполне логично, когда герои книги говорят "территория — как наш Донбасс".
(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...