Детство деревенское

Июнь 14th, 2018

Иллюстрации Елизаветы Кольцовой как билет в детство: к холодной травяной тропинке, старой березе, окошкам в три стекла, потемневшим срубам - двоюродные братья ловко взбирались по углу до самой крыши. Этажерка в три полки стояла в маленькой комнате в бабушкином доме. Рядом - лошадка-качалка с удобной широкой спиной, совсем как на картинке. Лошадка долго служила табуреткой уже после того, как функции скакуна стали не нужны. Уж больно хорошо на ней сиделось. Деревянный столб с косой "ногой" тоже совсем такой как в детстве. Мы прижимались к нему ухом, чтобы услышать тихое ровное гудение проводов. Рядом со столбом у нас был грибок-скамейка. Дядька-на-все-руки соорудил. Дядька был охотник. Дядькина рыжая лайка после охоты еле доплеталась до дома, ошалевшая от свободы, азарта и усталости. Охота - это по выходным, в обычные дни лайка скучно сидела в будке, старательно не замечая бабушкиного кота. Нам его подарили соседи: принесли как-то раз черно-белого котенка и банку молока - нате вам, а то без кота и дом сирота, а у нас их девать некуда.

Где-то до сих пор лежит фотография почти один в один с обложкой - в шортах, босиком, с котенком на коленях.

Только фотография и осталась. Нет давно ни качалки, ни березы, да и дом уже чужой.


Седугин_000.jpg

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Девочки с Васильевского острова

Январь 18th, 2016

Рассказ с таким названием когда-то читали нам на уроке. Он должен был тронуть и воспитать, но не тронул. Звучала в нем какая-то фальшивая нотка. "Мы, василеостровские девчонки!.." Мы то, мы се.

В голосе настоящей, некнижной девочки с Васильевского не слышна глупая заносчивость. Ее рассказ сдержанный, без бравады и самолюбования. Не о себе - о мальчике в морском бушлате, твердо знающим, кем он станет, и другом мальчике, тихом домашнем ребенке, не прощающем подлость. О деревянном нагане и девочках, не любивших играть в войну. У них был шумный большой двор и тихий переулок с неровной брусчаткой. Там и сейчас брусчатка, как и в недалеком Соловьевском переулке. Зимой сорок второго года Соловьевский переулок был улицей-моргом, в него свозили трупы со всех окрестных улиц.

Они стоят плечом к плечу на старом снимке, мальчики и девочки с Васильевского острова. Не все успели тогда к старику-фотографу. Тогда, нежаркой ленинградской весной весной сорок первого.


1969-01_Страница_30.jpg

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...