Человек и то что он сделал

Сентябрь 16th, 2018

Я согласен с украинским философом Михаилом Минаковым – Советский союз не распался, он просто обрел пятнадцать новых судеб. Ни одному из советских народов, даже народам Прибалтики - не удалось сделать над собой качественное усилие и прийти в какое-то новое состояние, избавиться от фобий, найти новое место в мире и внести какой-то достойный вклад в общую копилку человечества. В этом смысле Россия, с ее просверленными дырками в космическом корабле, и та же Литва с ее вечной фобией русского вторжения и истерикой по поводу того что Новый год в Вильнюсе по московскому времени отмечают – они по-прежнему находятся на одной волне: волне фобий, паранойи и сивого бреда.
Война на Украине, риск возобновления карабахского конфликта, американские танки в Прибалтике – это продолжение процесса под названием Перестройка, только в новых исторических условиях и с юридической, но не фактической независимостью действующих лиц.
В некоторых странах – процесс Перестройки и последующая независимость – дали возможность серьезно повысить благосостояние людей, создать национальный капитал, подлатать и построить новую инфраструктуру, завоевать какие-то новые мировые рынки. Москву, Петербург, Астану, Баку – нельзя сравнивать с тем, что было раньше. Но нигде, ни в одной стране постсоветского пространства – не удалось создать подлинно демократической и стабильной политической системы, обеспечивающей преемственность – и в то же время реальное участие народа в политическом процессе и в выработке решений. Распад СССР сорвал создание единого советского гражданского общества - но и в независимых государствах таковые не появились.
Что не получилось?
1. Не получилось создать гражданского общества. Гражданское общество – это общество, которое с одной стороны реально, в том числе и своими деньгами участвует в поддержании единого жизненного пространства, основанного на единых правилах – а с другой стороны реально участвует в принятии решений, причем в рабочем порядке. Где-то построена управляемая демократия, где-то участие происходит в форме майдана (социального взрыва), а где-то население голосует ногами, выезжая из страны и хорошо если в Великобританию или Германию – а не в ИГИЛ. Но гражданского общества в западном понимании не было и нет. С одной стороны – иждивенческие настроения, государство должно дать. С другой стороны – решения принимает власть, народ это должен либо принимать либо выходить на митинг – но реального обсуждения решения до принятия - нет.
2. Не получилось создать политики как таковой. Нет нормальных, основанных на идеологии, а не на деньгах олигархов и на популизме партий. Нет элементарного понимания, что политика это диалог с народом, и что обещания данные избирателям надо исполнять. Политика на постсоветском пространстве не имеет здоровой основы, это триумф пиара и политтехнологий. Практически везде присутствует в той или иной степени популизм как одна из базовых черт политики.
3. Не получилось преодолеть комплексы и обиды друг по отношению к другу. Нормального взаимодействия нет ни между государствами, ни между политиками – порой и между народами. В то время как Европа снимает границы – на постсоветском пространстве их упорно пытаются поставить. В большинстве случаев не удалось наладить нормального делового взаимодействия, политика продолжает вмешиваться в экономику.
4. Ни в одной стране не получился экономический прорыв. Нет примеров аналогичных сингапурскому, китайскому или корейскому экономическому чуду, область постсоветского пространства есть область служащая по отношению к мировой экономике, ее локомотивом она не является.
5. Не получилось создать общества, основанного на ценностях. Точнее, кое-где получилось, например сегодняшняя Украина, страны Прибалтики основаны на ценностях этнического превосходства и этнической ненависти. Европейские ценности – никто не перенял. Прибалтика – а сколько там неграждан? По сути Прибалтика вынужденно подчиняется европейским ценностям чтобы получать деньги и то не всем.
6. Не получилось создать социального государства. Об этом говорено – переговорено… тут даже не в том дело, что постсоветское пространство это территория глубокого социального неравенства. Проблема в том, что эта территория, где богатые не то что по-европейски ощущают некую вину перед обществом за свое богатство – но и наоборот, стремятся выпятить свое богатство, и построить свои дворцы именно на фоне разрухи. Они не готовы не то что платить высокие налоги как в европейских странах – но и налоги как таковые. Не все. Но большинство.
7. Не удалось нанести свои страны на карту. Большинство граждан мира знает Россию, знает наверное Грузию, в Европе знают Прибалтику и – всё.
8. Не удалось достичь прочного мира с Западом… это скорее наша, российская беда – но тем не менее. Мы все остались чужими, и если Россию надо было сдерживать – то других можно кинуть как дрова в топку геополитического конфликта, за них не нужно воевать, их можно использовать как разменную монету и т.д.
9. Не удалось психологически преодолеть кризис и создать у граждан уверенность в завтрашнем дне. У большинства жителей постсоветского пространства – ощущение кризиса, то прекращающегося, то разгорающегося с новой силой – остается с конца восьмидесятых.
10. Наконец, ни одна из стран постсоветского пространства не стала до конца суверенной. Везде это выражается по-разному, где-то в виде экономической слабости, где-то в виде расколотого общества, одна часть которого не приемлет ценности и мотивации другой части. Но везде что-то есть, даже в России
Все это вот уже четверть века заставлял десятки, сотни тысяч талантливых, молодых, пробивных людей собирать вещи и покупать билет в один конец. Кто-то летит в Лондон покупать там квартиру и жить. Кто-то подает на рабочую визу в Польше. Кто-то едет на нищее Бали потому что не может оставаться в обстановке постоянного стресса. Но всех этих людей объединяет одно – они не могут оставаться в том, что мы построили после 1991 года.
Но есть в Перестройке и кое-что очень хорошее. Это урок. Горький и страшный – но урок. Урок того что нельзя лгать самим себе – дорого обходится. Что разбежаться по своим углам – это не решение проблем. Что отсутствие диктатуры – это не демократия.
Проблемы, не решенные тогда, догоняют нас сейчас. Я надеюсь, что у нас в отличие от наших отцов – хватит мудрости, решительности, мужества – и в то же время сдержанности, благоразумия и разума для того, чтобы, наконец, решить их. Не оставлять их новому поколению, чтобы их цену – платило уже оно.

https://werewolf0001.livejournal.com/4185951.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Ядрен батон

Август 5th, 2018


Постядер – это достаточно популярная тема в отечественной фантастике, на нее написаны десятки книг. Некоторые из них автор даже прочитал, правда многие – никогда бы не стал перечитывать вновь. Но во всех таких книгах, которые читал автор – их авторы допускают одну или несколько серьезных ошибок
1. Описание разного рода монстров и сильной атомной радиации. На самом деле – никаких монстров после атомной войны не будет и не может быть. Первое – потому что не будет радиации, все современные ядерные заряды рассчитаны на минимальный или даже близкий к нулю выброс средне и долгоживущих изотопов. Противное не имеет никакого смысла – как свои войска пойдут по зараженной территории, что если радиоактивные облака понесет на твою же страну? Чернобыль не показатель, в 1986 году в Чернобыле произошел не атомный, а тепловой взрыв. Если описать произошедшее простыми словами – реактор, в котором началась неконтролируемая реакция деления вскипел как кастрюля на плите, с него сорвало крышку и разбросало радиоактивное содержимое по всей округе. Это никак не может служить моделью последствий ядерной войны. Модель последствий можно посмотреть на полигонах – там производились десятки взрывов, в том числе наземных и воздушных. Один из полигонов расположен рядом с Лас-Вегасом – но Лас-Вегас не вымирает от радиации и по нему не разгуливают монстры. Может, этот страх перед радиацией и монстрами к добру – ибо настоящие монстры находятся в политике и слишком многие хотели бы решить все проблемы разом, нажав на кнопку.
Монстры, уроды, генетические мутанты – мало того что не успеют образоваться из-за кратковременного воздействия радиации, но и непременно вымрут, потому что даже небольшие изменения, например, выведение гибридов сельхозживотных – требует огромных затрат и усилий. Многие гибриды к тому же оказываются не способны к самостоятельному размножению.
2. Описание катастрофы ВСЕГО мира. На самом деле, если Россия, США, Китай начнут ядерную войну – погибнут именно эти страны. Многие выживут. Значительная часть средств ядерного поражения будет уничтожена еще до применения, многие ракеты не успеют взлететь. И что сделается например нейтральными Финляндии, Швеции и Норвегии? Да, там будут проблемы и серьезные. Но у них сохранится армия, полиция, общество, власть, медицина, большая часть населения. Так что у них будут хорошие шансы не только выжить – но и колонизировать то что от нас останется. В Северной Америке – этим займутся Мексика, Канада, страны Латинской Америки.
3. Описание того что после войны восторжествует что-то вроде военного коммунизма. На самом деле восторжествует бандитизм и воровство. И при СССР произошло бы то же самое. Потому что уже в семидесятые годы криминальные нормы поведения глубоко проникли в общество, стали частью нормального. В некоторых социальных группах отсутствие судимости у мужика было исключением, а не нормой. Почти все население страны участвовало в спекулятивных сделках и обращалось за удовлетворением потребностей к черному рынку. Сложились коррупционно-клановые пирамиды и кормушки. Соблюдение закона обеспечивалось почти всегда жестким принуждением – если же никто не принуждал и над душой не стоял, то и закон не соблюдался, начиная от безбилетного проезда в общественном транспорте и заканчивая воровством на месте работы.
К тому времени – уже существовала и жесткая криминальная иерархия, во главе которой были воры в законе. Если в РСФСР их удавалось держать под контролем – то в Грузии, Армении, республиках Средней Азии – даже не пытались. И что думаете, когда начнется пушистый северный зверек, охрана ИК расстреляет тех, кому они чай и колбасу за деньги носили?
Ну да ну да.
Как в конце восьмидесятых – в критической для страны ситуации позднее советское общество не смогло дать НИ ОДНОГО серьезного политического деятеля, способного спасти страну – ни своего Пиночета, ни своего Дэн Сяо Пина, ни своего Рональда Рейгана – так и тут общество не смогло бы ни организоваться, ни выдвинуть достойных лидеров. Особенно в условиях падения авторитета партии, которое началось еще после ХХ съезда.
Так что книга будет писаться исходя из этих трех тезисов. С уважением к читателям,

Александр Афанасьев

Сначала хотел писать фанфик на Круза "После". Потом сдвинул дату ядерной войны на начало 90-х, но при этом предположил, что генсеком был избран не Горбачев, а Романов.
Хочу выдвинуть на критику три тезиса
1. Монстров не будет как и у Круза
2. Погибнет далеко не весь мир. Вот в этом кажется ошибка и в После и у других авторов. Если СССР и США выпустят ракеты - пострадает ли Финляндия? Австралия? Швейцария? Норвегия? Дания? Канада? Мексика? Бразилия? Аргентина?
Да, как то пострадают. Но сильно ли? У них останется государство, общество, армия. В моем варианте Финляндия например начинает постепенную колонизацию того что осталось от севера СССР, а преступные группировки активно перемещаются между Финляндией и СССР, занимаются контрабандой...
3. Почему то считается что выжившие будут жить по правилам военного коммунизма. ИМХО скорее возьмет верх организованная преступность.

Прошу высказываться.

https://werewolf0001.livejournal.com/4140989.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Человек из Буэнос-Айреса: Петроград

Март 4th, 2018

Информация к размышлению
Петроград

Поговорили про актеров, теперь давайте поговорим про сцену русской революции. Ее особенность была в том, что сцена располагалась в одном городе, а именно – в Петрограде. Огромную роль в том, что произошло сыграла Москва – но факт есть факт: именно жители Петрограда в 1917 году дважды приняли судьбоносное решение как жить – и за себя и за всю страну. Причем, в феврале они приняли решение единолично, если бы не бунт рабочих, если бы не восстание запасных полков – ничего не было бы.
Конечно, решения всегда принимают люди – но на их решения не могут не оказывать обстоятельства, в которых они находятся. И место, где они живут, условия, в которых они там живут – не могут быть не важны при принятии решений.
Итак, Петроград.
Прежде всего, это был молодой город. Он был заложен Петром I в 1703 году, и к моменту описываемых событий ему было чуть больше двухсот лет – ничто по сравнению с Москвой или Киевом. Это был город, в котором жизнь была экстремальной хотя бы ввиду погодных условий. На сегодняшний день – это самый северный в мире город с населением более 1 миллиона человек, ни один город, расположенный на его широте не дотягивает и до одного миллиона жителей. В Санкт-Петербурге сейчас живет примерно 5,3 миллиона человек, в описываемый период жило 2,2-3,0 миллиона человек. Это огромные цифры. Однако, если учитывать произошедшие в двадцатом веке события – то Питеру еще повезло. Так, Вена так и до сих пор не достигла той численности населения, какая была в 1914 году.
Петроград – это город, переживший бурный рост к описываемому периоду. Так, к 1863 году (отмена крепостного права) в нем жило 539 тысяч человек, а к 1917 году – не менее 2,2 миллиона. Рост в 4 раза, а если учесть многочисленных беженцев, то эта цифра может быть еще больше.
Петроград был городом, который во время войны испытывал серьезные сложности со снабжением. Дело в том, что в отличие от большинства других городов России – он снабжался в основном не по рекам или железной дороге, а по морю. Немалая часть продовольствия, муки – поступала из Германии, где в конце 19 века сильно упали цены на пшеницу. Несмотря на то, что к городу была проложена железная дорога – ее было явно недостаточно для устойчивого снабжения города из глубины России, отсутствовали так же склады и элеваторы. Во время войны – снабжение по Балтике было отрезано, а железная дорога – перегружена.
Петроград был городом, в котором почти не сложилось районов элиты и дна, наоборот – все смешалось. В отличие от других крупных городов мира – в Петрограде жилье в основном было съемным, мало кто владел жильем в собственности. Громадные пяти и шестиэтажные доходные дома строились так, что в них находили приют представители самых разных слоев общества. Наверху обитали богачи, в средних этажах – средний класс, на первом и в подвале – ютились бедные. С одной стороны – роскошь одних соседствовала с нуждой других и постоянно напоминала о себе. С другой стороны – нельзя было выделить опасные с точки зрения возможных беспорядков районы и разработать план их отсечения от остального города. Весь город представлял собой одну большую бомбу, готовую к социальному взрыву. Повышенная мобильность населения – так же затрудняла его полицейский учет.
Более – менее горизонтальная сегрегация начала проявляться только в двадцатом веке, когда появились огромные заводы, с тысячами работающих на них людей и они всем старались селиться рядом с заводом, создавая рабочие районы. Но стремительное разрастание города – размывало и эти гетто, богатые дома чередовались с бедными.
Петроград был изначально построен в очень плохом с точки зрения военной и государственной безопасности месте. На берегу Балтийского моря – то есть уязвимый для атаки с воды. В окружении весьма сомнительных территорий – с одной стороны Финляндия, с другой стороны Прибалтика. И то и другое соседство было гибельным. В прибалтийских губерниях – фактически не было русской власти, командовали немцы, жестоко угнетая местное население – в итоге пробудились антинемецкие (не антирусские) движения национального освобождения, сыгравшие в истории России трагическую роль (одни латышские стрелки чего стоят). По мнению автора – именно среди прибалтийских народностей, во время войны сведенных в добровольческие полки и получивших оружие – заговорщикам удалось навербовать сотни и тысячи боевиков для реализации своих планов в феврале 1917 года в Петрограде. С другой стороны, буквально в шаговой доступности Финляндия, в которой Россию ненавидело сто процентов населения. Просто финские правые ненавидели Россию за русификацию и требовали независимости, а левые ненавидели Россию как оплот самодержавия. После отделения Финляндии в ней тут же вспыхнула гражданская война, в которой людей в процентном отношении от общего числа граждан погибло больше чем в России – но это было потом. А сейчас – финны давали пристанище любым революционерам, боевикам, шпионам – лишь бы против России. Русская полиция в Финляндии действовать не могла, местная занималась открытым саботажем – и все это на подступах к столице Империи. Кстати малоизвестный факт – Ленин осенью 1917 года был избран депутатом Учредительного собрания – и как думаете, от кого? От финской армии и флота!
В Петрограде – в отличие от многих других городов самые криминальные районы располагались не на окраинах, а в центре города, они были связаны с рынками и большими доходными домами, полностью контролируемыми криминалом. Опасное соседство правительственных учреждений и криминала – еще сильнее осложняло задачу по наведению порядка в городе.
К 1917 году – две трети жителей Петрограда – родились не в Петрограде. Восемьдесят процентов населения – относились к низшим слоям – рабочие, поденщики, интеллигенты. Так если в 1869 году в городе проживало 215 тысяч крестьян обоего пола, то в 1910 году – уже 1,3 миллиона. Численность крестьян в городе увеличилась вдвое, с 32 % до 68 % от общего населения города.
Петербург, а потом и Петроград – были едва ли не самой опасной столицей Европы в криминальном отношении, причем рост преступности значительно опережал рост населения города. Так в 1900 году в Петербурге обвинялось в убийстве 227 человек, а в 1910 году уже 794. В разбое в 1900 году 427 человек, в 1910 году 1325 человек. За десять лет число хулиганов выросло в четыре раза. Хулиган был даже внешне похож на нынешнего гопника – штаны заправленные в резиновые сапоги, кепка, папироска… Город лидировал и в пьянстве – так в полиции в нетрезвом состоянии в год попадал каждый двадцать третий петербуржец, в то время как в Берлине – один человек из трехсот пятнадцати. Значительная часть всех преступлений совершалась в нетрезвом состоянии.
В городе – был крупный экспортный порт и множество заводов, столица давала 12 % индустриальной продукции России, в том числе 70 % электроэнергетических изделий, 50 % химической продукции, 25 % машин, 17 % текстиля. Все это – дополняло социогенную и криминогенную обстановку: в городе было полно людей, готовых на все. В начале 20 века стал складываться доселе неведомый, опасный в социальном и криминальном отношении тип русского промышленного рабочего.
Если брать обстановку второй половины 19 века – то большую часть крестьянского и рабочего населения Петербурга – составляли ремесленники и специалисты сферы услуг. Они попадали в город в молодом возрасте, часто еще детьми и отдавались «в учение» людям, которые чаще всего были из той же местности и даже того же села. Во время учения они не получали денег, работая за еду и угол (при этом, еда чаще всего была намного сытнее чем в деревне, включая в себя каждый день мясное блюдо), и только по прохождении обучения начинали «расти». Это были самые разные профессии – половые, извозчики, строители, плотники, шляпники и портные. Но все они – работали по одной и той же схеме. Существовала региональная специализация, когда тем или иным промыслом занимались крестьяне – отходники из нескольких уездов одной губернии, профессия была для них привычной, обучать ее секретам начинали еще в деревне. При попадании в город – мальчик не оставался один, он попадал в артель, где все свои, где существовали кассы взаимопомощи, где устанавливались правила жизни и работы в городе. Хозяин чаще всего был тоже свой. Понятное дело, что никакие забастовки были невозможны – при проявлении недовольства или неспособности освоить профессию, человек возвращался в деревню с клеймом «питерской выбраковки», где подвергался презрению соседей. Но при этом существовал и социальный лифт. Практически все содержатели трактиров, гостиниц, погребов, где продают спиртное на вынос, старших артелей у извозчиков и строителей – прошли тот же путь, что и все, они попали в город мальчиками, но при этом оказались сметливее и удачливее и разбогатели. Они же не теряли связи и с деревней – отправляя туда деньги, помогая выстроить школу или церковь, забирая из деревни мальчиков в обучение. Некоторые села, специализируясь на промыслах, были столь богатыми, что еще до 1914 года обращались в Министерство народного просвещения, с просьбой открыть в селе гимназию, с содержанием за счет средств селян. До войны – для «обчества» уже нормой было открыть на родине специализированное училище, в городе иметь кассу взаимопомощи, благотворительную столовую, дом с дешевыми квартирами для своих. Особенно преуспели в этом ярославцы.
Завод – разрушал социальные лифты и приемы социализации, выработанные до этого ремесленниками. Если мальчик на побегушках мог стать хозяином трактира и иногда становился – то рабочий никогда не мог стать хозяином завода, и часто он не мог стать даже мастером, мастеров специально назначали чужих. Администрация завода – постоянно боролась со спайкой рабочих - бывших крестьян, нанимая для них чужих мастеров. Потому что если мастер был свой – то он немедленно нанимал своих же, и они вместе, пользуясь спайкой, начинали обманывать и обворовывать уже администрацию завода. Мастера обращались с рабочими грубо, с матом, а то и зуботычинами – все левые газеты были полны историй о том, как мастер обругал рабочих или рабочие избили мастера. Истории эти поражают своей наивностью. Так, поводом для драки с мастером могло стать грубое слово – это сейчас у нас матом разговаривают и в ответ на грубое слово просто выругаются про себя – а тогда в деревне даже «зелена муха» считалось грубым выражением. В другом случае мастер обвинил рабочего в краже, видимо облыжно, тот покончил с собой (!!!), а другие рабочие вышли на забастовку, закончившуюся столкновениями с полицией. Практически во всех требованиях забастовщиков – встречается требование к администрации обращаться к рабочим на «вы».
В условиях отсутствия профсоюзов – средством борьбы оставалось насилие.
Мы, молодежь, били старших. Рабочие били мастеров, купали их в одежде в речке Ижора. При непорядке в заводской лавке разбивали стекла, били уполномоченных, устраивали обструкцию, бросая на трибуну стулья. Вмешивался полицейский – били и его…
Драка с мастером стала нормой, раздражавшего рабочих мастера избивали и вывозили в тачке за ворота. Изначально – нужда в рабочих руках была так велика, что рабочего, подравшегося с мастером, готовы были принять на другом заводе. Но постепенно – был составлен список рабочих, которые дерутся с мастерами и устраивают забастовки, он распространялся по всем администрациям заводов. Рабочие, попавшие в черный список больше не могли найти работу - но оставались в городе, переходя в криминал. Во время 1914-1917 года они все окажутся либо в армии, либо на заводах, когда ввиду нехватки рабочих рук и взятия под казну многих заводов – принимали всех. И в армии и на заводах – они окажутся первыми баламутами.
Жестокость этих баламутов, и совершаемые ими проделки – назывались тогда хулиганством, но по сегодняшним меркам скорее являются бандитизмом. Изнасилования, грабежи и убийства пьяных – становятся нормой. По ночам одинокой девушке становится страшно пройти даже по центральным улицам города. Хозяевами города становятся Рощинские, Гайдовские, Железноводские, Васинские. Незадолго до революции один из старых хулиганов выступил с осуждением творящихся нравов – мол, раньше мы не резали первого встречного и не использовали любимых как проституток…
23 мая 1907 г. та же шайка напала на 34-е почтовое отделение в Тучковом переулке. В отделение внезапно ворвались десять человек с револьверами и приказали: «Руки вверх!» Пытавшегося поднять тревогу чиновника пристрелили на месте. Было украдено 1500 рублей.
30 мая восемь человек ограбили 11-е отделение Санкт-Петербургского частного ломбарда. Грабители перемахнули через стойку и выгребли наличность в размере 1700 рублей. У стойки стоял трамвайный кондуктор Александров, только что получивший за заложенное пальто 14 рублей 75 копеек, деньги он отдать бандитам отказался, и немедленно был застрелен. Между тем, управляющий ломбардом сумел вылезти на улицу через окно задней комнаты и закричал: «Нас грабят, помогите!» Налетчики стали уходить по Саратовской улице. Появилась полиция и началась погоня. Грабители разделились. Отстреливаясь, они убили четырех человек и восьмерых ранили; троих преступников застрелили полицейские, двоих арестовали, трем удалось скрыться. Следствие производило Санкт-Петербургское жандармское управление, и вначале оно буксовало, арестованные показаний не давали. /Л. Лурье. Питерщики/

Недооценена роль хулиганов в массовых беспорядках – в 1905, 1914,1917 годах. Вот, например, о событиях 1914 года
В Петербурге забастовка. 1 июля из окон домов на Васильевском острове рабочие закидывали камнями полицию и казаков. По углам Сампсониевского проспекта были возведены 6 баррикад. Рабочие валили столбы, заборы и перевязывали баррикады колючей проволокой. Утром на баррикады на Сампсониевском состоялся налет городовых. Со стороны рабочих – 6 убитых, 20 раненых. 18 городовых пострадали от бомбардировки камнями.
В 1-м часу ночи конный разъезд городовых на набережной Малой Невки заметил рабочих у деревянного основания моста. Они поджигали мост. Все были схвачены, однако толпа пыталась освободить арестованных. Одновременно хулиганы и рабочие разрушали здания водокачки в Зеленковом переулке. На Лесном проспекте повалили телеграфные столбы и порвали кабель телефонного сообщения с Финляндией. На Мясной улице толпа рабочих и хулиганов с пением «Марсельезы» избила двух городовых. На Тамбовской улице был избит чиновник железной дороги. В 1-м часу дня на Галерной 800 работниц-штрейкбрехеров, вышедших на обед, были атакованы бастовавшими работницами. Началась кровавая драка. Городовой Францкевич с проломленной головой отправлен в больницу. На Галерной хулиганы избивали хорошо одетых людей с криками «Долой интеллигенцию!». Налет на трамвай на Лиговском. Камнями до смерти был забит кондуктор Богомолов. Полицейские власти послали охрану на все станции и вокзалы города.
В 11 часов вечера было прекращено трамвайное движение. Всего из строя выведено 200 из 600 вагонов, разбито 500 дорогих стекол. Забастовал Обуховский завод. Рабочие прорвали кольцо полиции. 600 рабочих с песнями отправилось к Шлиссельбургскому проспекту. Прибывшая полиция отняла 2 флага, арестовала 9 рабочих. Для постройки баррикад был ограблен воз с кирпичами, ехавший на стройку больницы им. Петра I.
11 июля в город через Нарвские ворота вступила гвардия. На солдат напали рабочие. Прогремели выстрелы. Город объявлен на военном положении. /Л. Лурье. Питерщики/

Для защиты своих интересов при забастовках и беспорядках – администрация предприятий вызывала полицию и казаков. Это было еще одной грубой ошибкой власти – участие в конфликтах бизнеса с рабочими на стороне бизнеса. В США ситуация была не менее взрывоопасной, но правительство до конца 1910-х годов почти не вмешивалось в эти конфликты, заводчики нанимали для разгона забастовщиков и охраны штрейхбрекеров частных детективов (самым известным было агентство Пинкертона) и откровенных бандитов (на восточном побережье чаще всего еврейских). Ситуации с Ленским расстрелом в США повторялись много раз, жестокость столкновений превосходила таковую в России – детективы и банды использовали снайперов для разгона митингов и убийства рабочих лидеров, открывали огонь по демонстрациям, по рабочим лагерям. В битве у горы Блэр шахтеров бомбили фугасными бомбами с частных самолетов. Но при этом гнев и ненависть рабочих были направлены против частных компаний, против детективов и бандитов, но никак не против полиции и государства. У нас же в феврале 1917 года рабочим и соединившимся с ними солдатам удалось, в конце концов, победить ненавистных им «фараонов». Только в России это стало концом государства.

Александр Афанасьев.

https://werewolf0001.livejournal.com/3983408.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Кавказский узел

Апрель 26th, 2016

Два отрывка

1

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Летопись беды

Апрель 18th, 2016

Начало
Сентябрь 2014 года
Донецкая область, территория под контролем ВСУ
Донецкий международный аэропорт имени С.П. Прокофьева

Я часто вспоминаю, что перед началом войны года два подряд в лесах была масса грибов. Мы как-то поехали за грибами – и встретили бабушку. А она говорит: грибов-то уродило – как перед войной. Примета, мол, есть такая. Мы купили у нее ведро грибов, посмеялись еще – дура-баба, что с нее возьмешь…
И вот – пожалуйста!

Из интервью Романа Доника

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...