Бенсаид Д. * Большевизм и 21 век * Книга

Ноябрь 16th, 2017

bensaid200

Даниэль Бенсаид. Большевизм и 21 век.

2009

108 стр.

Небольшая книжечка, которая прошла в свое время мимо меня. Даниэль Бенсаид, хотя и из западных левых, то есть не все там ОК в смысле когерентности, но хороший дядька.

Файл pdf (с OCR).

Размер файла 699 килобайт.

https://kommari.livejournal.com/3117282.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Савельев П.Ю. * Генезис РСДРП * Диссертация

Август 31st, 2017

saveljev
П.Ю.Савельев. Генезис Российской социал-демократической рабочей партии: Проблемы историографии и источниковедения.

Диссертация.

2017

531 стр.

О Российской социал- демократической рабочей партии написаны уже целые библиотеки. Может, пожалуй, показаться, что она исследована всесторонне. Такой пристальный интерес объясняется, прежде всего, той ролью, которую сыграли в 1917 г. и последующие годы две партии, генетически связанные с двумя фракциями РСДРП — большевиками и меньшевиками…

Файл pdf (с OCR).

Размер файла 22 мегабайт.

https://kommari.livejournal.com/3095993.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

А ведь нас предупреждали: «Вечный зов» Иванова о плане Даллеса.

Июль 26th, 2016


(Кадр из многосерийного художественного фильма "Вечный зов", СССР, "Мосфильм")

Оригинал взят у pontokot в А ведь нас предупреждали: "Вечный зов" Иванова о плане Далласа

Цитируется по ...http://sandra-nika.livejournal.com/131597.html

На отдыхе я много читаю.
За первые десять дней прочитала эпопею Анатолия Иванова «Вечный зов» - блестящий образец социалистического реализма. Я вообще люблю советскую литературу, особенно книги про Великую Отечественную войну. А вот читать про революцию 1917 года и про гражданскую войну мне всегда больно…

Впечатления от эпопеи – самые что ни на есть прекрасные. Я поставила «Вечному зову» пятерку за содержание (повествует книга главным образом о войне, о героях фронта и тружениках тыла, хотя в прологе и в самой книге много экскурсов в прошлое, а в эпилоге рассказывается о послевоенных судьбах героев; главное внимание автор уделяет человеческим отношениям, а это интересно всем, особенно женщинам; написана книга увлекательно и талантливо, все сюжетные линии мастерски завершены), четверку за стиль (можно было бы немножко юмора добавить, хотя, с другой стороны, автор пишет об очень серьезных вещах), пять за героев (колоритнейшие персонажи есть в «Вечном зове»!) и пять или даже пять с плюсом за идеи (об идеях и героях я скажу немного ниже).

Глядя теперь с расстояния (с которого, как известно, лучше видится большое), на советскую литературу, я понимаю, что перестроечные разговоры о том, что все эти соЛЖЕниЦЫны- рыбаковы-шаламовы и иже с ними что-то там запретное и неизвестное открыли нам, были самой настоящей ложью. Ничего они не открыли, кроме своих грязных лживых ртов, из которых полилась мутными потоками ложь и грязь.

Настоящая же правда не в книЖОПКАХ… пардон, опечаталась… не в книжонках перестроечных брехунов, а в великой советской литературе, прекрасным образцом каковой и является «Вечный зов».
Ибо есть в романе и чекист Яков Алейников с его сомнениями, колебаниями, метаниями и маетой, погибший в 1944 году от рук бандеровцев – его распилили пилой; и дочь «врага народа» Наташа Миронова; и старая каторжанка Акулина; и сын белогвардейского офицера Петр Зубов, вор-рецидивист, приговоренный советским судом к высшей мере, помилованный и попавший в штрафную роту, Петр Зубов, о котором чекист Алейников говорит: «Я бы с Зубовым не только в разведку, но и в тыл врага пошел бы!».
Есть в романе и штрафные роты, и советские лагеря, в которые попадает пробывший четыре года в немецком плену Василий Кружилин («А что же? Всех надо было проверить, ибо были среди пленных и предатели, и провокаторы!»), есть и секретарь райкома, и председатель колхоза, есть и жизнь, и слезы, и любовь (с) – есть все.

А теперь об идеях «Вечного зова». Я прочитала этот роман не только потому, что люблю советскую литературу; не только потому, что заполняю сейчас кое-какие пробелы в своих познаниях этой самой советской литературы; но еще и потому, что мне давно хотелось поближе познакомится с творчеством писателя, которому злые языки приписывают авторство текста так называемого плана Даллеса.

Думаю, и вы слышали, что одни утверждают, что «план Даллеса» - фальшивка, написанная каким-то умельцем по мотивам диалога Арнольда Лахновского и Петра Полипова, а другие говорят, что все обстояло с точностью до наоборот – это А. Иванов написал диалог Лахновского и Полипова по мотивам плана Даллеса.

Но давайте сравним. Вот план Даллеса

а вот цитаты из диалога Арнольда Лахновского, троцкиста, немецкого шпиона и полковника СС, с Петром Петровичем Полиповым, бывшим провокатором; важнейшего, с моей точки зрения, диалога «Вечного зова».

Итак, «Вечный зов», книга вторая, часть пятая «Смерть и бессмертье».

- Стар я, Петр Петрович… Вот что жалко. Умру скоро. Не увижу нашей победы.

- Какой? Немецкой?

- Нет, Гитлеру этой войны не выиграть. А это значит…это значит, что нам не выиграть вообще… в этом веке… Ну что же… Не удалось нам выиграть в этом веке, выиграем в следующем. Победа, говорит Сталин, будет за нами. За Россией то есть. Это верно, нынче – за Россией. Но окончательная победа останется за противоположным ей миром. То есть за нами.

- Не ошибаетесь? – вырвалось у Полипова невольно, даже протестующее.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Николай Смирнов. Иван Ефремов: грани будущего

Апрель 17th, 2016

Оригинал взят у wu_ в Николай Смирнов. Иван Ефремов: грани будущего

http://maksim-kot.livejournal.com/806562.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Книга

Апрель 3rd, 2016

kalinjak

Г.А.Калиняк. Герой советского времени: история рабочего.

2015

Очень любопытная книга. Читал пока только отрывки, но чрезвычайно понравилось.

В терминологии русских либералов и розовых левачков - вата заоблачного левела.

Привет и тем, кто "в СССР социализма не было, горе какое горюшко!"

Описание: «История» Г. А. Калиняка – настоящая энциклопедия жизни простого советского человека. Записки рабочего ленинградского завода «Электросила» охватывают почти все время существования СССР: от Гражданской войны до горбачевской перестройки.

http://kommari.livejournal.com/2889469.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Хрущёвцы (2). Мао и ошибки Сталина.

Март 30th, 2016

http://www.enverhoxha.ru/Posters_depicting_Enver_Hoxha/enver_hoxha_poster_1951_china.jpgПродолжение. Начало: Хрущёвцы (1). В Монголии и Корее.

В Пекине, куда мы прибыли 13 сентября, встречали народом, музыкой, цветами нас и огромным множеством портретов Мао Цзэдуна. На аэродроме встречали нас Лю Шао-ци, Чжоу Энь-лай, Дэн Сяо-пин и другие, имена которых не помню.
Мы поздоровались с ними, пожелали им успехов в работе съезда, который они должны были открыть через два дня, и едва мы выдержали натиск их стереотипных формулировок: «великая честь», «большая помощь», «братья с дальнего фронта Европы», «делайте нам замечания» и тому подобных выражений, которыми несколько лет спустя мы насытились по горло. (Однако в те дни эти выражения, которые сопровождали нас на каждом шагу, не производили на нас дурного впечатления — мы считали их проявлениями китайской простоты и скромности.)
Мао Цзэдун принял нас во время одного из перерывов между заседаниями в одном зале, соседнем с залом съезда. Эта была наша первая встреча с ним. Когда мы вошли в зал, он встал, чуть-чуть поклонился, протянул руку и, оставаясь в таком положении, улыбаясь, подавал руку всем по очереди. Мы сели.

Слово взял Мао. Отметив, что они были очень рады друзьям из далекой Албании, он сказал несколько слов о нашем народе, назвав его доблестным и героическим народом.
— Мы питаем большую симпатию к вашему народу, — сказал он в частности, — ведь вы освободились раньше нас.
Сразу после этого он спросил меня:
— Каковы у вас отношения с Югославией?
— Натянутые, — ответил я и тут же заметил, что он открыто проявил свое удивление. «По-видимому, подумал я, он не хорошо в курсе наших отношений с югославами», поэтому я решил объяснить ему кое-что из длинной истории отношений нашей партии и нашей страны с югославской партией и с югославским государством. Я говорил кратко, останавливаясь на некоторых из ключевых моментов антиалбанской и антимарксистской деятельности югославского руководства и ожидая какого-либо реагирования с его стороны. Однако я замечал, что лицо Мао выражало только удивление, раз от разу он переглядывался с остальными китайскими товарищами.
— В этом деле, — сказал Мао, — ни вы, албанцы, не ошибались в отношении югославов, ни югославские товарищи не ошибались в отношении вас. Тут грубые ошибки допустило Информбюро.
— Мы, — сказал я ему, — хотя и не принимали участия в Информбюро, его известные анализы и позиции в отношении деятельности югославского руководства поддерживали, считали и считаем их правильным. Сами наши длительные отношения с югославским руководством убедили нас в том, что линия и позиция югославов не были и не являются марксистско-ленинскими. Тито является отпетым ренегатом.
Но, не дослушав до конца перевода моих слов, Мао спросил меня:
— Каково ваше мнение о Сталине?
Я ответил ему, что наша партия высоко ценила и ценит Сталина, как вождя, за которым числятся огромные и всесторонние заслуги, как верного ученика и продолжателя дела Ленина, как . . .
— Вы, — перебил он меня, — опубликовали доклад, с которым выступил товарищ Хрущев на XX съезде Коммунистической партии Советского Союза?
— Нет, — ответил я. — Подобного мы не сделали и никогда не сделаем.
— Вы, товарищи албанцы, — сказал он, — поступили совершенно правильно, линия вашей партии правильная. И мы так же поступили. Покуда само советское руководство официально не опубликовало этого доклада, нам незачем было издавать его, как это сделали некоторые.
Помолчав маленько, он продолжил:
— Сталин допускал ошибки. Он допустил ошибки и по отношению к нам, в 1927 году, например. И в отношении югославских товарищей он допустил ошибки.
Затем, медленно и тихим голосом, он заметил:
— Без ошибок нельзя идти вперед. — И он спросил меня:
— Допускала ли ошибки ваша партия?
— Нельзя сказать, что у нас не отмечались и ошибки, — сказал я ему, — но главное — мы боремся за то, чтобы допускать как можно меньше или совершенно не допускать ошибок, и, когда подобные раскрываются, мы боремся за их немедленное исправление.
Я «поторопился» с ответом. Ведь великий философ придерживался иного мнения:
— Ошибаться надо, — сказал он. — Воспитание партии невозможно, если она не привыкнет к ошибкам. Это имеет большой смысл.
Мы везде на практике встречали это «воспитание» на манер Мао Цзэдуна. Один китайский товарищ в дни съезда сказал нам:
— Люди у нас страшно боялись. Они старались не допускать ошибок, потому что опасались исключения из партии. Однако, благодаря правильной политике председателя Мао, эта боязнь уже преодолена, у членов партии растет инициатива и творческий трудовой порыв.
— Вот, — сказал он нам, — видите выступающего сейчас товарища? Это Ли Ли-сань, один из основателей нашей Коммунистической партии. В своей жизни он допускал тяжкие ошибки, причем не один, а три раза подряд. Были такие товарищи, которые хотели исключить из партии этого старика, но по настоянию председателя Мао он продолжает оставаться членом Центрального Комитета партии и ныне работает в аппарате Центрального Комитета.
Тем временем Ли Ли-сань выступал перед VIII съездом с новой «самокритикой».
— Я, — говорил он, — допускал ошибки, однако партия помогала мне. Товарищи, — продолжал он, — прошу вас помогать мне и в дальнейшем, ведь я опять могу ошибаться ...
Однако вернемся к встрече с Мао Цзэдуном. После его философствований о «большом смысле допущения ошибок», я воспользовался случаем и к тому, что я говорил выше о югославах, добавил еще агентурную деятельность белградских ревизионистов, пытавшихся осуществить заговор на Тиранской городской партийной конференции в апреле 1956 года.
— На наш взгляд, — сказал я ему, — они неисправимы.
Ответом Мао были слова в воздухе, на китайский манер:
— У вас правильная, марксистско-ленинская линия.
Настало время уйти. Я поблагодарил его за приглашение, за прием и за помощь, оказанную нам Китайской Народной Республикой.
— Нечего благодарить, — заметил Мао, — во-первых, потому, что наша помощь это нечто совершенно незначительное, — и он загнул один палец. — Во-вторых, — продолжал он и загнул следующий палец, — мы члены великой семьи социалистического лагеря, возглавляемого Советским Союзом, и это все равно, что одна рука отдает что-нибудь другой руке, части одного и того же тела.
Мы еще раз поблагодарили его и встали. Сделали несколько снимков, снова сжали друг другу руки и расстались.
Правду говоря, наши впечатления от этой встречи не оправдали наших ожиданий, и, выйдя оттуда, мы побеседовали с Мехметом и Рамизом об услышанном. Из беседы с Мао мы не научились чему-нибудь конструктивному, что могло бы пригодиться нам, и встреча показалась нам скорее знаком вежливости. Мы особенно разочаровались в том, что мы услышали из уст Мао об Информбюро, Сталине и югославском вопросе.
Но еще больше нас удивлял и беспокоил ход работы их VIII съезда. В основе всей платформы этого съезда лежали положения XX съезда Коммунистической партии Советского Союза, причем в некоторых отношениях тезисы Хрущева еще дальше были развиты Мао Цзэдуном, Лю Шао-ци и другими главными китайскими руководителями.
Мы почувствовали, что эпидемия современного ревизионизма уже заразила и Китай. Тогда мы еще не могли судить о размахе этой болезни, однако то, что произошло и происходит в Китае, доказывает, что тогда китайские руководители поторапливались не плестись в обозе и даже захватить разноцветный флаг хрущевцев.
Помимо всего прочего, в докладах, которые на VIII съезде зачитали один за другим, Лю Шао-ци, Дэн Сяо-пин и Чжоу Энь-лай отстаивали и дальше углубляли неизменный курс Коммунистической партии Китая на широкое сотрудничество с буржуазией и кулачеством, они «доказывали», какие огромные выгоды имел «социализм» от хорошего обращения с капиталистами, купцами и буржуазной интеллектуальщиной и от выдвижения их на высокие руководящие посты, во всеуслышание пропагандировали необходимость сотрудничества рабочего класса с местной буржуазией. Коммунистической партии — с другими партиями — демократической и национальной в условиях социализма, и т.д. и т.п. «100 Цветов» и «100 школ» Мао Цзэдуна, которые расцветали и соперничали на заседаниях съезда, фактически расцветали и соперничали во всей партии и во всем государстве Китая. Эта маоцзэдуновская теория 100 флагов, широковещательно провозглашенная в мае 1956 г. кандидатом в члены Политбюро ЦК КП Китая Лю Дин-и, составляла китайский вариант буржуазно-ревизионистской теории и практики «свободного движения идей и людей», сосуществования всякого рода идеологий, течений, школ и школок при социализме (Позднее, помимо всего прочего, оказалось, что и насквозь ревизионистский декалог Мао Цзэдуна «О десяти основных отношениях» относится именно к этому периоду «весны» современного ревизионизма. (Примечание автора).).
Позднее я многократно возвращался к этому периоду истории Коммунистической партии Китая, желая выяснить, почему впоследствии создалось впечатление, что глубоко ревизионистская линия 1956 г. изменила русло и на некоторое время стала «чистой», «антиревизионистской», «марксистско-ленинской». Это факт, например, что в 1960 г. Коммунистическая партия Китая, казалось, решительно про- тивопоставилась ревизионистским положениям Никиты Хрущева, подтвердила, что она «отстаивает марксизм-ленинизм» от извращений. Именно потому, что Китай в 1960 г. выступил против современного ревизионизма и занял (для видимости) марксистско-ленинскую позицию, наша партия оказалась на одной и той же с ней баррикаде в начатой нами борьбе против хрущевцев.
Однако время подтвердило — и это широко отражается в документах нашей партии, что Коммунистическая партия Китая как в 1956 г., так и в 60-ые годы, ни в одном случае не исходила и не действовала с позиций марксизма-ленинизма.
В 1956 г. она поторопилась захватить флаг ревизионизма и подставить ножку Хрущеву с целью самой выступать в роли лидера в коммунистическом и рабочем движении. Однако, увидев, что в ревизионистском соревновании им не легко справиться с патриархом современного ревизионизма, Хрущевым, Мао Цзэдун и его компания изменили тактику, сделали вид, будто они выбросили прочь первый флаг, стали выступать «марксистами-ленин- цами чистой воды», пытаясь завоевать таким образом те позиции, которых им не удалось завоевать с помощью первой тактики. Когда и эта вторая их тактика пошла насмарку, они «выбросили прочь» и второй, якобы марксистско-ленинский флаг и выступили на арену такими, какими они были всю жизнь — оппортунистами, верными поборниками примиренческой и капитулянтской линии в отношении капитала и реакции. Все это впоследствии мы увидели и подтвердили в жизнь через длительную, трудную, но славную борьбу, которую вела наша партия в защиту марксизма-ленинизма.
После окончания работы съезда нас повезли в некоторые города и народные коммуны, как в Пекин, Шанхай, Тяньцзинь, Нанкин, Порт-Артур и т.д., где мы непосредственно ознакомились с жизнью и трудом великого китайского народа. Это были простые и прилежные, трудолюбивые люди, довольствовавшиеся скромными требованиями, они были внимательными к гостям. Из того, что сказали нам китайские руководители и те, кто сопровождал нас, и из того, что нам удалось увидеть самим, было ясно, что был достигнут ряд положительных преобразований и сдвигов. Однако это не соответствовало той степени, в какой их рекламировали, тем более, если учесть чрезвычайно большой людской потенциал китайского континента, прилежность и трудолюбие китайских людей.
В Китае удалось ликвидировать массовый голод, который был постоянной язвой для этой страны; были построены заводы и фабрики, организовались народные коммуны, однако видно было, что уровень жизни был еще низок, далек от уровня жизни не только развитых социалистических стран, но и нашей страны. Во время поездки по этой огромной стране и встреч с людьми из масс, мы замечали, что они вели себя действительно хорошо, корректно, однако бросалась в глаза также некоторая застенчивость по отношению к нам и к тем, кто сопровождал нас. В их словах, в их отношении к кадрам, видно, сквозило кое-что из прошлого. Было ясно, что многовековое прошлое, абсолютная власть императоров, китайских феодалов и капиталистов, иноземные японские, американские, английские и другие эксплуататоры, буддизм и все другие реакционные философии, начиная с древнейших и вплоть до «современнейших», — все это не только обрекло этот народ на страшную экономическую отсталость, но и укоренило в его мировоззрении, в его образе поведения, в его манере говорить умонастроение холопства, покорности, слепого доверия, беспрекословного повиновения авторитетам всякого уровня. Однако этого, естественно, нельзя было сразу преодолеть, и это мы считали атавизмом, который будет преодолен в сознании этого народа, который, благодаря своим положительным качествам и при правильном руководстве, мог бы совершать чудеса.

Отрывок взят без сокращений.

На одном из совещаний лидеров партий в Москве (1957 год) дисккуссия о декларативном закреплении лидерства Советского Союза среди других коммунистических партий в совместном коммюнике (Гомулка был против).
Из главы 10. ВРЕМЕННОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ С ЦЕЛЬЮ ВЗЯТЬ РЕВАНШ:

Движимые совершенно другими, чуждыми марксизму-ленинизму целями и соображениями, на Гомулку ополчились и Ульбрихт, Новотный, Живков и подавно, Деж и др. Они превознесли Советский Союз и Хрущева, и относительно этой проблемы обрекли на меньшинство своего идейного брата.
Мао Цзэдун, с места, бросался «аргументами».
— У нашего лагеря, — сказал он, — должна быть голова, ведь и у змеи имеется голова, и у империализма имеется голова. Я бы не согласился, — продолжал Мао, — чтобы Китай называли головой лагеря, ведь мы не заслуживаем этой чести, не можем играть этой роли, мы еще бедны. У нас нет даже четверти спутника, тогда как у Советского Союза их два. К тому же Советский Союз заслуживает быть главой, потому что он хорошо обращается с нами. Посмотрите, как свободно высказываемся мы теперь. Будь Сталин, нам было бы трудно говорить так. Когда я встретился со Сталиным, перед ним я почувствовал себя как ученик перед учителем, а с товарищем Хрущевым мы говорим свободно, как равные товарищи.
И, будто этого было мало, он продолжил на свой манер:
— После критики против культа личности у нас будто свалилась с плеч гора, которая порядком давила и мешала нам правильно понимать многие вопросы. Кто свалил с нас эту гору, кто помог нам всем правильно понять культ личности?! — спросил философ, замолчал маленько и тут же ответил: — Товарищ Хрущев, и спасибо ему за это.
Вот так отстаивал «марксист» Мао положение «с Советским Союзом во главе», вот так отстаивал он и Хрущева. Но в то же время, будучи эквилибристом, чтобы не обидеть Гомулку, выступавшего против этого положения, Мао добавил:
— Гомулка — хороший товарищ, его надо поддерживать, ему надо доверяться!
Довольно острые споры велись также в связи с отношением к современному ревизионизму.
...
В один момент, с целью угомонить страсти, выступил и Мао Цзэдун на свой манер иносказания и намеков:
— При обсуждении любого гуманного... вопроса, — сказал он, — надо идти на бой, но и на примирение. Я имею в виду взаимоотношения между товарищами: когда у нас возникают разногласия, мы должны пригласить друг друга на переговоры. В Паньмыньчжоне мы вели переговоры с американцами, а во Вьетнаме — с французами.
Пустив еще несколько таких фраз, он сел на своего конька:
— Имеются люди, — сказал он, — которые являются стопроцентными марксистами, имеются такие, которые являются таковыми на 80 процентов, на 70 процентов, на 50 процентов; причем имеются и марксисты, которые могут быть таковыми только на 10 процентов. И с теми, которые являются десятипроцентными марксистами, мы должны беседовать, потому что от этого нам будет только польза.
Он помолчал, как-то отсутствующим взглядом повел по залу и продолжал:
— Почему бы нам группой в 2-3 человека не собираться в маленькую комнату и беседовать? Отчего нам не беседовать, руководствуясь стремлением к единству? Мы должны бороться обеими руками — одной против ошибающихся, другой — делать уступки.
...
Ревизионисты отступили вследствие борьбы, которая развернулась на совещании против оппортунистических взглядов на обсуждавшиеся проблемы. В результате, московская Декларация 1957 г. получилась вообще хорошим документом.
Ревизионизм, правый оппортунизм, был определен совещанием как главная опасность для международного коммунистического и рабочего движения.
Югославов это взбесило. Они еще до этого имели длительные споры с представителями Хрущева особенно относительно этого положения .
— Чего вы беспокоитесь? — утешали их хрущевцы. — Вас нигде не упоминают. Мы будем говорить о ревизионизме вообще, ни на кого не ссылаясь.
— Да, — отвечали им югославы, — но посмотрите на статьи Энвера Ходжа, которые вы помещаете и в «Правде»! Когда говорит против ревизионизма, Энвер Ходжа имеет в виду нас и называет нас по имени. Но и тогда, когда нас не называют по имени, все нас имеют в виду, поэтому мы не примем участия в совещании и не подпишем декларацию партий социалистических стран.
И они не подписали эту декларацию. Мао Цзэдун выразил свое глубокое сожаление:
— Они, — сказал он, — не подпишут декларацию 12 партий. Как правило, должно быть 13 стран, но югославские товарищи отказались. Нам нечего заставлять их. Они не подпишут ее. Я говорю, что они через 10 лет подпишут декларацию.  (Мао ошибся только в сроке. Не через 10 лет, а через 20 лет в Пекине с югославами действительно была подписана «декларация». Маоисты подписали свое преклонение перед Тито. (Примечание автора.))

http://maksim-kot.livejournal.com/786561.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Книга: «Очерки истории Коммунистической партии Литвы»

Март 31st, 2015

По Латвии бы ещё такую книгу откопать 🙂

Оригинал взят у a_dyukov в "Очерки истории Коммунистической партии Литвы"

Дорогие друзья, давайте пораспространяем запретную литературу.

По приведенной ниже ссылке можно безвозмездно, то есть даром скачать второй том "Очерков истории Коммунистической партии Литвы" - издания, в Литве запрещенного и изъятого из всех библиотек.

До сих пор книга в сеть не выкладывалась. Распространение приветствуется.

Очерки истории Коммунистической партии Литвы / Пер. с литовского. Вильнюс: Минтис, 1980. Т. 2: 1920 - 1940. 736. 24 л. илл. 4000 экз.

Скачать (290Мб).

http://maksim-kot.livejournal.com/478593.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Вышла в свет долгожданная книга Николая Владимирович Сомина «Православный социализм как русская идея

Март 14th, 2015

Заказать книгу можно обратившись к агентам газеты "Суть времени" в вашем регионе: http://gazeta.eot.su/agents
Первый тираж в 1000экз. будет допечатываться в зависимости от полученных заявок.

"Как бы не старались отцы, радеющие за частную собственность, народ, простой православный народ, да и абсолютное большинство клира видят в капитализме только зло и ничего более.
        Следовательно, наш путь – социализм. Жизнь по законам любви, справедливости и братства, как завещал нам Господь Бог наш Иисус Христос." - говориться в статье - презентации книги.

И еще одно небольшое пояснение по содержанию книги:

"Большевики совершенно не понимали, что подлинная победа над собственнической ментальностью возможна только через глубочайшее покаяние и подлинный душевный переворот" (С. 109). Сей труд представляет собой растянувшиеся в полтысячи страниц поиски ответа на вопрос, каким должно быть христианское общество и какой в связи с этим вскоре должна стать наша страна. Николаем Соминым рассматриваются различные аспекты православного социализма (доктрины, совмещающей православную идеологию с социалистической экономикой), а также их соответствие Священному Писанию и взглядам православных мыслителей. Из содерж.: Христианский социализм: осмысление понятия; Глубинный выбор (заметки по психологии собственности); Оправдание справедливости; Уранополитизм и капиталофилия; Святые отцы – о праве собственности; Политэкономия Апокалипсиса; Католическая социальная доктрина: спуск в преисподнюю?; Три парадигмы имущественной христианской этики и судьбы России; Институт частной собственности: что говорит Евангелие?; Государство иезуитов в Парагвае; "По грехам нашим": О причинах гонений на Церковь в XX веке и др.

Сама презентация книги и ее автора, Николая Владимирович Сомина находится по этой ссылке:

http://gregonavt.livejournal.com/14839.html

До встречи в СССР 2.0!

http://arhiseva.livejournal.com/60946.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...