Куда деть гору ненужных книг

Июль 12th, 2018

Мне неоднократно приходилось сталкиваться с данной проблемой, поскольку я вырос в очень читающей семье, и меня постоянно окружала литература самых разных жанров и направлений, от которой иногда нужно было избавляться. Например, после смерти моего дедушки пятнадцать лет назад осталось значительное количество книжной макулатуры, которая не была интересна ни мне, ни другим членам моей семьи. Потом история в точности повторилась после смерти моей бабушки в позапрошлом году. С этими книгами мы поступили следующим образом.

В первый раз, мы внимательно просмотрели все тома и рассортировали их в несколько групп. Одну из них составили книги, которые показались интересными нам самим. Во вторую группу попало то, что хорошо сохранилось и представляло достаточную культурную ценность. В третей оказалось всё остальное. Книги из группы №1 мы вернули обратно в шкаф. Книги из группы №2 решили попробовать продать в близлежащем букинистическом магазине. Содержимое из группы №3 на некоторое время были отложены в сторону.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Наум Коржавин. В соблазнах кровавой эпохи

Июнь 26th, 2018

Наум Коржавин. Воспоминания. В двух книгах. В соблазнах кровавой эпохи. I - М.: Захаров, 2007 - 856 с. (Биографии и мемуары) 2000 экз.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Форзацы электронных книг или дизайн интерьера?

Июнь 6th, 2018

фотография то ли из Ленинки, то ли из Дома Пашкова

Когда-то по рабочей надобности приехал в загородный дом в престижном районе и снизу доверху обошел его с ноутбуком: ставил wifi-точку, замерял уровень сигнала и смотрел на диаграмму покрытия, раскрашивающую черно-белый скан плана.

Из всех комнат, что я посетил, больше всего мне понравилась библиотека. 

Модель самолета размером с запястье готовится к взлету с массивного деревянного то ли под старину, то ли действительно винтажного стола. За ним на фоне окна – большое, кожаное кресло для работы, а рядом два бержера и низенький столик с гравировкой разметки, букв, чисел и высокими шахматными фигурами.

Стены непростого геометрически помещения закрыты шкафами, в которых полки с книгами почти упираются в высокий потолок. 

Красота подарочных изданий, имена Маститых и названия культовых произведений, множество серий книг, оттеняющих эклектичный узор полок плавностью — этим мне кабинет и понравился. 

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Похождение прапорщика Климова: (Мемуары XVIII века). 2-е изд., испр. и доп. (2017)

Апрель 17th, 2018

Похождение прапорщика Климова: (Мемуары XVIII века) / Подготовка текста, статья и комментарии Е.Д. Кукушкиной. 2-е изд., испр. и доп. - СПб.: Издательство «Пушкинский Дом», 2017. — 277 с. Тираж 1000 экз. ISBN 978-5-91476-077-6.

Книга представляет собой воспоминания младшего офицера русской армии, участника Семилетней войны (1756—1763) А.Я. Климова. Воспоминания долгие годы хранились в архиве Г.Р. Державина. Попав в плен в двадцатилетнем возрасте, Климов вынужден был служить в прусской армии. Он был приговорен к казни за убийство, но сумел бежать. Пережив множество злоключений, только тридцать девять лет спустя он возвращается в Россию. Издание прокомментировано и снабжено иллюстрациями.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

https://philologist.livejournal.com/10212125.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Яари А. Страна Израиля в письмах и воспоминаниях. XVII-XX вв. В 2 т. (2018)

Январь 28th, 2018

Яари А. Страна Израиля в письмах и воспоминаниях. XVII-XX вв. В 2 т. / Пер. с иврита Галины Майзель; Ред. И. Лурье, при участии Л. Трембовлер-Амир и Х.-Б. Корзаковой. - М.: Мосты культуры, 2018. - 592 + 696 с. ISBN: 978-5-93273-501-5 / 9785932735015.

Воспоминания строителей и созидателей Страны Израиля — это не обычные воспоминания. Обычные воспоминания повествуют о делах и событиях минувших лет, которые произошли в прошлом — и нет их более. И хотя воспоминания о возрождении Земли Израиля тоже повествуют о делах и событиях минувших лет, в них всегда присутствует некое Свидетельство о Настоящем. Меняются внешние условия, но дух и суть не меняются. Как прежде, так и сейчас — молодые люди идут, чтобы оплодотворить пустошь и превратить пустыню в райский сад. Как прежде, так и сейчас — их путь усеян всевозможными преградами, чинимыми как Небесами, так и человеком. Как прежде, так и сейчас — налицо глубокое осознание того, что все эти деяния – не что иное, как начало укоренения народа в свою землю. На Земле Израиля и поныне не прекращаются деяния первопроходцев. Книга предназначена как для специалистов, так и для всех интересующихся историей Святой земли и Ближнего Востока.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

https://philologist.livejournal.com/10017860.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Прогулка по старому Саратову вместе с Сергеем Карчевским

Январь 2nd, 2018

Все те, кто родился в Советском союзе, помнят свои города настоящими. Без рекламного мусора и множетсва торговых точек. Мы гоняли по улицам города на велосипедах, играли в "Казаки-разбойники" и знали все подворотник, чердаки и дворы с фруктовыми деревьями, которые дружно обирали, засовывая яблоки себе за ворот футболок.

В Саратове за художественной литературой мы ходили в Дом книги, за учебниками в магазин учебной литературы на Ульяновской. Школьную форму покупали в магазине на Братиславской, а самый вкусный хлеб выбирали сами, поскольку у всех был доступ к лоткам, рядом с которыми висели на веревках или цепочках ложки или вилки. Люди брали их и мяли хлеб, чтобы узнать его свежесть. Булочная на углу Советской и Чапаева, "Стружкина" на проспекте Кирова между "Пионером" и консерваторией, на углу 20 лет ВЛКСМ и Рахова. А еще мы с мальчишками любили разгружать хлебные машины, которые приходили в кафе "Арена" что возле цирка. За что нам давали по две буханки "серого" хлеба...

Сейчас мне хочется взглянуть на Саратов моего детства глазами фотографа Сергея Карчевского. Его фотографий много на сайте "Фотографии старого Саратова". Я не буду рядом размещать современные фотографии, чтобы вы сами прошлись по всем этим точкам и взглянули на современные здание, сравнили и сделали выводы. Сегодня мне хочется просто вспомнить мой город таким, каким его помню я, и поделиться этим с вами.

Я помню как на уоице Вавилова на месте Сбербанка находилось это красивое здание.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Жизнь и гибель Михаила Герценштейна

Ноябрь 18th, 2017

Жизнь и гибель Михаила Герценштейна: Публицистика, письма, воспоминания современников / сост. В.В. Ведерников. — СПб.: Нестор-История, 2017. — 472 с. ISBN 978-5-4469-0845-5.

Издание знакомит с научной биографией и трудами видного общественного деятеля, экономиста и публициста М.Я. Герценштейна (1859–1906). Публикуются воспоминания современников о Герценштейне. Представлена наиболее полная на сегодняшний день библиография трудов ученого. Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), проект № 16-01-16129.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

https://philologist.livejournal.com/9806439.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Презентация мемуаров польской поэтессы Беаты Обертинской

Ноябрь 7th, 2017

Обертинская Б. В доме неволи. - СПб.: Европейский Дом, 2017. - 482 с. ISBN 978-5-8015-0382-0.

Впервые переведенная на русский язык книга воспоминаний польской поэтессы Беаты Обертинской "В доме неволи" - это подробный отчет о тюремных и лагерных странствиях автора по безбрежным просторами Советского Союза в первые годы Второй мировой войны. Это трагичная в своей типичности польская судьба. Обертинская была арестована в 1940 году во Львове сотрудниками НКВД, затем приговорена к 5 годам исправительно-трудовых лагерей. Она прошла тюрьмы в Киеве, Харькове, Старобельске и была сослана в Воркуту. В 1942 году покинула СССР вместе с “армией Андерса”, одним из воинских формирований, созданных в 1941 году на территории СССР по соглашению между советским правительством и польским правительством в изгнании. Книга ее воспоминаний — подробный отчет о тюремных и лагерных странствиях по безбрежным просторами Советского Союза. Она написана в 1946 году, практически сразу после описываемых событий.

(далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Отвлекать себя от страха быть убитым…

Октябрь 15th, 2017

http://fanread.ru/book/338109/?page=28 
Был такой хороший артист - о нём читаю книгу воспоминаний "Зяма - это же Гердт!".
Зяма – это же Гердт!
      Там есть замечательное, например (Гердт отвечает на вопросы Э. Рязанова):
1)  "....Довольно быстро я сошелся с одним замечательным человеком. Он был ответственный секретарь партии в полку. Парторг, короче. Иван Абрамович Агарков, проректор Харьковского университета. Не то математик, не то физик. Совершенный, идеальный человек. Могу тебе сказать по секрету, что он открыл мне глаза на Сталина. Это было в 42-м году!

– Не боялся?
– Меня – не боялся. Он в меня поверил. Он говорил: «Когда ты в атаке, не кричать нельзя. Потому что слишком страшно. Надо орать. И „Ура!“ – это не призыв идти вперед, – хотя это тоже, конечно, – но вначале, как импульс, как синдром – отвлекать себя от страха быть убитым. Потому что рядом упал человек. „За Родину!“ – кричи. Мы воюем за освобождение нашей Родины от немецких фашистов. А вот второе, за кого, не надо».

– Он тебе объяснял что-то о Сталине?

– Объяснял. Что он тиран. Как раз это слово было произнесено. Я, конечно, молчал"

2)  Ещё - уже не страхе, а о памяти:
 ".....– У молодых людей сейчас естественное отторжение от воспоминаний о войне. Если оно не изложено художественно. То есть в стихах или в повести. Я сам не всё выношу из военных воспоминаний, если это не написано Василем Быковым, или Виктором Астафьевым, или Борисом Васильевым...."
   О да, НЕ ВСЁ выносимо. Когда прямо разрывают на части, сгорают заживо, насилуют... Но если художественно (в свою меру, без излишеств и лишней прямоты), то никакого отторжения...

3) Далее уже о временах недавних - советских:
"...Э.Р: Я встречался с тобой кое-где, на каких-то капиталистических параллелях и меридианах. У тебя никогда не возникало чувства жалости, что ты родился в России и именно в это время?

З.Г.: – Я без паузы могу тебе сказать – нет. Никогда. Больше того. Я тогда привык врать, даже без презрения к самому себе, про нашу демократию. Про то, что я живу в совершенно свободной стране. Как только я туда перемещался, я отвечал так: «Да вы что? Господа, какой антисемитизм? Вы что, офигели? Посмотрите на меня!» Я врал упоенно. Я был как бы главный добровольный нештатный агент КГБ во всех этих поездках. Патриот, словом.
Э. Р. – Все мы тогда были, в сущности, рабами. Рабами на длинном поводке, которым разрешались поездки за рубеж. Этакая убогая сытость раба. У меня в фильме «Вокзал для двоих» герои бегут в тюрьму добровольно, сами. Этот эпизод для меня был очень важен. Это символ! Все мы бежали обратно в этот концлагерь. Понимаешь? Возьмем то время и нынешнее время, есть для тебя разница? Рад ты тому, что наступило нынешнее время? В той тюрьме мы оба были привилегированными рабами, нас выпускали за границу, нам давали звания или ордена. Нас выделяли. Но все равно во всех нас гнездился страх, боязнь, что нас в любую минуту могут раздавить, как вошь или комара, прихлопнуть. Ты рад, что ты дожил до другого времени?
З. Г. – Сегодня я всей силой души ненавижу роптание по поводу того, что не у всех есть деньги на икру. Тогда у всех были деньги на колбасу по два двадцать и надо было стоять сутки в очереди, чтобы «достать» эту колбасу. Я презираю то время. Я презираю свое рабство...."

  Ах вон как - "врал упоенно". Но тогда, пардон, впору бы говорить не о "чувстве жалости" или о "презрении"? - если только оба эти слова не означают конкретно СТЫД - за рабство и за упоённое враньё.

 4)  Далее, уже не Разанову, а Э. Успенскому Гердт - о том же: "...«Черт возьми! Сейчас ведь совсем другое время… Совсем другое!.. Сейчас мы можем говорить всё что хотим, а я всю жизнь не мог себе позволить этого!.. Я тоже врал!.. Когда мы с театром Образцова выезжали на гастроли за границу, к нам приставляли стукачей, и мы всех их знали в лицо… С нами проводили политбеседы, и мы всегда отвечали иностранцам, что живем хорошо, что у нас такая прекрасная страна… Я сам всё это повторял тысячу раз! Какая подлость!.. Как это всё чудовищно… Я ведь врал, врал, да и сам начинал верить в это вранье! – Причем Гердт всё это говорил со слезами на глазах. – Как нас изуродовали… Какое счастье, что я дожил до сегодняшних дней, когда все могут говорить то, что хотят, что чувствуют…»"
....Невольно понимаешь (хотя книжка мной ещё недочитана): а ведь Гердт - был вполне советский человек. Вполне вписавшийся в тот строй, вполне состоявшийся в нём - взять хоть эти поступки, хоть его образ жизни (как у всех успешных артистов), хоть его репертуар чтеца: в основном Пастернак (!) и советские поэты... плюс Пушкин (вся лирика) и Лермонтов. А знал ли Гердт лучшего русского поэта 20 века - Набокова?..
Ну да, Пастернак - это его! с его, Пастернака, полупровалами и полупротестами... и с его полу-счастьем от дожития до полу-сегодняшних дней.
   ...Пока из этого занятного чтения - один вывод: посмотреть когда-то пропущенного "Фокусника" и пересмотреть вроде бы хорошо знакомого "Золотого телёнка".

https://igparis.livejournal.com/528997.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Карл Проффер. Без купюр

Май 11th, 2017

Проффер Карл. Без купюр. / Пер. с англ. В. Бабкова, В. Голышева. - М.: Corpus, 2017. - 288 с.

В сборник вошли никогда ранее не публиковавшиеся на русском языке книга эссе "Литературные вдовы России" и "Заметки о Бродском". В воспоминаниях американского слависта, главы издательства "Ардис" Карла Проффера описаны его встречи с Надеждой Мандельштам, беседы с Еленой Булгаковой, визиты к Лиле Брик. Проффер не успел закончить много из задуманного, и книга о литературных вдовах Россиии была подготовлена и издана его женой Эллендеей Проффер в 1987 году, уже после его смерти, но на русский переведена только сейчас. А заметки об Иосифе Бродском, с которым Карла и Эллендею связывала многолетняя дружба, полностью публикуются впервые.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky

http://philologist.livejournal.com/9292939.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...