Дженк Сарачоглу, «Мировоззрение Нихаля Атсыза» /Часть 2

Апрель 19th, 2018

A) КТО ТАКИЕ «ИДЕАЛИСТЫ»?

В этой работе я, как это делает и большинство ученых, рассматриваю Движение Идеалистов (Ülkücü) как политическое движение, развивавшееся под руководством Алпарслана Тюркеша. Тюркеш, бывший офицер, стал председателем Республиканской крестьянской национальной партии (Cumhuriyetçi Köylü Millet Partisi, CKMP) в 1965 году и реконструировал эту партии с помощью ультранационалистической и антикоммунистической идеологии с ее Доктриной девяти лучей или Девяти источников света (Dokuz Işık Doktrini)8 и, в конце концов, в 1969 году переименовал ее в Партию националистического движения.9

Хотя обсуждение вопроса о том, было ли формирование Движения ülkücü прямым продуктом преднамеренной попытки турецкого государства противостоять усилению политической борьбы социалистов в Турции,10выходит за рамки темы этой работы, легко можно заметить тот факт, что Движение идеалистов до 1980-х годов изображало «опасности», порождаемые коммунизмом, как смысл своего существования и как важный инструмент для своей организации, мотивации и мобилизации. Под Движением ülkücü, таким образом, понимается политическое движение, которое появилось под фактическим или символическим лидерством Алпарслана Тюркеша и под знаменем национализма и антикоммунизма, и затем продолжало, уже после смерти Алпарслана Тюркеша, сохранять определенные исторически важные особенности идентичности ülkücü, но с некоторыми изменениями, как мы увидим ниже. Однако моя идентификация Движения ülkücü на основании его политической партии и ее лидера не должна вводить нас в заблуждение, чтобы мы не рассматривали особенности этого движения как состоявшие исключительно из официальной политической деятельности этой партии и ее мировоззрения. Движение Идеалистов – это также отличающаяся политическая и социальная культура, как и отличающееся средство для построения социальной идентичности. Эта ситуация появилась в результате различных способов, которые применяла партия для своей популяризации. Партия создала некоторые дополнительные учреждения, такие как Ülkü Ocaklari (Клуб идеалистов), Komunizme Mücadele Dernekleri (Ассоциация для борьбы с коммунизмом), где «Идеалисты» общались друг с другом, развивая и воспроизводя свою собственную идентичность ülkücü, и занимались местной политической борьбой, принимая свои местные повестки дня. Это позволило Партии националистического движения создать и поддерживать «отвердевшую» общественную поддержку с помощью определенной националистической культуры и идентичности.
Как я уже упоминал прежде, у политического и идеологического мировоззрения Движения ülkücü была очень динамичная структура, поскольку его конфигурация менялась в соответствии с социально-экономическими процессами в турецком обществе. На определенном уровне абстракции и игнорируя разновидности внутри самого Движения Идеалистов, можно определить следующие периоды исторического развития Партии националистического движения, анализируя изменяющиеся политические тенденции ülkücüs. Первый период Движения ülkücü - эра между 1965 и 1969 годами, когда партийное руководство ставило на приоритетные места в повестке дня антикоммунизм и турецкий национализм. Период между 1969 и 1980 годами обозначает эру, когда исламские элементы все более и более включались в турецкий национализм и антикоммунизм партии.11 В период между 1980 и 1990 годами Движение ülkücü испытало политический кризис идентичности из-за двух фактов. Во-первых, турецкие левые, увеличивающаяся сила которых была одним из важных оправданий существования Движения Идеалистов, утратили влияние в турецкой политике, и, во-вторых, руководство Движения ülkücü проявило нерешительность в выработке последовательного отношения и практической политики по отношению к успешному военному перевороту 1980 года, который нанес удар также по самым видным кадрам ülkücü и его партийной организации.
Уже во время этого периода «Идеалисты» склонялись к тому, чтобы еще больше усилить в своем мировоззрении уже существующие исламские элементы за счет тюркистских чувств.12 Но период после 1990 года, хотя и не оставил полностью исламистский дискурс, стал свидетелем оживления тюркистских элементов в Движении ülkücü в результате получения независимости тюркскими республиками бывшего Советского Союза и усиления курдского сепаратистского движения.13 Такая периодизация истории Движения ülkücü будет очень полезна для нас, чтобы установить причины меняющейся интенсивности влияния Нихаля Атсыза на «Идеалистов». Эта периодизация будет использована в моем анализе на протяжении всей этой статьи.

B) ПОСТОЯННОЕ ВЛИЯНИЕ НИХАЛЯ АТСЫЗА НА ДВИЖЕНИЕ ИДЕАЛИСТОВ

Учитывая те факты, что политические взгляды Нихаля Атсыза включают радикальный и чистый турецкий расизм, и что Движение ülkücü на дискурсивном уровне отвергало и критиковало идеологию расизма, можно было бы сомневаться относительно существования идеологической и эмоциональной связи между Нихалем Атсызом и «Идеалистами». Это верно, что после 1969 года, когда Движение ülkücü включило исламские элементы в свой турецкий национализм, органическая связь Атсыза с «Идеалистами» была полностью разорвана.14 Однако, это не обязательно означает, что Атсыз прекратил быть важной и вдохновляющей фигурой для «Идеалистов».15 Почти во все периоды существования Движения ülkücü произведения Нихаля Атсыза давали концептуальные и символические импульсы познавательному миру ülkücüs, и он всегда, но с различной интенсивностью, был важным и почитаемым человеком для членов Движения ülkücü.
Стоит лишь проследить общие черты между методами, символами и ритуалами «Идеалистов», и элементами, используемыми в литературных произведениях Нихаля Атсыза, как можно легко увидеть, что Нихаль Атсыз сделал много «вкладов» в стиль действия ülkücü. Это рассуждение действительно может быть подкреплено некоторыми материальными доказательствами. Например, бывший ученый ülkücü Мустафа Чалик, который в 1977 году предпринял эмпирическое исследование среди «элиты MHP в городе Гюмюшхане, состоящей из 144 человек», задавал местным «Идеалистам» вопрос: «Какие авторы или книги больше всего повлияли на вас?» Интересно, что никто из опрошенных не назвал труды Алпарслана Тюркеша.
Хотя наиболее часто называвшимся автором был Недждет Севинч (23 человека назвали его), Нихаль Атсыз следовал сразу за ним (21 человек). Осман Юксель Серденгечти занял третье место (12 голосов)16. Можно легко утверждать, что Недждет Севинч не является удивительным ответом, если мы учтем тот факт, что он был редактором Bizim Anadolu («Наша Анатолия»), официальной газеты Партии националистического движения. В 1977 году эта газета была единственным официальным партийным изданием, которое могло распространяться в селах Анатолии. Поэтому намного более важной и удивительной и, следовательно, более достойной анализа, нежели читабельность Недждета Севинча, является популярность Нихаля Атсыза среди «Идеалистов» в Гюмюшхане, с учетом тех фактов, что в 1977 году уже не было органической связи между Партией националистического движения и Нихалем Атсызом, возможности издания и распостранения были ограничены в Турции 1977 года, и что этот опрос проводился уже после того, как Партия националистического движения в 1970-х годах начала все сильнее подчеркивать исламские элементы в своей идеологии за счет тюркизма, а эта тенденция полностью противоречила взглядам Нихаля Атсыза.17
Есть некоторые другие признаки популярности и важности Нихаля Атсыза среди сообщества ülkücü. Приводимая ниже интерпретация нынешним председателем Партии националистического движения Девлетом Бахчели событий 3 мая 1944 года и судебных процессов о расизме и туранизме в Турции (Irkçılık, Turancılık Davası), когда такие видные фигуры тюркистского движения как Нихаль Атсыз, Риза Нур и Алпарслан Тюркеш были обвинены в распространении расистский и туранистских идей, показывает, что значение Нихаля Атсыза и его престиж среди сообщества ülkücü все еще сильны:

Bilindiği gibi, Türk Milliyetçiliği tarihinde önemli dönüm noktalarından biri olan 3 Mayıs 1944 hadisesinin üzerinden tam 49 yıl geçmiş bulunmaktadır. Ama 3 Mayıs 1944’üdoğuran şartlar ve gelişmeler önemini ve sıcaklığını bugün de korumaktadır.İşte böyle bir dönemde kararlı ve ilkeli bir grup Türk Milliyetçisi aydın, rejimin yarattığı baskıcı ortama rağmen, tehlikeli gidişata “dur” demek için kamuoyuna ve devlet yönetimine uyarılarda bulunmuşlardır. Büyük fikir ve dava adamı rahmetli Nihal Atsız’ın önderlik ettiği ve rahmetli Başbuğumuzun da yer aldığı bu aydın hareketine duyarlı Türk gençliği de destek olmuş; böylelikle Türk Milliyetçiliği, fikir akımı hüviyetinin yanında sosyal bir hareket mahiyeti de kazanmaya başlamıştır. (…) Bu vesileyle, Başbuğumuz Alparslan Türkeş Bey ve kıymetli fikir adamı Nihal Atsız Bey başta olmak üzere zorlu bir dönemde adını tarihe yazdıran bütün dava büyüklerimizi rahmet ve minnetle anıyorum. Ruhları şâd, mekânları cennet olsun18.

Как известно, 49 лет прошло с событий 3 мая 1944 года, одного из наиболее важных поворотных моментов в истории турецкого национализма. Но те условия и события, которые вызвали 3 мая 1944, сохраняют важность и актуальность и сегодня. В то время группа решительных турецких националистов-первопроходцев, вопреки репрессивной атмосфере, созданной режимом, призвала общественность и правительство государства сказать «стоп» опасной ситуации. Турецкую молодежь, принявшую душой это интеллектуальное движение, возглавлял Нихаль Атсыз, покойный отец прекрасной идеи и участник последовавших судебных процессов, и ее поддерживал также наш покойный вождь. Так турецкий национализм начал приобретать природу общественного движения, а также идентичность своих идей. (...) Поэтому мы обязаны и благодарны всем нашим дедушкам, имена которых навсегда вошло в историю этого трудного периода, особенно вождя Алпарслана Тюркеш-бея и выдающегося мыслителя Нихаля Атсыз-бея. Пусть их душа счастливо пребывает на небесах).

Некоторые другие примеры и случаи демонстрируют не только тот факт, что сегодня среди сообщества ülkücü Нихаль Атсыз считается выдающейся личностью, оказавшей огромное воздействие на создание познавательного мира и стиля действий «Идеалистов», но также и тот факт, что сам Нихаль Атсыз стал символом Движения ülkücü. Следующие фразы из популярной газеты ülkücü - подходящий случай, чтобы увидеть, как Нихаль Атсыз стал символической личностью для Движения ülkücü:

Değerli okurlarımız, geçen hafta verdiğimiz Başbuğ Alparslan Türkeş posterine gösterdiğiniz yoğun alâkaya teşekkür ederiz. İlgi ve taleplerinizi dikkate alan yayın kurulumuz bundan böyle.
Türk Milleti’ne hizmeti geçmiş abide şahsiyetlerin posterlerini siz değerli okurlarına armağan etmeyi kararlaştırmıştır. Bu çerçevede gelecek hafta Türk Milliyetçiliği’nin ölümsüz önderlerinden Hüseyin Nihal Atsız’ın 35x50 ebadında bir posterini vereceğiz. Hayatı Türk Milliyetçiliği mücadelesiyle geçmiş bu Ülkü Devi’nin orijnal tablosunu kaçırmayın.19
(Уважаемые читатели, мы хотели бы поблагодарить вас за ваш интерес к плакату вождя Алпарслана Тюркеша, который мы издали на прошлой неделе. С этого времени наше издательство будет учитывать ваши интересы и пожелания.
«Турецкая нация» решила представить вам, уважаемые читатели, плакаты с изображениями выдающихся людей прошлого. В этой связи мы на следующей неделе издадим плакат с изображением Хусейна Нихаля Атсыза, бессмертного лидера турецкого национализма, в формате 35x50 см. Не упустите оригинальное изображение этого человека, всю жизнь боровшегося за идеалы турецкого национализма.)

После этого момента я попытаюсь проанализировать факторы, которые могли создать удобный контекст для возникновения этой ситуации. Я хочу доказать, что семь взаимосвязанных наиболее важных характерных особенностей Движения ülkücü подготовили подходящий контекст для того, чтобы идеи, символы и мифы Нихаля Атсыза смогли повлиять на познавательный мир и стиль действий Движения Идеалистов.

C) СЕМЬ СТРУКТУРНЫХ И НЕИЗМЕННЫХ ХАРАКТЕРНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ДВИЖЕНИЯ ИДЕАЛИСТОВ И МИРОВОЗЗРЕНИЕ НИХАЛЯ АТСЫЗА

1) Тенденция Движения Ülkücü дифференцироваться от существующих политических сил и его маргинальность

Хотя в некоторые исторические периоды кажется трудным дифференцировать Партию националистического движения от правоцентристских партий с точки зрения проводимой политики и используемых политических стратегий, сторонники Партии националистического движения были склонны полагать, что у них есть своя отдельная и отличающаяся политическая идентичность. Большую часть времени партийная элита, таким образом, должна была развивать несколько маргинальную политику и дискурс, чтобы дифференцировать свою партию от политики «статус-кво».20 Эта политика до некоторой степени удовлетворяла у сторонников партии чувство отличности от других и маргинальности.21 Развитие маргинального, экстремистского дискурса было необходимо особенно для получения постоянной политической поддержки от местных представителей среднего класса и держателей небольших капиталов в Центральной Анатолии, которые экономически пострадали от проникновения владельцев крупных капиталов на местные рынки, которые они занимали раньше, и, следовательно, они отчуждались от существующих социоэкономических преобразований турецкого общества.22 Можно утверждать, что после 1990-х годов этот радикализм стал необходимым для того, чтобы привлечь на свою сторону городскую бедноту, которая в значительной степени была отчуждена от существующего общественного строя в результате углубления неравного распределения экономических ресурсов в городах. Однако, поскольку у идеологии правоцентристов в турецкой политике и доминирующей официальной идеологии турецкого государства были концептуально переменчивые и непоследовательные взгляды как результат меняющихся политических и экономических стратегий доминирующих общественных сил в Турции,23 Движение Идеалистов также должно было создать свою политическую позицию и дискурс в соответствии с природой политического дискурса правоцентристов и турецкого государства.24 Эта ситуация была объединена с собственными политическими маневрами Движения ülkücü с целью получения общественной поддержки от турецкого общества. Поэтому, хотя у «Идеалистов» были некоторые постоянные и устойчивые политические элементы и дискурсы в рамках их идеологических взглядов, включение этих устойчивых элементов в некоторые другие переменные идеологические элементы делало политическую перспективу Движения ülkücü колеблющейся и, следовательно, изменчивой и нестабильной. Например, неоднозначные подходы партии к включению ислама и либерализма в турецкий национализм всегда составляли динамику кризиса внутри партии.25 Особенно понимание этой партией исламской политики и формулирование ею отношений между турецким национализмом и мусульманством были очень непостоянны и неясны. Эта неясная природа идеологии Движения ülkücü и, следовательно, неспособность партии создать отдельную и стабильную доктрину «Идеалистов»26 позволяла «Идеалистам» подпитываться самыми разными и даже непоследовательными литературными ресурсами.27 Поэтому несмотря на то, что символы, идеи и дискурсы Нихаля Атсыза не были официально признаны и даже в некоторые периоды отвергались официальной политической линией партии,28 непостоянный и неясный идеологический контекст партии позволял «Идеалистам» сильно вдохновляться Нихалем Атсызом.
Учитывая тенденцию Движения ülkücü быть отличающимся явлением в турецкой политике, можно утверждать, что неизменные тюркистские и даже явно выраженные расистские идеи Нихаля Атсыза, и его радикальный и строгий дискурс предоставил «Идеалистам» необходимый мыслительный материал и символы, чтобы развить свою отдельную, отличительную и маргинальную самоидентификацию.29 Непрерывные конфликты Атсыза с политикой государства и правоцентристов, и его «преступный» и антисистемный характер30 делал Нихаля Атсыза идеальным харизматическим «Идеалистом»31 в глазах тех сторонников Партии националистического движения,32 которые постоянно склонялись к маргинализации.

2) Постоянное присутствие тюркистских элементов в мировоззрении «Идеалистов»

Мы уже упоминали о том, что Движение ülkücü в своей истории не было в состоянии разработать последовательную идеологическую структуру, которая объединяла бы всех ее сторонников и была бы обязательной для них, и мы добавили, что эта ситуация позволяла многим различающимся и даже противоречащим друг другу понятиям медленно просачиваться в познавательный мир «Идеалистов». Однако Движение ülkücü всегда имело тенденцию согласовывать эти новые элементы с уже существующими тюркистскими элементами в своей идеологической структуре. Большую часть времени33 этот способ интерпретации и усвоения этих новых элементов определялся, при окончательном анализе, тюркистскими компонентами в рамках идеологии ülkücü.34 Например, включение исламских элементов в идеологию ülkücü объяснялось тем, что ислам соразмерен с существенными особенностями турок и их вездесущими монотеистическими верованиями. С точки зрения «Идеалистов» ислам был наилучшей системой верований, которая поможет туркам далее развивать и усиливать свои превосходящие качества.35 Поэтому мы можем утверждать, что турецкий национализм и тюркизм всегда были видными и решающими чувствами в рамках Партии националистического движения.36 Но мы должны отметить и то, что формы и интенсивность тюркизма «Идеалистов» были подвержены изменениям в соответствии с социально-экономическими процессами в турецком обществе.37 Хотя партийное руководство всегда заявляло, что его интерпретация тюркизма содержится не в форме турецкого расизма,38 но можно понять, что большую часть времени турецкий национализм Партии националистического движения был приведен до уровня турецкого расизма в дискурсе и практике «Идеалистов». 39 В этом смысле можно утверждать, что соотношение между тюркизмом Нихаля Атсыза, объединенного с явным расизмом,40 и постоянным тюркистским и скрытым расистским дискурсом Движения ülkücü создало удобную обстановку для расистского тюркизма Нихаля, чтобы он мог эффективно воздействовать на дискурс данного правонационалистического движения.

https://bozkurt-turan.livejournal.com/65688.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Дополнения

Апрель 19th, 2018

ДОПОЛНЕНИЯ

О Нихале Атсызе.

Хусеин Нихаль Атсыз (1905-1975) - крупнейший турецкий идеолог и теоретик тюркизма после Зия Гёкальпа. Главным мотивом его жизни был поиск истинной парадигмы тюркизма, где Идеи Зии Гёкальпа, не вступая в противоречие с заветами Мустафы Кемаля Ататюрка, переродившись и став фактически идеями именно Нихаля Атсыза стали идеологией нового единства тюркских народов.

Атсыз родился в 1905 году в Стамбуле. Учился в военно-медицинском училище, где за его взгляды был исключен стараниями офицера арабского происхождения. После небольшого перерыва поступил на педагогический факультет Стамбульского Университета. Окончив поступил в аспирантуру того же ВУЗа.

В 1932 году начал выпускать журнал "Türkçü ve Köycü", среди авторов которого был и Заки Валиди. Это было одно из первых изданий в республиканской Турции, где пропагандировался тюркизм. В том же году организовал акцию протеста против гонений со стороны местной профессуры, объектом которых был Заки Валиди. В 1933 году был исключен из аспирантуры по политическим мотивам. После исключения был отправлен в качестве учителя литературы в различные города Турции, где продолжал свою издательскую деятельность, издавая журнал "Орхун". В одном из номеров допустил критику в адрес учебников истории, за что ему было запрещено издавать журнал решением Совета Министров.

Вернувшись в Стамбул, проработал несколько лет в различных лицеях. В частности Босфорском, работая в котором возобновил выпуск журнала "Орхун". В марте 1944 года он опубликовал на страницах "Орхуна" открытое письмо тогдашнему премьер-министру Турции, в котором обвинял министерство образования в том, что оно потворствует левацким, коммунистически настроенным кругам, во главе которых стоял писатель Сабахаттин Али. Тем самым тюркисты как бы объявили идейную войну левым силам Турции. Такую же идейную войну левым Н.Атсыз объявил позднее, в 1967 году. Тогда это были статьи, обвинявшие турецких левых в том, что они разжигают идеи сепаратизма на юго-востоке Турции с целью создания там коммунистического правления.

Вся эта идейная борьба националистов с коммунистами привела к тому, что против тех и других государство возбудило судебные дела, вследствие чего Нихаль Атсыз несколько раз находился в заключении. Умер Нихаль Атсыз от инфаркта в 1975 году в Стамбуле. Нихаль Атсыз был разносторонне талантливым человеком. Он был романистом, поэтом, публицистом, преподавателем, мыслителем, идеологом и пропагандистом тюркизма. Вся его деятельность в качестве преподавателя, писателя и поэта служила основной его задаче - утверждению идей тюркизма в обществе. Об этом говорят даже названия его наиболее популярных романов: "Смерть серых волков" (1946), "Серые волки оживают" (1949), "Сумасшедший волк" (1958).

Атсыз оставил после себя 6 крупных романов, 38 стихотворений, 30 научных трудов в области тюркской истории и литературы, 40 статей в Турецкой энциклопедии и около 450 статей в различных журналах.

ПАМЯТИ ПАВШИХ ПОД ЧУЖИМ ЗНАМЕНЕМ

Братьям, оказавшимся вынужденными проливать кровь за чужую сторону и чужие идеалы! В эти дни читая в газетах о том, как вы по обычаю своих предков не сгибаясь перед превосходящими силами противников бьетесь до последнего патрона до последней капли крови, сердце мое обливается кровью. В этой жестокой буре Истории было бы справедливо, если бы вы бились не под чужими флагами и не за чужую победу, а под родными тюркскими флагами и за великую тюркскую идею.

Реки вашей крови и слез, что пролиты за вас должны были оросить древа победы, что обрадовали бы ваших славных предков. Ваши и наши предки шли за одними и теми же вождями в победоносные походы под одними и теми же победоносными знаменами. Богатыри нашей расы, в меховых бориках, с саблями в ножнах и луками в колчанах, выросшие в бескрайних степях на мясе и кумысе, соревнуясь в скорости с орлами вторгались во вражеские пределы, атаковали с песнями, подобными волчьему вою, и разносили в пух и прах противников. Хотелось бы вернуться в те славные времена, но возрата туда нет. Длинными вечерами под луной под музыку кобыза акыны рассказывали всем о славных походах, храбрых героях и их быстрых конях. Там мужи барсам, львам и орлам подобны были. Девы солнце и лунолики. А потом потухла наша звезда. Распались мы каждый стал своими делами занят. Беды и раздоры сменяли друг друга. В мире все испортилось. Однако одно осталось. Тюркская кровь.

Не испортилась она за века. Все ту же доблесть и честь она несет. Читая о том, как по зову крови, вы бьетесь до последнего патрона, последней капли крови, я вспомнил наше славное прошлое. И не смог бы сказать: эх лучше бы вы так жестоко не сражались. Эта ярость зов
нашей крови. Поэтому сегодня, когда вы проливаете кровь на чужой земле, я решил зажечь в вашу честь огонь памяти (Вечный Огонь). Вы, погибшие под чужими знаменами! Неизвестно, почтят ли вашу память на кладбищах. И может быть ни один поэт не воспоет вашу доблесть. Даже если не помянут вас ни словом, ни зажгут в поминовение ни огонька. Ваши души, достигнув Небесных Гор, легендарный наш предок Альпер Тонга встретит с почетными венками, все герои прошлого встретят вас с радостью и великий герой из героев Кюр Шад вам скажет: "Да восславятся ваши раны".

Братья, бьющиеся до последнего патрона. В мире нет героизма зазря. Ваша вроде бы зря пролитая кровь завтра восстанет новой зарей. Эти реки крови разбудят спящие массы, в разобщеных домах разбудят чувство единства и затронут волной сотни тысяч братьев и подвигнут их на путь Великой Идеи, нашему Красному Яблоку. До последнего патрона! До последнего коня! Есть ли для вас большая похвала, чем такие слова чужаков? Ваша история, ваша кровь, ваша раса требует от вас такого героизма. Если отвернется от нас Всевышний, если сотрет нас с лица Земли, история скажет: "Их больше нет, но они не отступили". Своей доблестью вы только подписываете свое бессмертие.

В дни, когда ваши братья бились на Дарданеллах, ваши сердца были с ними и вы молились за нас. Точно так же сегодня мы с вами и молимся за вас. Бейтесь! До последнего патрона, до последней капли крови! Даже если это нежеланная чужая сторона. Нет в этом вреда. В этой разлуке рождается Великое Завтра. Объединимся и у подножья Тянь-Шаня с чашами кумыса в руках зажгем огни памяти в честь ваших и наших предков.

Нихаль Атсыз, 1943 год

Нихаль Атсыз о тюрках

"CCCР - страна с самым большим тюркским населением в 40 миллионов человек. Наша древняя Родина под его властью. Самые древние памятники нашей истории там же. Московиты с целью разделения тюрков применив различные алфавиты поделили Тюрков на Казаков, Узбеков, Татар, Башкуртов, Кыргызов, Туркменов, Чувашей, Каракалпаков, Азербайджанцев, Хакасов, Ойратов (так до 60-ых годов называли алтайских тюрков), еще и поделив их географически на разрозненные национально-территориальные образования. Всем придуманы разные истории. Но все же тюрки продолжают сопротивляться с той силой, что дает им их кровь и великая история. У них уже есть ученые и специалисты.

Русские утратили свою былую агрессивность. Помимо Запада им угрожает идеологически близкий Китай. Банкротство коммунизма близко. Русское население не увеличивается, а тюркское в это время растет. Во мгле сверкают молнии надежды. Мы имеем право и обязаны думать об этих Тюрках.

В самой многонаселенной стране мира (может 850 миллионов, а может уже миллиард) Китае Тюрки стоят перед лицом еще большей опасности. На их просторные земли селят в несколько раз превосходящее тюркское население количество китайцев. Но силы природы защищают Тюрков. Китайцам очень трудно выживать в том климате. И даже если приспособятся и расплодятся и не останется там ни одного Тюрка, все равно рано или поздно Тюрки вернут себе священые земли Хунну и Уйгуров. Свое историческое наследие мы не бросим по предлогом отсутствия там тюркского населения. Сегодня в Крыме Тюрков нет, но Крым все равно наш. В один прекрасный день он станет свободным.

Этих Тюрков мы не забудем. Не сможем забыть. Как семья не забывает своего члена в дальнем отъезде, также и нация не сможет забыть своих братьев, прозябающих в чужой власти. Поэтому обязанность каждого Турка помнить обо всех Тюрках, где бы они ни были, делить их горести и радости, желать им лучшего и думая о том, что в один прекрасный день все Тюрки объединятся, во имя этого работать.

Тюрки - великая нация. Их историческая функция была велика. Тюркские государства на протяжении истории несколько раз становились крупнейшими в мире тех эпох. Эту нацию невозможно уничтожить даже если все народы мира объединятся для этого. В ХХ веке Тюрки как никогда ранее растут числом. ХХ век - век упадка Западной культуры и коммунизма. Для нового витка развития Тюрков им нужен новый лидер. В последнюю треть ХХ века должен появиться такой лидер, указывающий путь. Это не будет партийный лидер. Партии по факту их существования заняты борьбой с другими партиями. Лидер должен появиться напрямую из народа эдаким Серым Волком. Этот лидер воспримет дух Модэ, Джиджи, Истеми, Кюр Шада, Ильтериш Кутлуга, Куль Тегина, Баяндура, Чагры Бега, Орудж Реиса, и ведомый высокой этикой и великим порывом, все сумеет.

В то время, когда порабощеные Тюрки приносят тысячи таких жертв, как Оспан Батыр, воспевающие негра Лумумбу, вьетнамца Хо Ши Мина, китайца Мао да будут прокляты. В то время, когда надо думать о великом будущем нации и работать во имя его, пытающиеся вытащить на передний план бытовые проблемы пролетариев да будут прокляты. В то время, когда надо воспевать Тюрков, не могущие заткнуть фундаменталистов, этих собак, говорящих, что готовы поднять полумесяц даже с цыганами, да будут прокляты.

Да ударит тюркская молния.

И если не накажет их Бог, то выжжет их Тюркская молния".

Нихаль Атсыз об исламе

Пустые разговоры об "Исламском Единстве"

Пришедший в наш мир в VII н. э. Ислам с точки зрения социологии был решающим моментом перехода арабских племен к формированию арабского этноса. Многочисленные, постоянно враждующие между собой племена, тем не менее говорившие на одном языке и жившие в сходных условиях, эти племена так или иначе должны были объединиться под давлением внешних или внутренних факторов. Идеология, принесенная Пророком, прежде всего решила проблему обретения невежественными, аморальными и банальным образом негигиеничными арабами высокой религиозной и общественной морали, а также ощущения этнического единства.

Пророк, известный нам в первую очередь в качестве замечательной личности, используя свои сверхестественные ораторские способности сумел навязать тому обществу вышеуказанные качества и при помощи некоторых своих надежных соратников заложил основы мощного единения. Однако единство и сплоченность его ближайших сортаников оказались иллюзорными. Не позволявшие столетия создать арабам государственность трайбализм, склонность к междоусобицам на всех уровнях родо-племенной структуры общества и прочие пороки вновь подняли голову после смерти Пророка. Вылезли наружу сплетни и наветы, касавшиеся даже семьи Пророка, в частности дочери Айшы и зятя Али, уже имевшие место даже при его жизни. Междоусобицы поразили уже исламизированное арабское общество и привели в итоге к кровопролитным межконфессиональным войнам, отголоски которых до сих пор присутствуют в Исламском мире.

Одним из ярких свидетельств неспособности арабов к созданию государственности можно показать период "Четырех халифов". Еще при жизни Пророка ставшие легендарными Святыми трое из первых четырех халифов Осман, Омар, Али погибли насильственной смертью в течение 30 лет. Таким позором не могла бы похвастаться даже Византия. В блистательных победах же Арабского Халифата на таком фоне, когда арабы разгромили Иран и оккупировали южные территории Византии, ничего удивительного не было и быть не может. Оба противника в результате войн и локальных конфликтов, длившихся столетия до арабского вторжения были ослаблены. Иран же кроме того был ослаблен регулярными набегами тюрков. Пришедшим из пустынь Аравии, окрыленным новой верой и идеологией арабам терять было нечего. Либо погибшими на поле боя прямиком в Рай, либо победившими в более или менее благополучные области и города, где можно было бы заняться грабежом и мародерством.

Якобы создавшие великое государство арабы не одержали каких-либо значимых побед кроме захвата ослабевших и разваливавшихся на востоке Ирана и на западе Вестготского Королевства в Испании. Первая же возникшая у них на пути серьезная сила в виде Франков навсегда остановила их западную экспансию. Власть Аббасидов носила скорее бутафорскую роль. Многочисленные мусульманские провинции, уже претендовавшие на государственность все же внешне свидетельствовали свое почтение Халифам, лидерам мусульманского мира. На самом же деле почти все халифы были марионетками в руках тех или иных династий, попеременно лидировавших в регионе. Тем временем, принявшие Ислам в Х веке целыми государствами тюрки, сами того не ведая, пресекают готовившийся в Иране заговор с целью уничтожения Ислама, с тех пор став единственными защитниками Ислама и лидерами исламского мира вплоть до турецкой войны за независимость.

Например одно из крупнейших мусульманских государств на Земле – Пакистан, для исламского мира является результатом деятельности многих тюркских властителей, начиная с Махмуда Газневи, устраивавшего набеги на Индию. Будучи практически единственными, кто принимал Ислам добровольно, тюрки зачастую оказывались единственными защитниками Ислама, искренне верящими в него, не понимая ни одного слова из Корана. В то же время можно видеть удивительную солидарность между арабами-мусульманами и арабами-христианами. Неизвестны также случаи религиозной войны между албанцами-католиками и албанцами-мусульманами.

Босняки, мусульмане сербского или хорватского происхождения, долгое время проживали в относительном мире со своими христианскими соседями [статья написана в 50-ые годы – прим. переводчика]. Когда же дело касается тюрков все меняется. В Х веке только только принявшие Ислам Караханиды первым делом нападают на соседствующих уйгуров, часть которых исповедовала манихейство, а часть буддизм. Эта грустная тенденция продолжилась в последующей истории. Кровавые войны тюрков-суннитов и тюрков-шиитов поставили свою печать на столетия. Эти войны помимо истощения ресурсов воюющих сторон поставили крест на возможном объединении тюрков. В наше время, когда конфессиональные разногласия потеряли остроту и ушли на второй план, есть еще немало негодяев, которые отказываются считать своими тюрков, исповедующих христианство, буддизм и язычество.

Для современного культурного человека религия является глубоко личным делом, проблемой личных взглядов и верований. Даже в тех странах, которые имеют партии, созданные на конфессиональной основе, богословские учебные заведения, наблюдается как минимум внешняя терпимость к другим конфессиям. Вера не имеет логики. Каждый волен верить в то, что он хочет верить. Религия Иисуса учит своих последователей бртаству и миролюбию, что совем не мешало христианским народам воевать друг с другом. Иллюзорное мусульманское братство никоим образом не смогло предотвратить кровавые войны между мусльманами. Причина в том, что вековые традиции сильнее религии и историческая предопределенность – страшная вещь. И в такой обстановке некоторые наши религиозно-ориентированные элементы до сих пор пытаются убедить всех и вся в возможность Исламского Единства, буквально опьяненные этой идеей готовы обливать грязью свою историю и своих предков, фактически отказываясь от них.

Для них важен конфликт между Али и Маувией, убийство Хасана и Хусейна. Они готовы объявить арабский официальным языком, ведь по их мнению тюркский язык языком не является. Модэ, Аттила, Чингисхан, Хулагу – неверные кровопийцы и тираны. Не признают другого закона кроме Шариата. Называть детей "языческими" именами, как Темир, Тас, Кайя или "зверскими", как Арслан, Барс, Бозкурт, Доган по их мнению безбожничество. Имена должны быть исламскими, тюрков людьми сделал Ислам, только с его помощью они [имеются в виду Османы – прим. переводчика] сумели создать великое государство. Ну и т. д. и т. п. Пришла пора избавления от этих заблуждений. Для нас борьба Али с Муавией и последующее убийство Хасана и Хусейна не могут быть важными событиями. Это глубоко внутриарабское дело, для нас настолько же важное, насколько междоусобные конфликты тысячи других народов. Нас должно трогать не убийство арабом Муавией арабов Хасана и Хусейна, а гибель тюрков Кюр Шада в Китае, Генч Османа в Истанбуле, Оспан Батыра на Алтае должны отозваться болью в наших сердцах.

К чему скорбеть об Андалузии, когда неоплаканы и не осознаны падение Казани, оккупация Крыма, потеря Туркестана и Азербайджана. Вот события, что должны привлекать наше внимание. Модэ, Аттила, Чингисхан, Хулагу – герои-законодатели и созидатели. Все их разрушения ничто по сравнению с теми разрушениями и грабежами, произведенными воисками Халифа Омара в Иране и Египте. Потому как они разрушали только те города, где встречали ожесточенное сопротивление. Омар же приказал уничтожить тысячелетнее наследие кафиров в Персии и сжег Александрийскую Библиотеку [вообще-то этот византийский миф не более как 10 лет назад опровергнут западноевропейскими исследователями, но в первой половине ХХ века его преподавали во всех школах мира, да и в советских учебниках истории он имел место. Так что не будем ругать автора. – прим. переводчика].

Язычник Хулагу вместо организации грандиозной мессы по поводу кончины его жены, исповедовавшей христианство, устроил грандиозную раздачу матпомощи бедным и снижение налогов. Есть ли такие примеры в арабской истории?

По мнению сторонников Исламского Единства тюрки, будучи мусульманами, должны называть своих детей мусульманскими именами, а называть детей доисламскими тюркскими именами противоречит Исламу. Мало в мире более неверной и вредной идеи. Исламские имена по сути арабские имена. И все они ведут свое начала из доисламской эпохи, т. е. из кафирских традиций.
Нет никакой выгоды в том, что мы назовем своих детей именами, перевода и смысла которых мы и не знаем. Более того. Это скорее потери с точки зрения национального духа. Да и как сравнивать с нашими исконными тюркскими именами имена, пришедшие арабам от евреев: Муса, Иса, Сулейман, Ибрахим, Исмаил, Исхак, Якуп, Юсуф и т. д.?

Что скажут те, кто презрительно отзывается о "звериных" имен Бозкурт, Альпарслан, Ертогрул, на то, что Муавия означает "воющая самка собаки" или Осман – "змееныш"? У арабов есть "звериные" не только личные, но и племенные имена. Например название племени "Бени Кельб" означает "Собачьи дети". А как вам женские имена? Айше – выжившая, Фатма – отнятая от груди, Хадиджа – недоношенная, Зейнеп – толстая.

Тезис о том, что тюрки оказались способными создавать великие государства только после принятия Ислама просто смехотворен. Гунны на протяжении 700 лет владели пространством от Великой Китайской Стены до Центральной Европы и взимали дань и с Китая и Западной Римской Империи. Насколько долго могло бы просуществовать примитивное варварское сообщество да еще при этом контролируя высококультурные государства? О двухсотлетнем владыдчестве Небесных Тюрков на пространстве от Кореи до Крыма, той памяти, что оставили они и их наследники Уйгуры в памяти китайцев, персов, арабов и римлян, о величайшей в истории человечества империи Чингисхана, включавшей в себя огромное количество тюрков-мусульман, но тем не менее не бывшей по сути Исламским государством, долго говорить и смысла нет. Единственный напрашивающийся вывод в том, что тюркам для создания государств и культур Ислам не является необходимым.

Историческая правда гласит: не тюрки благодаря Исламу, а Ислам благодаря тюркам расцвел и поднялся. Исламисты очень много внимания уделяют приветствиям. Они не приемлют тюркских приветствий и настаивают на "Салам Алейкум". Считается, что приветствие осуществляет духовные связи между мусульманами. Тогда приветствия на тюркском языке должны быть для мусульман вполне логичными и естественными. Потому что Ислам защищали, развивали и воспевали Тюрки и никто как они. Если бы Сельджуки не встали на защиту мусульман, то многочисленные, безжалостные и жадные орды крестоносцев не оставили бы в живых ни одного мусульманина на земле. Османы же перешли в наступление и столетиями в одиночку осуществляли присутсвие Ислама посреди христианского мира в Европе. Оставляя это спросим, предавшие Османов в Балканской войне албанцы, в Первую Мировую Войну арабы разве не были мусульманами?

Подкупленные Лоуренсом Аравийским и вместе с англичанами штурмовавшие Медину, которую защищали турки, арабы разве не были мусульманами? И разве не было во главе их сородичей Пророка из рода Шарифов, ставших в последствии королями Ирака и Иордании? Сегодня немногие знают по причине того, что непопулярно чтение исторических книг, факт того, что во время развала Сирийского фронта наши "братья по вере" арабы вырезали турецких пленных, вспарывали и иногда живьем их животы в поисках золота, которое эти пленные по их мнению могли проглотить. Во время торжественного вступления предавших Турецкого Султана и по совместительству Халифа всех мусульман сородичей Пророка в Дамаск сотням турецких пленных, простых анатолийских парней, были перерезаны глотки, как это обычно делают с овцами во время Курбан Байрама. Все эти зверства были осуществлены во имя арабского национализма. Турки всегда с уважением по причине их происхождения относились к этим людям (Шарифам), однако они снедаемые жаждой власти объединились с подкупившими их золотом англичанами. И все это наши "братья по вере" арабы.

В сегодняшнем арабском мире турконенавистничество широко распространено. Арабский национализм в этом опирается на обиду, за то что терпя поражения от Израиля они не получили помощи от турков. Турконенавистничество преподается у них в школах. В то время как 5-6 арабских государств оказалось неспособными противостоять горстке израильтян, арабы все же мечтают отторгнуть от Турции провинцию Хатай.

Как с севера из России угрожает идеологический империализм коммунистов, так и с юга из Египта новой угрозой встает религиозный арабский империализм в виде всевозможных джамаатов, в т. ч. Нур.

С точки зрения тюркизма нет особой разницы между коммунизмом и нурджизмом. И те и другие заняты разрушением тюрков и их культуры. С одной стороны эманация великоросского шовинизма в виде большевизма, с другой панарабизма в виде исламистов. Непонимающие этого тысячи тюрков, считая эти враждебные идеологии спасительными, бросаются в их объятья.
Недавно в радиосообщении официально признано, что мусульманский Египет осуществлял помощь оружием грекам-киприотам, истреблявшим своих турецких сограждан. После такого все еще отстаивающие идею Исламского Братства и Исламского Единства не более чем сознательные или несознательные предатели своего народа.

Чтобы быть предателем народа и Родины необязательно похищать и продавать врагам военные тайны. Восхищаться врагами, воплощать в жизнь их цели, отвергать свою культуру и историю – это тоже предательство.

Исламское Единство и Братство - заблуждение. Главная цель религии не осуществилась даже за тысячелетия. И после стольких предательств и проявлений враждебности никогда не осуществится. Не Исламское Единство, а Великое Тюркское Единство от Эгейского моря до Тихого океана за Алтаем имеет будущее.

Цитаты Нихаля Атсыза:

"Молодежь, поразмыслите о наиболее выделяющихся гнусных событиях ближайшей истории... И вы обнаружите для себя наиболее высокие примеры добродетели и самоотверженности тюркского народа.Прежде всего опирайтесь на силу наших высоких нравов и морали. Прежде всего трудитесь во благо родины и нации. На этом пути вас будут называть дурнями, болванами, простофилями или вам будут встречаться смотрящие на вас выражающими это взглядами хитрецы и модники. Молодежь... Предпочтите простоту и наивность воровству и безнравственности.
Вашей главной идеей должно стать недопущение в историю Республики помоев, очерняющих историю Османского государства и конституционной монархии. Будьте честны во всем: начиная от низшего и заканчивая высшим. Оставьте за собой прозрачные, чистые, светлые следы, вместо темных, грязных, противных сплетен"

"С мягкими сердцами (т.е. слабовольностью) нельзя пройти сложные пути"

"Тюркизм – это идея. Идеи являются духовной пищей нации. Даже самая удачливая нация без идеи обречена на угасание. А если эта нация еще и неудачливая, то ее конец – это проигрыш, угнетение и даже полное уничтожение. Идеи – это большие желания, рожденные от действительности и мечты, оглядывающиеся на прошлое, но идущие в будущее, дающие толчок нациям, на пути которых необходимо отдавать жертвы. Нации, имеют право жить, так же, как и умереть.."

"Нам нужна новая молодежь. Которая будет лишена таких изъянов, как невежество, двуличие, лицемерие, лесть"

"Чтобы быть предателем народа и Родины, необязательно похищать и продавать врагам военные тайны. Восхищаться врагами, воплощать в жизнь их цели, отвергать свою культуру и историю – это тоже предательство"

"Когда ты станешь стопроцентым (т.е. настоящим-прим.) Тюрком-вся Земля будет твоей!"

"Нация, которая хочет вырасти (совершить большие дела), должна верить в свое величие"

"Мы хотим своих прав, мы хотим получить наследие наших отцов. И мы его получим..."

“Евреи являются скрытыми врагами всех народов. Русские, китайцы, персы, греки – наши исторические враги. Болгары, немцы, итальянцы, англичане, французы, арабы, сербы, хорваты, испанцы, португальцы, румыны – наши сегодняшние враги. Японцы, афганцы и американцы – наши завтрашние враги. Армяне, курды, черкезы, абхазы, боснийцы, албанцы, лазы, лезгины, грузины, чеченцы – враги внутри нас”.

https://bozkurt-turan.livejournal.com/66319.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...