Моя Европа

Январь 4th, 2018

На новогодних праздниках прочитал достаточно интересные мемуары британского разведчика Брюса Локкарта, который был связан с так называемым "делом послов" и "заговором Локкарта", который был разоблачен советскими чекистами.
Сам Локкарт до конца отрицал свою причастность к покушению на Ленина и организации заговора. В Советской России он был объявлен вне закона, а его действия связанные с попытками физической ликвидации большевистских вождей (в первую очередь Урицкого и Ленина) сыграли немаловажную роль в принятии декрета о Красном Терроре.
В своей книге, изданной в 1952 году, Локкарт расказывают про свою работу в различных странах, в том числе и в России. Естественно, он в ряде моментов себя выгораживает, но тем не менее, его мемуары содержат в себе немало интересных наблюдений. Естественно, стоит делать поправку на то, что все написанное вышло из под пера кадрового агента британской разведки, который в условиях Холодной войны, писал свои мемуары с подчеркнуто антисоветских позиций.
(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Лев Городецкий. «Пульса ди-нура Осипа Мандельштама: последний террорист БО» (2018)

Декабрь 23rd, 2017

Городецкий Л.Р. Пульса ди-нура Осипа Мандельштама: последний террорист БО. М.: Таргум, 2018. – 160 с. ISBN 978-5-9903304-2-9.

В книге делается попытка понять поразительное событие московской зимы 1933/34 – создание и распространение О. Мандельштамом резкого антисталинского текста, т. н. Эпиграммы. Прослеживается «эсеровский» и «еврейский традиционный» генезис этой самоубийственной атаки на всесильного советского императора. Подробно аргументируется гипотеза: текст Эпиграммы доставила в ОГПУ, в числе прочих осведомителей, «мастерица виноватых взоров» М. Петровых, возлюбленная поэта, сотрудничавшая с «органами». Предпринимается попытка лингвистического анализа тёмных мест в тексте Эпиграммы. В частности, рассматривается «самиздатская» версия последней строки: «И раскосая грудь осетина» – ошибка ли это машинописного самиздата или почему-то не отмеченный исследователями авторский вариант?

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Осмысление феномена военного поколения

Февраль 17th, 2017

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Воспитатели чертовы…

Февраль 7th, 2017

Нам идолопоклонники не нужны

Выдержки из очерков профессора Мочалова, которые он храни в личном архиве.
Записи представляют из себя впечатления Мочалова о встрече Сталина с идеологами, где обсуждался выпуск различных книг и различные аспекты идеологической работы.

О беседе товарища Сталина с идеологами.
(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Книга

Октябрь 26th, 2016

slavin

Б.Ф.Славин. Ленин против Сталина. Последний бой революционера.

2014

Сразу хочу попросить некоторых нервных товарищей не указывать мне, что надо и что не надо сканировать и размещать в Сети. Я человек взрослый.

История взаимоотношений Ленина и Сталина, на мой взгляд, очень сильно запутана, иногда откровенно фальсифицирована, иногда мифологизирована. В том числе и тов. Троцким.

В последнее время импер-сталинисты очень стараются.

В этой книге профессор Борис Федорович Славин представляет, на мой взгляд, левосоциалдемократическую трактовку этих отношений.

Считаю полезным ознакомиться и с ней, тем более что профессор Славин, в отличие от многих деятелей советской идеологии, ни до, ни после 1991 года, своих убеждений не менял, за что я его лично очень уважаю, при всей разнице наших убеждений.

Книга размещена с любезного разрешения автора.

http://kommari.livejournal.com/2985750.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

«СТАЛИН ПОИНТЕРЕСОВАЛСЯ ПОЛОЖЕНИЕМ ЛАТВИИ».

Октябрь 23rd, 2016

О том где взять книгу упоминал тут 🙂

Николай Кабанов Латвия
http://imhoclub.lv/ru/material/stalin_pointeresovalsja_polozheniem_latvii

«СТАЛИН ПОИНТЕРЕСОВАЛСЯ ПОЛОЖЕНИЕМ ЛАТВИИ»

Вышел в свет сборник исторических документов «Миссия в Москве. Донесения латвийских дипломатов из СССР, 1935-1937 гг.: Документы и материалы», составленный Николаем Кабановым, под редакцией В.В.Симиндея. Это 392-страничное иллюстрированное издание подготовлено Фондом «Историческая память» при участии Российской ассоциации прибалтийских исследований (РАПИ).

      

Интересующиеся историей внешней политики и международных отношений предвоенного периода смогут окунуться в увлекательные хитросплетения мировой дипломатии под углом зрения латвийских посланников в одной из мировых дипломатических столиц той эпохи — Москве.

В 106 рассекреченных документах (из которых 105 публикуются впервые) есть многое: и высокомерная патетика в антисоветских тонах, и меткие наблюдения, и бесполезные слухи, циркулировавшие в дипломатическом корпусе, и сбывшиеся спустя годы пророчества, и даже немного бытовых нюансов «дипломатической кухни». Однако особое внимание привлекает отражение в переписке нараставших угроз большой войны в Европе и на Дальнем Востоке, изменений во внутренней политике СССР, усиливавшихся под угрозой нападения извне, обострения советско-финляндских отношений на фоне подготовительной работы Германии к агрессии, а также нацистских махинаций в Прибалтике.

Автор-составитель — Николай Кабанов, ранее выпустивший книги «Цена независимости» (2006), «Секреты Советской Латвии. Из архивов ЦК КПЛ» (2013), «Секреты латвийской дипломатии» (2015), «Латыш при дворе Сталина» (2016). А редактор издания — руководитель исследовательских программ Фонда «Историческая память» Владимир Симиндей, автор книги-справочника «Историческая политика Латвии: Материалы к изучению» (2013), монографии «Огнем, штыком и лестью. Мировые войны и их националистическая интерпретация в Прибалтике» (2015) и более тридцати научных статей по истории Латвии, Литвы и Эстонии в ХХ веке.

*  *  *

 

N 79.

1937 г., июнь, Москва.

— Отчет о пребывании министра иностранных дел В. Мунтерса в Советском Союзе в период с 15 по 23 июня 1937 года

Секретно.

26 апреля с. г. газеты Сов. Союза кратко отметили, что 15 июня с. г. в Москву прибудет с визитом министр иностранных дел В. Мунтерс. Эта новость была услышана всем дипломатическим корпусом. Шефы миссий, у которых была возможность отправиться в отпуск, поспешили ее использовать, чтобы своевременно вернуться и участвовать в торжествах. Настроение, царившее в правящих кругах, в связи с осуждением высших армейских офицеров и широкими арестами, было подавленным: момент пребывания казался невыгодным. Эти обстоятельства подчеркивали не раз члены дипломатического корпуса. С другой стороны, визита министра дипломатический корпус ждал, ибо была возможность на приемах встретиться и познакомиться с министром иностранных дел Латвии и членом Совета Лиги Наций.

14 июня.

В 15:50 час. министр иностранных дел Мунтерс с супругой, последовав приглашению комиссара иностранных дел Сов. Союза Литвинова, в сопровождении руководителя юридического отдела министерства Кампе, руководителя Восточного отдела Фрейманиса и полпреда Сов. Союза в Латвии Бродовского, выехали салон-вагоном в Москву. Среди спутников был также сотрудник Jaunākās Ziņas А. Аренштамс. Представитель газеты Brīvā Zeme Страутманис уже выехал днем ранее, чтобы встретить господина министра в Москве. Еще рукопожатия со многими провожающими — работниками полпредства Сов. Союза, чиновниками министерства, среди которых заметен посол Литвы Вилейтис, посол в Скандинавских государствах В. Салнайс с супругой, еще добрые пожелания господину министру в дальнюю дорогу, и поезд отправился в направлении границы Сов. Союза.

В 10:00 час. на советской пограничной станции Бигосово гостей встретил начальник пограничного округа Шашов и помощник шефа протокола комиссариата иностранных дел Волк. Станцию украшали флаги Латвии и Сов. Союза, почетный караул — пограничники. Сопровождаемые работником комиссариата иностранных дел Волком, гости в русском салон-вагоне отправились в Москву.

15 июня.

В Москве министра иностранных дел встретили гостеприимно. Белорусский вокзал украшен флагами Латвии и Сов. Союза; по обеим сторонам перрона железнодорожники в белых мундирах. После 14:00 час. на станцию прибыли первые встречающие: посол Коциньш с супругой и сотрудниками посольства, быв. военный представитель полк.-лейт. Леиньш с супругой, новый военный представитель полк.-лейт. Залитис, генеральный консул в Ленинграде Павасарс. Явились также посол Литвы Балтрушайтис и посол Эстонии Траксмаа с супругой и сотрудниками посольства. Был виден заместитель комиссара иностранных дел Потемкин, директор I Западного департамента Фехнер, шеф протокола Барков, комендант города Лукин и другие. Незадолго до прихода поезда на вокзал прибыл Литвинов с супругой. Прибытие госпожи Литвиновой действительно составило всем большой сюрприз. Еще за несколько дней до прибытия господина министра у меня был разговор с шефом протокола Барковым, который высказал опасения, кто сможет исполнять обязанности хозяйки дома во время приема при комиссаре иностранных дел, ибо госпожи Литвиновой нет в Москве, а госпожа Потемкина больна. Ожидая прибытия поезда, который, как обычно, запаздывал, госпожа Литвинова мне сказала, что она только что после 10-часового полета прибыла в Москву и устала. В последующие дни выяснилось, что она была вызвана из Свердловска и, кажется, будет также реабилитирована.

В 15:15 час. медленно подошел поезд. Ожидающие приветствовали гостей; алые розы преподнес госпоже Мунтерс Литвинов, супруги посла Коциньша и Траксмаа. Чиновники надзирающих учреждений предпринимали все возможные шаги, ограничив движение, и гости, сопровождаемые взглядами сотен любопытных глаз, быстро достигли миссии. Не менее обрадован прибытием господина министра был остальной персонал миссии, который ожидал его в миссии, преподнеся цветы. В связи с опозданием поезда официальный визит министра иностранных дел к Литвинову был перенесен на 17:00 час.; министр нанесет визиты также заместителям комиссара иностранных дел Стомонякову и Потемкину.

В 20:00 час. министр с супругой, посол Коциньш с супругой, секретарь Хаманс с супругой, военный представитель Залитис, Кампе и Фрейманис участвовали в устроенном комиссаром иностранных дел Литвиновым ужине в доме быв. миллионера Рябушинского на Спиридоновке. В ужине участвовали: Литвинов с супругой, комиссар финансов Гринько, комиссар почты и телеграфа Халепский, комиссар народного здравоохранения Каминский, заместитель военного комиссара маршал Егоров, заместители комиссара иностранных дел Потемкин и Стомоняков, зам. комиссара внешней торговли Фридрихсон с супругами и полпред в Латвии Бродовский. На ужине Литвинов с господином министром обменялись речами. После ужина тут же прошел большой прием, с участием дипломатического корпуса, высших офицеров армии и членов правительства — общим числом около 200 лиц. Из дипломатического корпуса прибыли все те послы и посланники, которые в настоящее время находятся в Москве. Не явился маршал Ворошилов. В связи с осуждением офицеров и арестами на приеме царило удрученное настроение. Долгое ожидание приглашения к столу это подавленное ощущение еще более усилило. Новый начальник штаба армии Шапошников стоял в одиночестве, прислонившись к стене. Наибольшее оживление наблюдалось возле министра иностранных дел господина Мунтерса, которому каждый хотел быть представлен. Около 2:00 час. гости стали расходиться.

16 июня.

В 11:00 час. у министра была часовая беседа с Литвиновым — в комиссариате иностранных дел.

В 12:00 час. министр с супругой, посланник Коциньш с супругой, сотрудники миссии и представители прессы Аренштамс и Страутманис осмотрели Кремль. Хранящиеся большие богатства Оружейной палаты, исторические драгоценности, символы власти бывших царей — скипетры, троны, подарки, одежда церковников и т. д. оставили импозантное впечатление.

В 13:00 час. министра Мунтерса и посланника Коциньша принял на аудиенции президент Сов. Союза Калинин; присутствовал полпред в Латвии Бродовский. Седой, бывший рабочий Ревельской фабрики, оставил впечатление болезненного человека: недавняя глазная операция, кажется, ослабила его силу зрения. Разговор велся вокруг положения Латвии, земельной реформы, немецкого влияния и других менее интересных вопросов. Свои официальные обязанности он исполнял без особого интереса. В 13:30 час. министра и посла принял на аудиенции глава правительства Сов. Союза Молотов. В противоположность Калинину он человек с ясной головой и острым восприятием. Министр Мунтерс начал разговор с углубления хозяйственных связей. Обсудили вопрос, какие товары Сов. Союз мог бы импортировать из Латвии. В переговорах участвовал также Литвинов, прибывший во время беседы. Молотов высказался, что надо бы найти возможность увеличения импорта Сов. Союза из Латвии. С глубоким интересом Молотов описывал строительные работы Сов. Союза, рост урожая, преимущества коллективного хозяйства, значение тракторов и сельскохозяйственных машин. Признал, что именно на фронте земледелия еще много незаконченных работ.

Затронув, по предложению Литвинова, отношения Латвии и Сов. России и международное положение, Молотов высказался, что ему не ясно наше понимание «нейтралитета». Настрой Германии есть нечто иное, как запугивание. Также и некоторые из его людей попали под воздействие. Надо отметить, что из этого, как и из других разговоров осталось впечатление, что русских обуял психический страх перед Германией. После официального визита Молотов пригласил на завтрак — в быв. царские приемные палаты. В просторных палатах собрались все члены правительства с супругами. Из миссии присутствовали также секретарь Раманс с супругой и господа Кампе и Фрейманис.

Я участвовал во многих устраивавшихся правительством торжественных приемах, но столь свободное ощущение и подъем мне довелось наблюдать впервые. В остроумных речах и тостах министра Мунтерса и народного комиссара Микояна живо участвовали все присутствующие. Когда подняли бокалы за здоровье комиссара внутренних дел Ежова, было интересно наблюдать, с каким вниманием и внешней любезностью с ним все чокались. На тост господина министра за маршала Ворошилова и Красную Армию Ворошилов ответил, подняв бокал за процветание нашей армии, а также здоровье министра генерала Балодиса и генерала Хартманиса. Как небольшой диссонанс во время завтрака надо отметить замечание Молотова о деятельности нашего консула в Ленинграде — Бисениекса. Понятно, господину министру пришлось отклонить это замечание и не согласиться с его мыслями. В завершение завтрака Молотов держал речь, в которой вновь затронул непонятный «нейтралитет» Латвии; говорил о стремлении Германии запугать другие государства своей мнимой мощью. Под психоз германской мощи попал и маршал Тухачевский, который вместе со своими единомышленниками получил заслуженную кару.

Ему ответил министр иностранных дел, поблагодарив за сердечный прием, указав на стремление Латвии сосуществовать в мире и согласии со всеми народами; слово «нейтралитет», которое ему здесь довелось не один раз услышать, используют во время войны; в свою очередь в мирное время необходимо сотрудничество народов и государств. В отношении приемов запугивания, применяемых некоторыми государствами, он может только сказать, что «латыша никто не запугает». Это были слова в нужное время и место. По завершении речей Молотов сообщил, что вскоре прибудет на прием Сталин. Эта новость для многих была сюрпризом. По возвращении из Риги 7 июня с. г. явился к зам. директора I Западного департамента Фехнеру обсудить вопросы, связанные с поездкой министра, а также высказать желание министра встретиться со Сталиным на одном из устраиваемых правительством приемов. Как уже упоминал в своем письме господину министру, Фехнер уклонился от ответа и высказался, что лучше всего было бы этот вопрос обсудить с Литвиновым лично, по прибытии министра в Москву. Предложение было сделано, но надежды встретиться со Сталиным были малы, ибо до сих пор из членов иностранных правительств только Идену, Бенешу и Лавалю, а из дипломатического корпуса только послу Америки Буллиту, была дана возможность с ним встретиться. Незадолго перед прибытием господина министра, мне по телефону сообщил шеф протокола Барков, что желание господина министра, т. е. встреча со Сталиным, передано комиссару иностранных дел Литвинову. Очевидно, в этот момент участие Сталина в завтраке было уже решено.

За несколько минут до 16:00 час. в общий обеденный зал вошел Сталин. Обойдя всех присутствующих, он с каждым поздоровался и занял место рядом с Молотовым. Разговор продолжался по-прежнему, иногда слово вставлял и Сталин. После завтрака все поднялись, чтобы выпить кофе в соседнем зале. Сталин занял место за столиком, у которого присел министр иностранных дел Мунтерс, Литвинов, маршал Ворошилов, посланник Коциньш, Микоян и Молотов. Прочие члены правительства — полукругом возле них. Между министром иностранных дел и Сталиным произошел живой разговор. Обсуждали внутреннее положение Японии, которую Сталин не считает столь сильной, как ее обычно принимают. Далее Сталин поинтересовался положением Латвии, в особенности нашей аграрной реформой и хозяйственным положением. Затем затронул достижения Сов. России во внутренней перестройке государства. Затем тост за процветание Латвии и более чем часовой совместный разговор со Сталиным, и с тем вместе прием завершился.

Нынешний правитель Сов. Союза, который что ни день, то крепче сжимает узы диктатуры в своих руках, оставляет впечатление простого, замкнутого человека старше своих лет. Появление Сталина на приеме рассматривается ка большая сенсация и проявление особого внимания к министру иностранных дел Латвии. Было интересно читать на другой день «Правду» и «Известия», которые крупными буквами, что до сих пор было необычно, подчеркивали прием министра иностранных дел Сталиным и Молотовым.

5 октября 1939 года председателем Совнаркома и наркомом иностранных дел СССР В.М.Молотовым и министром иностранных дел ЛР В.Мунтерсом (на снимке — третий слева) был подписан Пакт о взаимопомощи между СССР и Латвийской Республикой.

После большого приема в Кремле в 18:00 час. министр иностранных дел с сопровождающими направился осмотреть московское метро. Главный директор Петришнин в специальном вагоне довез гостей до станции Киевская, наибольшего достижения в строительстве станций метро. В 22:00 час. состоялся прием в миссии; из 260 приглашенных гостей явилось около 170. Среди них Литвинов с супругой, Молотов с супругой, маршал Егоров, маршал Буденный с супругой, начальник штаба Шапошников, Микоян, Каминский, полпред Бродовский, Потемкин и многие другие ответственные работники Сов. Союза; все находящиеся в Москве послы и посланники. Долго в нашей миссии не звучали латышские песни; также наши продукты: Янов сыр и пиво нашли много поклонников. Довелось услышать ряд признательных слов за хороший вечер; не было недостатка в сердечности и душевности, на которые все обратили внимание после сравнительно стесненного настроения у Литвинова. Как нежелательное проявление надо отметить нетактичное поведение польского пресс-представителя Хачиньского. Последний позволил себе использовать телефон миссии, чтобы передать в Варшаву свои негативные наблюдения во время приема, хорошо зная, что подобное сообщение ему бы не удалось передать с другого телефона. К сожалению, многие услышали содержание этого сообщения на польском языке, среди них и полпред Бродовский. По указанному выразил протест заместителю посла Польши Янковскому.

Хотелось бы отметить также одно небольшое, но приятное наблюдение. После официального приема министр вместе с персоналом миссии и музыкантами Московского оперного симфонического оркестра, хотя и было ранее утро, еще задержался у общего стола. Один из работников оперы сказал: «Мы видели не одного министра иностранных дел, но такого демократичного министра — впервые. Сегодня это говорим мы, завтра это будут знать многие, а днем позже сотни». С латышскими народными песнями, когда солнце уже ласкало ветви деревьев сада миссии, гости разошлись, чтобы с утра продолжить дневные заботы.

17 июня.

В 10:00 час. в миссию прибыл шеф протокола Барков, чтобы отвести гостей на новый канал Москва — Волга. У шлюза № 8 министра иностранных дел ожидал Литвинов с супругой. Была продемонстрирована работа шлюзов, за 40 минут заполняющих обширное водохранилище. Следующая поездка была на осмотр московского речного порта Химки, прим. в 14 км от Москвы. Легкое и красивое здание, красочный фасад, удобства для больших и маленьких, мне кажется, надолго останутся в памяти посетителей. Далее двухчасовая поездка на кораблике по каналу. Отличная погода и гостеприимство лишь увеличивали хорошее настроение.

В 15:00 час. министр Мунтерс, посланник Коциньш, ответственные работники миссии, генеральный консул Павасарс, господа Кампе и Фрейманис были приглашены на интимный завтрак к послу Эстонии. Из дипломатического корпуса участвовали единственно посланники Литвы и Финляндии и зам. посла Польши Янковский.

В 19:30 час. гости прибыли в оперу и посмотрели постановку «Кармен». Явились также Литвинов, Потемкин и Бродовский. При проведении официальных визитов надо отметить большое внимание, которое выказал господин министр супругам Молотова и Литвинова, отправив пышные букеты. Это внимание, как мне довелось слышать с русской стороны, было воспринято очень высоко. Вечером, в сопровождении посла Коциньша, военного представителя полк.-лейт. Залитиса, Кампе и Фрейманиса, господин министр выехал на Украину. Официальные проводы были намечены после возвращения с юга, потому на вокзал прибыли только лишь Фехнер, Барков и полпред Бродовский.

В заключение впечатлений от официального пребывания, надо отметить сравнительно пространные статьи печати Сов. Союза о ходе визита министра иностранных дел, что превосходит обычный порядок. Также наша пресса, за исключением пары слишком скользких мест, которые можно было бы пропустить, описала встречи и приемы, представила исчерпывающие сведения о ходе визита. Очень сдержанными до сих пор были официальные органы печати Германии, очевидно, с целью уменьшить значение поездки. Völkischer Beobachter в номере от 18 июня с. г. отмечает, что «красный царь» Сталин перекинулся парой словечек с министром Мунтерсом. Литовский официоз Lietuvos Aidas ежедневно помещал хотя бы небольшие сообщения из Москвы.

18 июня.

Поезд шел через широкие степи и поля, мимо характерных чистых и белых малороссийских хаток, красивых садов в сердце Украины — Запорожье. Уже первые пейзажи свидетельствовали, что здесь живет чистоплотный народ, в культурном смысле стоящий выше великороссов. Об этом свидетельствовала и лучшая одежда граждан. Большое удобство езды в салон-вагоне, забота о хорошем питании и хорошее обслуживание еще раз свидетельствовали, что учреждения Сов. Союза приложили усилия, чтобы обеспечить нашему министру иностранных дел хорошую поездку. В то же самое время проводники уклонялись от показа теневых сторон жизни, хотя бы плохо устроенных отхожих мест.

19 июня.

День начался с поездки на Днепрогэс, обширный промышленный район, центром тяжести которого является большая и современная электростанция. Пояснения гостям давал инженер Михеенко, хороший знаток местных условий и один из руководителей строительства электростанции. Не безынтересны предоставленные инж. Михеенко сведения: Первый проект постройки плотины на Днепре предложила Екатерина II, предусмотрев канал через плотину, что было проведено в жизнь, но не было работоспособным. Несколькими десятилетиями позже были спроектированы каналы через степь вокруг плотины, но в силу взаимных споров помещиков из-за земли, проект не был реализован. Регулирование Сов. Союзом реки Днепр проведено по 21 проекту. В настоящее время действуют 7 турбин, из коих 5 поставлены американцами, а 2 русскими; в работе еще 2 турбины. Каждая турбина производит 6200 киловатт электроэнергии, а все вместе около 800 000 киловатт. Производство одного киловатта электричества обходится в полкопейки. Станция дает энергию на расстоянии 200 км и обслуживает многие предприятия. В сельском хозяйстве дает 3000 пунктам, т. е. 5% от всей произведенной энергии. При осмотре самой электростанции, было интересно констатировать ничтожное количество обслуги, только 18 тех. работников. С устройством электростанции создано новое водохранилище, поглотившее высокие скалы. Для полного строительства Днепровской речной системы предусматривается всего 5 больших электростанций.

После осмотра Днепрогэс гости отправились в близлежащий совхоз — государственное хозяйство. Фермой руководит агр. жид Абрамович. Площадь фермы 3000 га; из которых 250 га садов, 60 га плантаций винограда. Главная задача фермы: выращивание овощей и фруктов. Осмотр совхоза ничего позитивного не дал. Если наблюдения за промышленностью оставляли длительное впечатление, что в сельском хозяйстве не видели ничего такого, что свидетельствовало бы о достижении государственным хозяйством хотя бы каких-то внешних успехов. При возвращении в город дорога пролегала через историческую Запорожскую сечь. Показывали на место, где, по утверждению историков, когда-то казаки писали знаменитую грамоту турецкому султану, что было столь впечатляюще и красочно описано в труде русского писателя Гоголя «Тарас Бульба». Следующий объект осмотра — алюминиевый комбинат. Согласно пояснениям директора предприятия, это один из крупнейших производителей алюминия в мире, ибо количество получаемого алюминия превосходит общее число алюминия, производимого Францией и Англией. Количество занятых рабочих — 10 000. Учитывая тяжелые условия труда, работают 5 дней, 6 — отдых; в день рабочие заняты по 6 часов. Получатели: авиация (около 60—80%), автомобильная и кабельная промышленности и т. д. За границу произведенный металл не вывозят, но и не ввозят. Комбинат возвели французские инженеры; ныне иностранцы на предприятии не работают около 2 лет. В 1935 г. произведено — 20 000 т; в 1937 г. предусмотрено произвести 40 000 т алюминия. Затем осмотр клуба технических работников комбината, который действительно устроен образцово, и гости отправились в находящийся в 40 км колхоз — коллективное хозяйство.

Дорога сравнительно плохая, но хорошая погода и красивые окрестности заставляли забыть это обычное явление в Сов. Союзе. Через широкие степи Украины, мимо единственной полуразрушенной церкви, на месте которой будет воздвигнут храм знаний, наш автокараван достиг конечной цели — здания правления коллективного хозяйства имени Кирова, у которого нас ожидала кучка местных ответственных работников. Пред.колхоза дал подробные разъяснения о хозяйстве. Сколько правды в приведенных им цифрах — выяснить трудно. Коллективное хозяйство основано в 1929 г., объединив 780 хозяйств на 8000 га земельной площади; заняты 580 работников, из них 120 женщин. В составе живого инвентаря хозяйства: 170 голов крупного рогатого скота (45 дойных коров), 470 свиней, 160 лошадей, 100 коней. У 25 хозяйств имеется по одной корове и овце в личной собственности. В коллективном хозяйстве имеется фруктовый сад в 40 га, огород в 360 га и 42 га рисовых плантаций. В 1935 г. хозяйство имело доход 1,3 миллиона рублей. Трудодни работникам после полного расчета составили: 3,80 коп. деньгами, 2 кг ржи или пшеницы, 300 г риса, 2 кг картофеля, а овощей по надобности. После осмотра небольших бурых коров коллективного хозяйства, только что законченного коровника, которым ответственные работники коллектива были безгранично горды, но который можно найти в каком-нибудь нашем среднем хозяйстве, искусственного полива фруктового сада и огорода и других благосустройств коллектива, мне показалось, что у всех создалось впечатление, что в этом направлении Сов. Союзу еще много нужно работать, чтобы достичь хотя бы средних результатов. Хороший латышский хозяин на этом клочке богатой земли, при дешевой рабочей силе, технических усовершенствованиях, со своей энергией, работоспособностью и знаниями мог бы творить чудеса. Хорошее впечатление оставил украинский жилой дом: чистый, потолки комнат увешаны травами, кровати с чистыми покрывалами и многими подушками, пара сравнительно неплохих предметов утвари. Когда в этом коллективе наступила теплая украинская ночь, любезные хозяева попросили посетить общий ужин. На столе хлеб, мясо, масло, огурцы, помидоры и чай со вкусным медом. Как малые дети, руководители коллективного хозяйства радовались своим достижениям. Совершенно понятна эта гордость, когда без технически подготовленных сельскохозяйственных кадров, только лишь на здравом рассудке, люди хозяйствуют на просторных и богатых земельных площадях и добиваются каких-то успехов.

При возвращении из колхоза пришлось ехать вместе с сотрудницей одной местной газеты, работающей над научным трудом о коллективном хозяйстве. Мне кажется, что у последней после разговора с господином министром осталось иное впечатление о Латвии, ее порядках и жизни. Было интересно оценить, сколь мало эти люди знают о загранице. Также и во втором автомобиле, где ехали сопровождающие господина министра, был не менее интересный разговор, который завел наш шофер-русский о нынешних событиях в Сов. Союзе. «Мы рассчитаемся со всеми, как с быв. маршалом Тухачевским, который хотел продать нашу родину. И со Сталиным тоже, если это будет надо…» Благодаря быстрому темпу работы, вся предусмотренная на Украине программа была выполнена за один день, поэтому договорились съездить в Харьков, чтобы осмотреть этот новый промышленный центр.

20 июня.

Ранним утром на Харьковском вокзале гостей встречал руководитель секции Интуриста и местный представитель комиссариата иностранных дел — латыш Некунде. На месте была разработана программа дня. Первым следовал осмотр города. С крыши 12-этажного Дома государственной промышленности открывается широкий вид на богатый зеленью город и многие современные здания; созданы новые городские промышленные районы, новые площади, новые улицы. До войны в городе насчитывалось 200 000 жителей, сейчас их число выросло до 1 миллиона. Можно видеть, что украинцы приложили много рабочих рук к возведению быв. столицы. Осмотрели также институт физ. культ. «Динамо», на площадке которого воспитанники I и II курсов готовились к большим спортивным праздникам в Киеве и Москве. Хорошо устроен современный стадион на 15 000 зрителей. Латыш Некунде, из Улброкской волости, рассказал, что в Харькове живет около 1500 латышей, из которых на одном промышленном предприятии работает 320. У латышей есть свой клуб, который, к сожалению, из-за позднего времени не удалось осмотреть.

Следующая цель поездки — тракторная фабрика, на которой трудятся около 9000 рабочих, из них 3700 женщин. Согласно пояснению директора, она возведена по проектам иностранных инженеров в период 29—31-го годов и обошлась в 160 миллионов рублей. На предприятии есть металлургический, тракторный, моторный и инструментальный цеха, своя литейка и учебный комбинат для инженеров, техников и квалифицированных рабочих. У фабрики есть детский сад — на 650 детей, больница, жилые дома рабочих, детские ясли. Предприятие сейчас перестраивается, дабы перейти на производство гусеничных тракторов. После реконструкции предприятие намеревается в год выпускать 20 000 тракторов. Как известно, Turība уже заказала у этой фабрики несколько десятков тракторов для наших нужд. По дороге осмотрели новый рабочий театр; и здесь украинцы показали себя с хорошей стороны.

Последней остановкой в пути была Трудовая коммуна имени Ф. Дзержинского, где малолетние бродяги и преступники, в количестве около 900 и в возрасте 12—18 лет, занимались производством фотоаппарата Leica. Цель коммуны — воспитывать из дефективных детей полезных членов общества. Согласно пояснениям директора, жида Бермана, коммуна по предложению быв. руководителя ГПУ Дзержинского была основана в 1927 г. Первые средства собраны из отчислений зарплат сотрудников ГПУ. Дети — 250 девочек и 650 мальчиков, заняты изготовлением электромоторов, пылесосов и фотоаппаратов «ФЭД». Годовой бюджет 30 млн. рублей. Коммуна сейчас работает со своими средствами, без государственного пособия. Попадая в коммуну, дети проходят 3 стадии воспитания: отбытие наказания, зачисление в кандидаты и прием в члены коммуны. Рабочее время для воспитанников до 16 лет — 4 часа в день; c 16 до 18 л. — 6 часов в день. Работа идет в порядке соревнования. Содержание воспитанников обходится предприятию в 250 рублей в месяц. Из зарплаты воспитанника 65% остается коммуне — остальное забирают воспитанники. Смотря по работоспособности, воспитанники получают 180—500 рублей в месяц. Все воспитанники разделены по 30 бригадам, во главе которых находятся бригадиры. Ранее существовали самоуправление и конфликтная комиссия — сейчас они ликвидированы. На мой вопрос, по какой причине выборный порядок ликвидирован, директор ответил: «В общем, сейчас Сов. Союз переходит на единоличное руководство». При коммуне существует около 20 различных музыкальных, спортивных и литературных кружков, школа и рабочий факультет. При осмотре коммуны была возможность поговорить с одним оплачиваемым квалифицированным рабочим — латышом Калниньшем. По его словам, в Латвии живут его брат и сестры.

21 июня.

Еще раннее утро, но на Московский вокзал встретить господина министра прибыли Барков и Фехнер. До поездки в Ленинград в распоряжении гостей целый день, который полностью загружен. В 15:00 час. господин министр и руководитель юридического отдела Кампе прибыли в комиссариат иностранных дел, где министр иностранных дел и Потемкин подписали протокол об изменении ст. 2 и 4 Хозяйственного соглашения 1933 г. Особенно последнее вызвало большой интерес в дипломатическом корпусе. Подозрения также увеличило участие руководителя юридического отдела господина Кампе. По полудни комиссар иностранных дел Литвинов пригласил господина министра с супругой на свою дачу на чашку чая; из остальных участвовал посол Коциньш с супругой. Чтобы отвезти гостей на дачу, в миссию прибыл шеф протокола Барков, привезший супруге министра, господам Кампе и Фрейманису и их супругам ценные подарки. Не был забыт и господин министр, которому гостинец прислали прямо в салон-вагон. Интимный послеобеденный чай только лишний раз показал то большое внимание, которое оказал Литвинов с супругой нашему министру иностранных дел.

Вечером перед отъездом министр Мунтерс с сопровождающими были приглашены посмотреть постановку под открытым небом «Бахчисарайского фонтана» в Парке культуры. Только те, кто знал эту мусорную свалку еще в царское время, могут без предубеждений оценить отличный Парк культуры, созданный в течение десяти лет. Это труд, который нельзя не оценить позитивно. Из Парка культуры гости направились прямо на Ленинградский вокзал, украшенный флагами Латвии и Сов. Союза. Один за другим прибыли провожающие: Литвинов с супругой, Потемкин, посланники Эстонии и Литвы, все работники нашей миссии, представители комиссариата иностранных дел и прочие. Последнее прощание, благодарность за радушный прием, цветы супруге министра от Литвинова, супругам Коциньша и Траксмаа, и «Красная стрела» понесла гостей в Ленинград.

Поведя черту под приемом господина министра и не затрагивая результаты, полученные на политических переговорах, можно сделать следующие выводы:

— Прием, по сравнению с приемом министров иностранных дел других заграничных государств, был неизмеримо торжественней.

— Прибытие супруги Литвинова в Москву было неожиданностью и вместе с тем проявлением внимания к супруге министра. Это было также хорошим уроком нашей прессе — воздержаться от помещения непроверенных сведений, особенно во время визита нашего господина министра.

— Прием у Сталина был сенсацией и не столь для дипломатического корпуса, сколь для самих русских, ибо после изложения этого события в газетах их лица были более любезными, нежели обычно. Немного таких иностранцев, у которых была возможность встретиться со Сталиным.

— Обычное присвоение почетных знаков другого государства в данном случае заменили ценные подарки, что превзошло даже привычное русское гостеприимство. Но так они могли реваншировать за красивые цветы, которые послал господин министр супругам Молотова и Литвинова, что опять же обычно не делается другими министрами иностранных дел.

— Пребывание господина министра лишний раз подчеркнуло хорошие отношения нашего государства с большим восточным соседом, на что правительство Сов. Союза ответило вниманием и гостеприимством.

Ф. Коциньш, посланник в СССР.

ГИАЛ. Ф. 293. Оп. 1. Д. 498. Л. 194—200.
Копия. Машинопись. Лат. яз.

http://imhoclub.lv/ru/material/stalin_pointeresovalsja_polozheniem_latvii

http://maksim-kot.livejournal.com/974220.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

«Был ли Сталин необходим? Я доказываю, что нет»

Октябрь 11th, 2016

В прошлом году в издательстве Corpus вышла книга историка Олега Хлевнюка «Сталин. Жизнь одного вождя». Петр Фаворов попытался выяснить у автора, каково это — писать популярную биографию злодея и чем объяснить нынешнюю популярность генералиссимуса.

Подробнее

http://beloedelo-spb.livejournal.com/1066815.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Дружинин, Идеология и филология

Июль 8th, 2016

Просмотрела тут этот знаменитый уже двухтомник. Читать сейчас времени нет, по понятным причинам, да и в библиотеке его кто-то заказал, так что сдать придётся.
Странно как-то это всё. Объём и качество работы впечатляют, просто количество изученных источников, труднодоступных – уже почти невообразимо.
Но вот что раздражает – это тон. Вроде как подзаголовок – «документальное исследование». А от документального исследования ожидаешь нейтральности (тем более, как это ни банально, факты сами за себя говорят). Однако с первых же страниц начинается сплошное дотянулсяпроклятыйСталин. Тиран, репрессии, миллиард расстреляных, ужасужасужас...
Ну и вот вопрос – зачем? Те, кто эту книгу будут читать, мнение о Сталине уже точно для себя сформировали.
Ну и да, умилило, конечно, про дух записок Ольги Михайловны Фрейденберг, который «во многом определил тональность настоящей работы» (стр. 14). Радует, конечно, что он Фрейденберг цитирует – я вот не знаю, доживу ли когда-нибудь до того момента, когда её записки опубликуют (или хотя бы откроют доступ к ним на сайте)? Как-то уже в это не верится. Но почему именно дух её записок – непонятно.

Если честно, не знаю, смогу ли в результате оба тома осилить, хотя тема мне и интересна, ибо если кровавого сталина и дальше будет много, не смогу через такое продраться.
Создаётся впечатление, что сейчас в определённых кругах, пиша на некоторые темы и для определённой публики, надо так же ругать Сталина, как ещё каких-нибудь 25-30 лет назад надо было непременно Ленина и прочих марксов-энгельсов цитировать. Типа, без этого книжку не напечатают.

А ещё радуют фирменные «НЛО»шные опечатки. Неужели нельзя нанять грамотных корректоров?

http://vigilina.livejournal.com/847213.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Как у старушки, потерявшей сына на войне, самовар конфисковали…

Май 6th, 2016

ТАКАЯ ВОЙНА        Василий Белов


Ваню — сына Дарьи Румянцевой — убило на фронте в 42-м г., а бумага с печатью и непонятной, но уж больно подозрительной подписью (один крючок с петелькой) приходит больше чем через год. И решает Дарья, что бумага фальшивая, подделанная каким-то недобрым человеком.

Когда через деревню проезжают цыгане, Дарья каждый раз ходит гадать на Ваню. И каждый раз карты раскидываются как нельзя лучше. Получается — жив он. И Дарья терпеливо ждёт конца войны.

К ночи, зимой и осенью, она уходит на конюшню стеречь лошадей и там все думает про сына Ивана. С рассветом возвращается, волоча по пути какую-нибудь ломину, брошенный колышек либо гнилую тесину — без дров зимой не проживёшь. Избу она топит через день, а картошку выдумывает варить в самоваре: и проще и выгоднее, да и кипяток для питья выходит вроде бы чем-то позанятнее.

Дарья ещё не вышла из возраста, и с неё берут полный налог: яйца, мясо, шерсть, картошку. И все она уже сдала, кое-что прикупив, иногда заменив одно другим, и только по мясу числится за ней недоимка да денежный налог весь целёхонький, не говоря уж о страховке, займе и самообложении. По этим статьям у неё и за прошлый сорок второй год не выплачено. А тут Пашка Неуступов, по прозвищу Куверик, по здоровью не взятый в армию Ванин одногодок, приносит Дарье новые обязательства. И требует «с государством рассчитываться».

Голод в народе начинается как-то незаметно, понемногу, и никто не всплёскивает руками, когда в колхозе от истощения умирает первая старуха. А двери теперь почти не закрываются от великого изобилия нищих. Вскоре становится совсем нечего есть. Бабы ходят в дальний, ещё хлебный колхоз — менять одежду на зерно и картошку. У Дарьи есть хороший полушерстяной Иванов костюм. Иван купил его за три недели до войны, не успел и поносить вдоволь. Когда Дарье становится невмоготу и начинает больно болеть сердце, она выносит костюм из сенника и ловит далёкий, уже забиваемый затхлостью сундука Ванюшин запах. Раз, вывернув карманы, видит копеечку и махорочную пыльцу и потом долго сидит, разволнованная, с облегчающими слезами. А копеечку прячет в сахарницу.

На Первое мая сельский дедко, сивый бухтинник Миша, покупает ее единственную оставшуюся живность — козу. Половину цены Дарья берет деньгами (и тут же отдаёт их финагенту), половину — картошкой. И делит картошку тоже пополам: корзину на питание, корзину на семена. Но чтобы не умереть, приходится варить в самоваре и эту семенную картошку. Наконец Дарья решается: идёт с бабами, выменивает Иванов костюм на полмешка картошки и обрезками сажает полторы гряды. А корзиной оставшихся обрезанных картофелин питается до самой Казанской.

Наступает лето. Дарья каждый день ходит с бабами косить, а на привалах греет на солнышке опухшие ноги. Ее все время тянет в сон, кружится голова и тонко, по-угарному звенит в ушах. Дома Дарья разговаривает с самоваром, как раньше разговаривала с козой или с подпольной мышкой (мышка в ее избе теперь не живёт).

И вдруг к Дарье снова приходит Пашка Куверик и требует заплатить деньги. Одна ты, говорит, во всей деревне злоупорничаешь. Больше Пашка ждать не намерен: придётся, видно, принимать меры. Деловито оглядев избу, он начинает описывать имущество, потом уносит то, что находит ценным, — два фунта шерсти и самовар. Дарья, плача, умоляет оставить ей самовар: «Век буду Бога за тебя молить, Пашенька», но Кувери и слушать не хочет.

Без самовара в избе становится совсем неприютно и пусто. Дарья плачет, но и слезы в глазах кончаются. Она грызёт мягкую, изросшую в земле картофелину, ещё одну. Лёжа на печи, Дарья пытается отделить явь от сна и никак не может. Далёкие громы кажутся ей шумом широкой, идущей двумя полосами войны. Война представляется Дарье в виде двух бесконечных рядов солдат с ружьями, и эти солдаты поочерёдно стреляют друг в друга. А Иван — на горушке, и у него почему-то нет ружья. Дарья мучительно хочет окрикнуть его, чтобы он поскорее взял ружье, но крика не получается. Она бежит к сыну, да ноги не слушаются и что-то тяжёлое, всесильное мешает ей. А ряды солдат все дальше и дальше...

На третий или четвёртый день Сурганиха видит в магазине выставленный на прилавке Дарьин самовар. «Бес этот Куверик, — думает Сурганиха, — самовар отнял у старухи». На покосе она рассказывает о самоваре бабам, выясняется, что Дарья уже третий день не выходит в поле. Бабы со всей деревни собирают кто сколько может и, выкупив самовар, довольные, идут к Дарьиной избе, да только хозяйки в ней нет. «Видно, сердешная, по миру ушла», — говорит Сурганиха.

За лето через деревню идут сотни нищих: стариков, детей, старушек. Но Дарью никто не видел, и домой она не возвращается. И только зимой до деревни доходит слух, что километрах в десяти отсюда, в сеновале на лесной пустоши, нашли какую-то мёртвую старуху. Кусочки в ее корзине уже высохли, и одежда на ней была летняя. Бабы единогласно решают, что это обязательно и есть ихняя Дарья. Но старик Миша только подсмеивается над бабами: «Да разве мало таких старух по матушке-Расее? Ежели считать этих старух, дак, поди, и цифров не хватит».

А может, и правы они, эти бабы, кто знает? Они, бабы, почти всегда бывают правы, особенно когда на земле такая война...

Читать полностью http://sputnikipogrom.com/read/34281/this-war/

http://harmfulgrumpy.livejournal.com/509906.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Книга

Апрель 9th, 2016

denisov_tck_regiony_1945_1953

ЦК ВКП(б) и региональные партийные комитеты. 1945-1953.

2004

http://kommari.livejournal.com/2892523.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...